Дело – табак. А также алкоголь

Кто не курит и не пьёт,
Тот здоровеньким помрёт.

Народная мудрость.

Модернизация гражданского общества
Незабвенный премьер Виктор Черномырдин, обозванный на собственной гражданской панихиде Наиной Ельциной политическим исполином, всё-таки значительно больше прославился как мастер речевого жанра. Его знаменитый афоризм «Хотели как лучше, а получилось как всегда» блестяще передаёт суть того курса реформ, который проводится с загадочным упорством вот уже более двадцати лет, заставляя офонаревших россиян всё чаще мучиться вопросом: а когда же это кончится? Не менее мучительные, тягостные раздумья охватывают и самих реформаторов из числа наиболее умных («богатые тоже плачут»). Правда, их томления выглядят несколько по-иному: а что с нами будет, когда вся эта лафа вдруг кончится? В афоризме Черномырдина скрыт ключ к разгадке этих вопросов. Он-то знал, что «реформы» – это палка о двух концах, а итог реформ определится тем, какой её конец окажется увесистее.
Конечно, при таком раскладе правители – от высших чиновников до опущенных на дно Федерального и региональных собраний и дум – вынуждены то и дело изобретать и провозглашать инициативы, ввергающие граждан если не в восторг, то хотя бы в изумление и порождающие то шепоток надежды, то пылкие перепалки.
Особенно урожайным на подобные инициативы выдался високосный 2012 год.
Очень кстати подвернулись «пуськи» с их непристойными плясками в храме Христа Спасителя. Очень волновались интеллигенты всех мастей (в том числе зарубежные) по вопросам: это новый вид искусства или элементарная распущенность и хулиганство? Посадят «девушек» или не посадят и сколько лет дадут – изверги? И под этот шум раздоров возникла новая государственная инициатива: узаконить оскорбление чувств истинно-православных верующих как тяжкое уголовное преступление. И расколотому, доведённому до истерики обществу уже не оставалось сил не то что на дискуссию, но даже на вопрос: а согласуется ли такая правовая новация с положением Конституции о том, что Российская Федерация – светское государство? Да и входила Россия в 2012 год под шум массовых в Москве митингов против нечестных выборов. Власть на этих митингах захватил самозваный «оргкомитет» из прославленных либералов, которые постарались волну народного возмущения пустить по узенькому каналу – «Долой Путина!», искусственно пробуждая у людей отвращение и страх перед «оранжевой революцией».
Так что поводов для правового творчества возникло много. Вот и выросла целая гроздь законопроектов об «упорядочивании» митингов, шествий и пикетов – и все «ради удобства и спокойствия жителей». В рептильной прессе было много радости: и центр столицы топтать не будут (хотя на Красной площади затевались шоу- концерты, а на зиму устраивали каток!), и движению автомобилей помех не будет и т.д. Смысл этих и других схожих законов – в последних строчках, о санкциях, предусматривающих безразмерные штрафы: посчитали наши надёжные и безгрешные правоохранительные органы, что ты «нарушил» – продай квартиру. Просто законодатели нашли «вполне правовой» способ сбора непосильной дани с неугодных, кого можно на чём-то зацепить.
А Мосгордума, переполненная массой (совсем по Ломоносову) «платонов и быстрых разумом невтонов», запретила одиночным пикетчикам подходить друг к другу ближе чем на 50 метров, далеко превзойдя чеховского унтера Пришибеева, который возбуждался, если на площади останавливались больше трёх обывателей: «Народ! Не толпись! Разойдись по домам!». В этой же МГД какому-то умнику пришла в голову мысль: нельзя довольствоваться тем, что митинги в Москве проводятся фактически в загонах, куда вход только через рамку, досмотр входящих – строже таможенного, а по периметру стоят автобусы с полицейскими, а то и ряды омоновцев в «сферах», со щитами и дубинками наизготовку. Нам, мол, нужна демократия, как на Западе, нужны «Гайд-парки»! Какое удачное слово попало на ум или прямо на язык! В Москве парки есть, пока не вырублены. Вот и готовят две площадки, по две тысячи человек каждая. Полная свобода – только границу не переступать, и ни одним человеком больше! Полиция позаботится о вас, говорите что хотите. Свобода, демократия, гласность – всё, что Горбачёв обещал, Ну, ещё наладятся волей-неволей стабильность и порядок – будет «всё спокойненько, исключительная благодать!», как пророчески пел Михаил Ножкин.
А поскольку законами всё предусмотрено и зарегулировано, то Конституцию можно отложить в сторону. И тем более не следует вспоминать упомянутый выше афоризм Черномырдина: он ведь так и не уточнил, кому будет «как лучше», а кому – «как всегда». «Как всегда» – непоседливым гражданам, которым ни с того, ни с чего лезут в голову всякие оппозиционные или, хуже того, экстремистские мысли, и всегда сыщутся а) эксперты, которые докажут экстремизм, и б) судьи, которые семь шкур сдерут с кого надо для пополнения бюджета по максимуму. А «как лучше» будет тем, кто кормится от бюджета, – однако не рядовой массе «бюджетников», а исключительно мастерам бюджетодоения, типа военизированных налогниц экс- министра Сердюкова.
Нерушимая зависимость законотворчества от финансовых соображений наглядно видна на примере инициатив-долгожителей.
Всем известно и всем надоели напоминания о том, что лежит в закромах Госдумы и неспешно наращивает свой близящийся к 20-летию стаж законопроект о борьбе с коррупцией. Слой пыли на нём скоро перейдёт в новое качество – сформируется «культурный слой», как выражаются археологи. Этой инициативе суждена долгая жизнь – именно в этом качестве. Шум о борьбе с коррупцией время от времени накатывает волнами, напоминая о благих намерениях законодателей и законоприменителей и о необходимости поднять их, извините за выражение, рейтинг. А вот благополучателей от этой приевшейся ситуации не сыщут ни Генпрокуратура, ни Следственный комитет, пока те сами не оскандалятся, утратив чувство самосохранения и полагая, что безнаказанность положена им по достигнутому статусу.
Аналогичный механизм движет законопроектами о борьбе с табаком и алкоголем. Только судьба у них будет, несомненно, более счастливая, чем о борьбе с коррупцией. Они, конечно, превратятся в действующие (да, в действующие!) законы в кратчайшие исторические сроки. Ведь появится возможность о чём-то конкретном отчитаться: сколько нарушителей выявили, сколько собрали оброка (то есть штрафов) с тех или иных злоупотребителей, курящих и пьющих. Данные об общих доходах от этого благородного мероприятия (и, особенно, об использовании полученных средств – см. выше) лягут в «спецхран» статистики, чтобы не волновать гражданское общество попусту.
Чтоб не превращать статью в диссертацию о месте и роли табакокурения и винопития в развитии гражданского общества, предлагаем вниманию читателей фрагменты из публикаций прошлых лет. Во-первых, это главка из статьи, посвященной задымлениям и пожарам 2010 года (еженедельник «Патриот», № 5 за 2011 год) и, во-вторых, два отрывка из книги опытнейшего работника плановых органов, включая Госплан СССР, Всеволода Тимофеевича Шарапова (перепечатывается из газеты «За Родину, за Сталина! – сегодня и всегда», № 2 за 2005 год). Читателю самому будет интересно и полезно, сопоставив факты и подходы разных лет, выработать самостоятельно собственные оценки.

1) Непреклонные борцы за чистоту казённого воздуха

Что должен делать политический, государственный деятель, чтобы возвысить себя в глазах широких масс населения или, выражаясь по-современному, поднять свой рейтинг, завоевав симпатии электората? Правильно! – заявить о себе в каком-то отношении последовательным борцом за здоровье народа, физическое и духовное. Давно сошедший в мир иной коммунистический расстрига А.Н.Яковлев словечка не мог выговорить без того, чтобы отметиться по части высокой нравственности. Его трудно переплюнуть по этой части, и поэтому деятели новой генерации хватаются за любое дело, участие в котором может создать им славу радетелей за здоровье и благополучие нации (россиян?).
Очередное такое дело – табак (прошу прощения за невольный каламбур). Стукнуло какому-то умнику в голову, что решающим направлением оздоровления нации вполне может стать борьба против курения табака. И тотчас же это направление стало приобретать очертания то ли нацпроекта, то ли национальной идеи вообще. Даже на заседании правительства В.В.Путин провёл опрос с пристрастием: кто из министров курит? Правительство оказалось почти стерильным – добровольно признались в пристрастии к пороку не то трое, не то четверо. Путин выразил надежду, что «они, наверное, возьмут обязательство, что будут бросать курить».
Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй. В Государственной думе начались разговоры, какие территории следует объявить зонами, свободными от табачного смога. Трудным объектом спора оказались рестораны, однако умные думские головы нашли выход – оставить в этих заведениях своего рода закрытые кабинеты тайного табачного разврата. На высоком государственном уровне забродила мечта о полном запрете курения во всех казённых учреждениях, чтобы улучшить здоровье цвета нации – чиновников.
В связи с этой правительственной новацией мне припомнились два факта, известные по прошлому журналистскому опыту.
В 70-е годы, когда Кубанью управлял Медунов, его окружение сподвигло дважды Героя Соцтруда на инициативу, долженствующую принести новую всесоюзную славу родимой Кубани и лично первому секретарю Краснодарского крайкома КПСС С.Ф.Медунову: искоренить курение полностью! А начали с запрета на курение в стенах всех без исключения официальных учреждений. Новая инициатива тут же воплотилась в строгие правила, нарушать которые было нельзя либо рискованно. И сразу же кривая заболеваемости работников партийного и государственного аппарата стала круто подниматься вверх, не подчиняясь руководящим указаниям. Люди, не успевшие преодолеть свои вредные привычки, выскакивали на перекур на улицу, не считаясь ни с сезоном, ни с погодой. Простудные заболевания среди них выросли в 3 раза.
В 80-е годы та же волна, пусть и пожиже, докатилась до Москвы. Обязательства бросить курить принимали на себя первые и прочие секретари райкомов партии и равноценные им управленцы из государственных структур. Движение ширилось благодаря тому, что люди эти были примерно одинакового возраста, и мотивы их поведения были сходными: не вполне остывший комсомольский энтузиазм и страстное желание обойти коллег в соревновании, точнее, в конкуренции дутых починов. Но и на этот раз идеологический фактор потерпел поражение в столкновении с естественными, природными. Возраст мужчин от 45 – 48 лет до 55 – 60 является критическим: не рекомендуется «дёргаться», круто менять образ жизни – это как говорил Остап Бендер, медицинский факт. И в «Московской правде» с пугающей регулярностью появлялись извещения в чёрной рамочке «с глубоким прискорбием». А в дежурке редакции заместитель ответственного секретаря, размещая траурные рамочки на последней полосе, с привычным кладбищенским юмором констатировал: «Ещё трое бросили курить».
Нынешняя кампания борьбы с курением – из того же анекдотического ряда. И вреда от неё тоже будет больше, чем ожидаемой и провозглашаемой пользы.
Говорят, например, о каких-то ограничениях рекламы табачных изделий. Но если затевается борьба с курением всерьёз, то реклама должна быть исключена полностью, а табачные изделия в ярких, красочных упаковках должны быть убраны с витрин, чтобы не раззадоривать любопытство будущего контингента юных курильщиков. Следует ввести строгую ответственность за продажу табачных изделий несовершеннолетним, не взваливая её на «стрелочников», то есть безответных продавщиц, а лишая лицензии собственников киосков и магазинов. Следует усилить медицинское просвещение в учебных заведениях, пугая необратимыми последствиями для организма и создавая соответствующее общественное мнение в детской и подростковой среде, в частности, убирая курящих героев с экранов ТВ. Вот поднимется вой о «цензуре»! Тем более, что это касается большинства импортных фильмов.
У нас кампания ведётся по вошедшему в поговорку принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда». Это борьба не с табакокурением и не с всеобщей доступностью табачных изделий, а война против курильщиков, к коим и я принадлежу.
Главным оружием этой войны стали нахально-крупные надписи на пачках сигарет и папирос – в уже знакомых чёрных рамочках. С одной стороны – нечто вроде научного прогноза: «Курение убивает». А на обороте – плоды некурящей чиновничьей фантазии.
Некоторые надписи меня насмешили, вроде запугивания импотенцией (этим меня, курильщика с почти 60-летним стажем, запугать трудно) или, тем более, опасностью курения при беременности. Потом, видимо, спохватились, оставили только два варианта (другие мне не попадаются): «защитите детей от табачного дыма» (сентенция правильная, но почему она только на пачках сигарет и папирос?) и «Курение вызывает инфаркты и инсульты». Боюсь, что последняя надпись спровоцирует больше инфарктов и инсультов, чем само курение.
И здесь должна идти речь не только о невежественном пренебрежении правилами деонтологии со стороны Минздравсоцразвития., о циничном игнорировании норм профессиональной медицинской этики, но и о прямом нарушении прав человека. Открыто культивируется издевательское отношение к курильщикам как к людям второго сорта, с которыми нечего церемониться – можно карать страхом смерти.
Уж лучше бы это министерство узаконило надписи на упаковках лекарств: «До и больше 40 % лекарств в российских аптеках – фальсификат, в лучшем случае бесполезный». Или: «Не переплачивайте за лекарство в 10-кратном размере», и указывать истинную стоимость лекарственных средств». Думается, во власти если не этого министерства, то уж правительства точно – потребовать писать на бутылках марочных вин и коньяков, за которые «новые русские» отстёгивают по 10, 20, даже по 16о тысяч долларов за бутылку: «Выпил эту бутылку – уничтожил годовой прожиточный минимум стольких-то десятков людей» (или годовой бюджет одного, двух или более детских садов). А почему бы не сопроводить этикетку какой-нибудь «путинки» надписью: «Яд! Смертельно!». Ведь от употребления алкоголя разных видов в России мрут, по-моему, больше, чем от курения, хотя г-жа министерша приводила цифры смертности от курения, почти дотягивающие до количества жертв американской «гуманитарной интервенции» в тех юридически независимых странах, куда «глобализаторы» США вбамбливают «ценности демократии».
Кстати, импорт табачных изделий из США в Россию, кажется, превосходит по объёму их внутреннее потребление. «Туземцам» сойдёт. Тем более, что их правительство не против табачной интервенции. И даже рекламируемая как оплот нравственности и духовности православная церковь активно поучаствовала (может быть, участвует и теперь) в дележе доходов от перепродажи импортных табачных изделий и алкоголя.

2) Сталинская экономика и её губители

…После нескольких «лафетных эстафет» (имеются в виду торжественные похороны «кремлёвских старцев». – Ред.) пришёл к власти молодой «меченый» Михаил Горбачёв.
Провозглашена была так называемая перестройка, но никто не мог понять, что это такое.
Пошли бесконечные реорганизации с увольнением самых деловых и опытных руководителей.
Упразднялись в первую очередь министерства и ведомства, обеспечивающие уровень жизни народа: Минпищепром, Минлегпром, Минсельхоз, Минплодоовощхоз и другие.
В экономике началась полнейшая неразбериха.
Одна только антиалкогольная кампания нанесла стране убыток в 65 миллиардов рублей.
Закончилась эпоха планового хозяйства уже при «всенародноизбранном» – ликвидацией Госплана России.
Растащиловке народного достояния, утечке капиталов за рубеж была дана «зелёная улица».

Хозяин

Хочется рассказать о двух воспоминаниях работников Госплана СССР о И.В.Сталине.
Некоторое время я сидел в одном рабочем кабинете с Константином Борисовым – главным стекольщиком страны, почётным гражданином Софии и Праги. Вот его воспоминания.
Как-то вечером в ноябре 1950 года в моей квартире раздался телефонный звонок. Звонил А.И.Микоян. И он попросил ьеня срочно прибыть в Кремль. Машина была подана минут через восемь, а через двадцать минут я находился в Георгиевском зале Кремля, где до этого состоялся банкет по поводу очередной годовщины Октябрьской революции.
Гости все разошлись, а за опустевшим столом сидели И.В.Сталин и А.И.Микоян. Столы были заставлены недоеденной закуской, пустыми и недопитыми бутылками из-под различных вин, напитков, ликёров, коньяков, водки и т.п.
Сталин обратился ко мне с просьбой:
– Посчитайте, пожалуйста, сколько типо-размеров бутылок находится на столе.
Я добросовестно посчитал, и их оказалось около сотни.
– Не много ли для нашей промышленности? – спросил Сталин.
– Да, многовато, – ответил я.
– Что будем делать?
– Будем сокращать, товарищ Сталин!
– Ну, вот и займитесь этим делом вместе с Анастасом, – сказал Сталин и покинул зал.
Проведённая после этого работа позволила сократить число типо-размеров стеклотары до 37.
Экономия от такого сокращения составила более 100 миллионов рублей в год.
Ведь сколько народа сидело за этими столами – и никому, кроме Иосифа Виссарионовича, не пришла в голову простая мысль о ненужном изобилии стеклотары.
Воспоминание бывшего помощника К.Е.Ворошилова Николая Ведмеденко, работавшего тогда в отделе кадров Госплана СССР.
Как-то весной 1952 года я вместе с товарищем Ворошиловым находился в кабинете товарища Сталина. Сталин о чём-то беседовал с Ворошиловым, а я скромно сидел около двери кабинета. В кабинет вошли Микоян и министр финансов Зверев.
К И.В.Сталину обратился Микоян с просьбой подписать очередное постановление правительства, согласованное с необходимыми инстанциями.
Прочитав бумагу, Сталин обратился к Микояну. Махнув рукой в сторону Зверева, он сказал:
– Ну, я его понимаю, он думает о сбалансированности финансов. Ну, а как ты, старый дурак, мог сочинить такое распоряжение?!
Дело было в том, что этим проектом распоряжения предлагалось несколько повысить цену на водку.
– Вот мы повысим цену на водку, – продолжал Сталин, – и тем самым, во-первых, ударим по бюджету рабочих семей. Ведь русский мужик как пил, так и будет пить. А пострадают жёны и дети. Во-вторых, мы ударим по здоровью нации, так как в деревнях начнут усиленно гнать самогон, а это сивушные масла, вредные для здоровья. В-третьих, сократится спрос на водку, а усилится спрос на самогон и сахар, и вы, товарищ Зверев, вместо прибавки к бюджету можете получить снижение поступления денежной массы. Я думаю, надо снизить цену на водку!
Так состоялось внеочередное понижение цены на водку летом 1952 года (обыкновенно цены снижались 1 апреля каждого года).
Эти два воспоминания характеризуют Сталина как настоящего хозяина, постоянно думающего о благополучии Советского государства и его народа.
+           +             +
Официально приводимые цифры умирающих от алкоголя и табака ни о чём существенном, требующем принятия мер, не говорят, – разве только о неумелом использовании статистики (постановка задач, анализ и оценка ситуации, определение направления усилий разных звеньев государства и общественности и их координации в решении практических задач). А налаживание достоверной статистики по самым болевым вопросам, владение общим положением дел позволило бы и точнее ставить задачи, и эффективнее распределять силы для их выполнения.
Наверняка в статистику гибнущих от курения подвёрстываются цифры умерших от так называемых курительных смесей, а это – полулегальные (как, скажем, «лотерейные» автоматы) наркотики, с разной концентрацией ядовитых веществ. Точно так же среди умерших от алкоголя неясна доля умерших от алкоголя некачественного – импортного и производимого подпольно и полуподпольно. Против этого необходимо решительное ужесточение мер (как и против лекарств-фальсификатов, упоминавшихся выше), в том числе – и прежде всего – против чиновников, крышующих отравителей. А вместо этого фактически развязывается борьба против добросовестных граждан, тех, кто пока ещё пьют и курят. В газетах появляются интервью с экономистами-рыночниками, которые заверяют, что поэтапное повышение цен будет последовательно, год за годом, давать в бюджет всё больше средств. Начинать усиление указанной борьбы надо с пресечения деятельности таких «менеджеров» и их единомышленников и покровителей во всех ветвях власти, а такая задача, к сожалению, не ставится. Некому ставить?
Есть и более сложная и масштабная проблема, которую не решит никакая отдельно взятая государственная организация, не помогут и самые детализированные законодательные акты. Речь идёт об обстановке в обществе в целом. Люди пьют от бесперспективности, даже безысходности жизни. С горя. А в курение чаще всего дети и подростки втягиваются из необходимости самоутверждения. А в чём же ещё им проявить себя, если возможности для этого за 20 лет до предела скукожились не только во внешкольной жизни, но и в школе, утрачивающей творческий дух и впускающей в мир учёбы и развития личности коммерческие соображения?
Неужели остались дураки, полагающие, что настроения уныния, бесперспективности, распространившиеся в обществе, не затронут подрастающее поколения? Уже вовсю затрагивают. И дело не только в заметном снижении возрастного порога, за которым начинают пить и курить. Резко возросла подростковая наркомания, подростковая и детская преступность, и не менее страшный процесс – рост числа детских самоубийств.
Кто будет бороться против водки и табака, не учитывая и не решая более общих проблем, а тем более, выдвигать эту свою борьбу на первое место, тот либо неисправимый дебил, либо профессиональный лицемер «в особо крупных размерах», пусть даже некурящий и
не замеченный в неотступном пьянстве.

Владимир Марков,
секретарь ЦК Всесоюзной партии
«Союз коммунистов».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *