Катастрофа под Смоленском – знак свыше

Субботним вечером в Старом городе (центр Варшавы) раздавали экстренный «поминальный» выпуск «Газеты выборчей», в котором поименно были перечислены все погибшие, пишет газета «Известия». В газете было опубликовано ошеломляющее интервью с создателем «Солидарности» экс-президентом Польши Лехом Валенсой. А также цитировались слова знаменитого католического архиепископа Тадеуша Гоцловского. Он убежден: в произошедшей трагедии, «Катыни номер два», был явный Божий Промысл.
Валенса же считает, что полякам надо с величайшим вниманием отнестись к этому факту, со многих точек зрения попытаться разобраться в Воле Божией. «Почему мы отмечали семидесятую годовщину катынской трагедии два раза, в среду и в субботу? Почему на борту правительственного самолета было так много людей? Почему пилот несколько раз заходил на посадку? – спрашивал Валенса своих соотечественников. – Это явный знак, и Кто-то грозит нам пальцем. Надо постараться сделать выводы. Нам нужны совесть, сердечность, надо иметь в душе больше любви и прекратить ссориться. Ведь жизнь наша так коротка».
Перепечатано из газеты «Русский Вестник», № 8 (792), 2010 г.

 От редакции:

Откровенно говоря, первой нашей мыслью при известии о катастрофе под Смоленском была: «Есть, оказывается, есть католический бог!». Уж слишком надоела лживая версия о «зверствах НКВД», запущенная гитлеровским министром пропаганды Геббельсом.
И в России, и даже в Польше в массе публикаций содержится достаточная фактическая база, полностью опровергающая эту клеветническую провокацию. Например, никто не в силах отрицать тот факт, что раскопанные в 1943 году трупы были убиты из немецкого оружия немецкими пулями. Словно НКВД обладал даром божественного предвидения и в 1940 году планировал: что а) через год Германия нападет на СССР, б) фашистские войска дойдут до Смоленска, в) польские офицеры, содержащиеся в лагерях, окажутся в лапах у немцев и г) у советской стороны тем самым появится повод списать «преступлений НКВД» на немцев! Нелепость лжи – очевидная.

Как воевали «расстрелянные»

Среди исследований этого вопроса – масса просто блестящих. К сожалению, заметен один пробел. Во время Великой Отечественной войны в СССР была сформирована, вооружена, оснащена и обмундирована в польскую форму армия генерала Андерса; плененных в 1939 году, вполне живых польских офицеров с лихвой на армию хватило (и еще осталось на формирования Войска Польского, которое сражалось плечом к плечу с Красной Армией). Армия Андерса «постеснялась» идти на советско-германский фронт, где шли уж чересчур ожесточенные бои, и отплыло через Каспий, чтобы воевать в Северной Африке рядом с англичанами, более им родственными.
Вот как известный поэт и писатель Станислав Куняев воспроизводит эту ситуацию, используя (лживые по своей направленности, но содержащие интересные факты) воспоминания генерала Андерса «Без последней главы».
«Сам генерал в мемуарах не скрывает того, что он хотел обвести Сталина вокруг пальца:
«Наступление в Европе, – думал Андерс, разговаривая со Сталиным, – должно пойти через Балканы, что было бы приятнее всего для Польши, потому что в момент разгрома немцев (нашими войсками! – С.К.) на территорию Польши вошли бы сила западных государств и польская армия».
Прочитав затаенные мысли шляхтича, Сталин с присущей ему прозорливостью и прямотой, подвел итог дискуссии:
«Если поляки не хотят воевать, пусть уходят. Мы их держать не станем. Если хотят, пусть уходят…мне 62 года, и я знаю: где армия формируется, там она и остается… Обойдемся и без вас. Можем всех отдать. Сами справимся (не забудем, что разговор идет в декабре 1941 года! – Ст.К.). Освободим Польшу и тогда отдадим вам ее»…
Затем «рыцари» Андерса, поплутав по Средней Азии и Ближнему Востоку, как пишет Станислав Куняев, «в конце концов добрались только до Италии.
К своим хозяевам-англичанам, которые в мае 1944 года бросили польское пушечное мясо, но не на освобождение Польши, а на штурм итальянской деревеньки Монте-Кассино, где храбрый генерал положил в ущелье под огнем немецких пулеметов четыре тысячи своих жолнежей. На этом, в сущности, его военные деяния и закончились. Ни он, ни его воинство, одетое в английские мундиры, любящее отчизну и жаждавшее «войти в нее первыми», так и не увидели родной земли и никуда не вошли. Не пожелав после войны вернуться на родину, освобожденную не ими, но советскими войсками, воины Андерса остались на многие десятилетия в Европе в привычной для шляхты роли политических эмигрантов» («Шляхта и мы». М., изд. «Наш современник», 2002, с.84 – 85).
Выходит, и тогда католический бог действовал – наказывал за ложь и коварство, за ненависть к рабоче-крестьянскому государству, за оголтелую русофобию.
Но ведь не только в русофобии дело. Правящие ныне в Польше мелкодержавные шовинисты изнывают от зависти к Израилю: в войне это государство, естественно, не участвовало (и не могло участвовать), однако умудрилось превратить версию «холокоста» буквально в золотой рудник – по легкой добыче слитков самой высокой пробы. «А почему бы и нам не превратить, – мечтают жадные сановные шляхтичи, – «дело Катыни» в такой же источник тех же благ, которые ни за что ни про что загребает Израиль?». Ох, как заманчиво…
Пора бы еще и русскому Богу сурово покарать «наших отечественных» не то простофиль, не то изменников за их вклад в ложь о Катыни, за клевету на великого Сталина и на Советское государство, которое они, вслед за своими идолами (или хозяевами) – зарубежными врагами России и СССР, именуют «тоталитарным режимом», конечно же, «преступным», чуть ли не «империей зла». Позор им вечный!
(P.S. В том же номере «Русского Вестника», в целом очень интересном и полезном, к большому нашему сожалению, появилась омерзительная, лживая, пакостная статья некоего А.Н.Игнатьева «Родоначальник международного терроризма». Чудовищно, но это – о Владимире Ильиче Ленине, который был – вместе с Иосифом Виссарионовичем Сталиным – великим народным вождем, основателем советской цивилизации, которая дала нашей истории возможность уцелеть, иметь продолжение.
Впечатление такое, что статья написана по заказу какого-либо гуманитарного фонда из числа дочерних учреждений ЦРУ. Ну, ладно Игнатьев – зарабатывает как может. А куда редакция смотрит? Неужели не понимает, что тащит в русскую газету «точку зрения» сугубо русофобскую, полностью антисоветскую, антипатриотическую? Огромная глупость и тяжкий грех – выступать единомышленниками Яковлева, Ельцина, Чубайса, Волкогонова и прочих прихвостней мировой финансовой олигархии. Надеемся, что это совпадение, это падение – досадная случайность.)

От эксгумации документов несет политическим трупным запахом

В том же номере «Российской газеты» за 29 апреля, где помещено сочиненьице с «обоснованием» законности и необходимости участия войск НАТО в параде 9 мая, была обнародована сенсация. В статье Елены Новоселовой «Катынь: пакет из 1940-го. На сайте Росархива выставлены документы из «особой папки» сообщается: «Вчера в 11 часов утра по решению президента Российской Федерации Дмитрия Медведева на сайте Федерального архивного агентства были размещены электронные образцы подлинников документов по проблеме Катыни из знаменитого «пакета № 1».
Тайна расстрела польских военнопленных, которая десятилетиями хранилась архивами ВКП(б) – КПСС, стала доступна любому пользователю Интернета».
Любопытно уже совпадение двух публикаций: какая из них главная, а какая играет роль отвлечения, прикрытия? У нас нет претензий ни к газете, ни тем более к автору статьи: люди подневольные, пишут то, что им велят (хотя, может быть, и с энтузиазмом), – здесь же идет большая политическая игра, в которой пешками оказываются и Росархив, и даже автор упомянутого решения.
Знакомые историки, имевшие дело со сталинскими материалами, обратили внимание на то, что подписи членов Политбюро, включая И.В.Сталина, расположены не на привычных местах и под непривычным углом. Мелочь, конечно, но ведь именно на мелочах, на деталях заваливаются фальшивомонетчики, в том числе политические. Я не специалист в источниковедении, но уверен, что подлинность «подлинников» специалисты должны определять именно по первичным документам, а не по электронным версиям, – это серьезные политические документы, а не платежки, пусть хоть на миллиард у.е.
Мне бросилось в глаза иное – настойчивое повторение цифр, свидетельствующих об относительно большом количестве поляков, содержавшихся в лагерях и тюрьмах. К чему бы это? И столь же настойчивое повторение о том, что речь идет о расстрелянных. По всей видимости, что-то здесь не стыкуется, и это «что-то» стараются скрыть.
Не стыкуются приводимые цифры. В записке Берии указано, что в лагерях и тюрьмах содержатся 33.368 человек – тех, кто ищет «возможность активно включиться в борьбу против советской власти» (не могу поверить, чтобы в таком официальном документе тех лет «советская власть» писалась с маленькой буквы – даже в годы горбачевско-яковлевской «перестройки» на это еще не решались). И у того же Берии указана иная цифра – 25.700 тех, дела которых предлагалось «рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания – расстрела». Есть и еще одна цифра, которую приводит в своем комментарии для газеты руководитель Росархива Андрей Артизов. Он говорит, что сохранилась «рукописная записка 1959 года (писал делопроизводитель, а подписывал Александр Шелепин – тогдашний руководитель КГБ) на имя Хрущева, где Шелепин сообщает, что хранившиеся в специальном запечатанном помещении на Лубянке дела 21 тысячи польских офицеров, расстрелянных в особом порядке, уничтожены».
К разговору о «записке Шелепина» мы еще вернемся, но расхождения в цифрах свидетельствуют о том, что либо постановление Политбюро не было выполнено, либо Берии не удалось добиться своего распоряжения от собственных подчиненных. Загадка века!
Есть и другая загадка. От разговоров и даже зафиксированных на бумаге решений о расстрелах до самих расстрелов имеется известное расстояние, может быть – большое. Мне могут возразить: а чего тут думать, сомневаться? В итоговом документе, то есть в «записке Шелепина», все сказано – расстреляны. Но уж больно сомнительный этот «документ». Нет оснований предполагать, как это сделал А.Артизов, что «писал делопроизводитель, а подписывал Александр Шелепин». Во-первых, записку от имени председателя КГБ СССР писать «делопроизводитель» не мог – не тот уровень. Во-вторых, если записка рукописная, к тому же на имя Хрущева, значит такой порядок исполнения документа был предложен самим Хрущевым. Есть все основания предполагать, что Шелепин, человек исполнительный, дисциплинированный, в служебных делах честный и принципиальный, по каким-то причинам заартачился, не стал писать того, что от него требовал сталиноненавистник Хрущев, а написал кто-то из приближенных Хрущева (почерковедческое расследование может найти, кто именно). Дальнейшее, то есть принудить Шелепина поставить подпись, было, как говорится, делом техники.
Мотивы Хрущева – как можно больше оплевать «репрессивный режим» (термин нынешнего главпопа) и лично Сталина – до мелочей совпадают с мотивами тех, кто пытается определять антисоветскую, русофобскую атмосферу в современном обществе. Здесь вполне уместно применить правило юристов, идущее еще из Древнего Рима: искать, кому это выгодно (по латыни «кви продест»).
Вернемся к разговору о расстоянии от бумаги о расстрелах до самих расстрелов.
Известный российский военный историк А.Н.Колесник за период с 1985 по 1991 год имел шесть бесед с Л.М.Кагановичем. В беседе 6 ноября 1985 года на квартире Кагановича шла речь о Катыни. «Л.М.Каганович рассказал, что весной 1940 г. руководством СССР было принято вынужденное, очень трудное и тяжело давшееся, но, по словам Л.М.Кагановича, абсолютно необходимое в той сложной политической обстановке решение о расстреле 3.196 преступников из числа граждан бывшей Польши». «Помимо Л.М.Кагановича, количество расстрелянных в 1939 – 41 гг. в Советском Союзе польских граждан величиной «около трех тысяч человек» оценил в 1986 г. в телефонном разговоре бывший председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М.Молотов.
Точную цифру «3.196» расстрелянных в СССР польских граждан в личной беседе с А.Н.Колесником уверенно подтвердил также бывший нарком по строительству СССР С.З.Гинзбург» (газета «Российская правда», № 9, 2010).
Предатели социализма А.Н.Яковлев и Д.А.Волкогонов, узнавшие, какими сведениями располагает А.Н.Колесник, в обмен на молчание предлагали высокие посты, угрожали. «Против А.Н.Колесника было возбуждено уголовное преследование, закончившееся в 1993 г. его увольнением из Института военной истории» (там же).
Еще одно совпадение – в методах работы с секретными документами, предназначенными в момент их публикации произвести шокирующее воздействие на общественное мнение. Когда иуде Яковлеву требовалось пересмотреть значение Договора о ненападении от 23 августа 1939 года, «нечаянно» нашелся документ (правда, в копии), которого не могли сыскать годами, – так называемый «секретный протокол». Шумиху о нем подняли на весь мир, а оказалось, что в нем не было ничего особенного. То же самое, по-моему, произойдет и с нынешней сенсацией. Цифры окажутся такими же дутыми, как и солженицинские «десятки миллионов». А само решение будет признано, как назвал его Каганович, «вынужденным, очень трудным, тяжело давшимся, но абсолютно необходимым в той сложной политической обстановке».
Любимый номер фальсификаторов и клеветников – пляска на костях. Отвратительно! Особенно в исполнении формальных граждан России – скрытых, но ярых ее врагов.

Владимир Марков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *