«Диалектическая» демагогия доктора наук

«Диалектическая» демагогия доктора наук 
(из газеты «За Родину, за Сталина! – сегодня и всегда» № 2 (27) за 2004 год)

Для коммунистов нет важней задачи, чем сплотить все коммунистические силы, ибо только так можно решить ещё более важную задачу – объединить все здоровые силы народа, его большинство, без чего коммунисты, как говорил В.И.Ленин, «только капля в море народном». Рядовых же членов партии Зюганов и зюгановцы вводят в заблуждение, навязывая им мнение, будто бы КПРФ – единственная сила в борьбе за социализм, кроме неё, коммунистов (а может быть, и патриотов) в России нет. Значит, нет (так было сказано на Х съезде) и проблемы преодоления «коммунистической многопартийности» – проблемы объединения всех коммунистов в настоящую Объединённую компартию, с подлинно научной программой, с победоносной стратегией, с широкими и разнообразными связями с массами, с приоритетом товарищества в отношениях между коммунистами и коммунистов с их союзниками. Вместо этого насаждаются сектантская замкнутость и спесь («мы – единственные») под лозунгом «борьбы за укрепление дисциплины», поклонение «вождю», под водительством которого КПРФ проиграла всё, что могла, и, видимо, проиграет ещё больше – всё.
Наглядное подтверждение сказанному даёт помещённая в № 140 газеты «Правда» за 10 – 15 декабря огромная статья Г.Зюганова «Строитель державы», приуроченная к 125-летию со дня рождения И.В.Сталина. Она сляпана на скорую руку из фрагментов ранее опубликованных работ «вождя» по принципу: раз это никто всерьёз не критиковал, значит, и сейчас сгодится. А ведь не сгодится! Нет в ней правильного понимания ни Сталина, сталинской политики, ни сталинского времени .
Уже зачин статьи отдаёт пошлостью и фальшью (тошнит, но придётся цитировать). «В вопросе о Сталине, – высокопарно вещает доктор философских наук, – плодотворен только диалектический метод». Ну, что ж, приглядимся, поучимся диалектике. По Зюганову, состоит она в том, чтобы рядом попарно перечислять разнородные, противоречивые суждения, в большинстве случаев – общие фразы, не имеющие определённого, конкретного содержания. Вот она, «диалектика, какие «отличительные черты» соединял в себе, оказывается, Сталин: «безграничную устремлённость вперёд и груз былого. Высоту и величие свершений и способность ради главного дела жестоко обращаться с людьми. Редкостную гибкость и огромный запас знаний, но вместе с тем ошибки, казалось бы, в очевидных ситуациях. Искреннюю бескорыстность и упоение властью, подавляющее подчас другие чувства. Расчетливость и осторожность в делах государственных и размашистость поступков, бьющих по судьбам миллионов людей так, что потом приходилось долго и мучительно их исправлять. Всё это Сталин».
Если говорить о научном содержании приведённого отрывка, то Маркс перевернулся бы в гробу, а Гегель вообще закрутился бы в штопор, узнай они, что в ХХ1 веке заведутся доктора философии, столь некомпетентно и недобросовестно употребляющие термин «диалектика». Такая «диалектика» есть не что иное, как прикрытие клеветы на Сталина извращёнными приёмами дурной публицистики. Разберём только одно «диалектическое» соображение Зюганова – последнее. Клевета тут двойная: во-первых, для Сталина государственные дела и судьбы миллионов людей означали одно и то же, ибо он был коммунистом, не абстрактным государственником, а политиком советского типа, выше всего ставящим народ и Советскую власть, власть трудящихся; во-вторых, столь общие обвинения, которые служат второй частью «диалектической пары», вполне смыкаются с клеветой на Сталина со стороны антикоммунистов, и потому такая «диалектика» наводит на грустные, даже тревожные размышления.
Автор (или писари, работавшие на него) достаточно умело – в отработанном 15 лет назад горбачёвско-яковлевском стиле – мешает правду с ложью, правильные и даже «коммунистические» тезисы с вредными, антикоммунистическими. Видимо, автор рассчитывает: глотали от Горбачёва и Яковлева, от Волкогонова и Собчака – сжуют и от меня. Не случайно в этом полотнище почти на трёх страницах не сказано практически ничего путного о Сталине как вожде народа в Великой Отечественной войне: ведь тогда пришлось бы обращаться к сталинскому анализу причин и факторов победы над фашизмом, а это было бы абсолютно несовместимо с антикоммунистической направленностью статьи.
Вот образчик откровенно антикоммунистической по смыслу, но загримированной под что-то вроде бы подходящее для патриотов России и даже коммунистов – «похвалы» Сталину: «коммунист Сталин – подобно Ильину, Солоневичу и многим другим деятелям «белой» эмиграции – прекрасно понимал, что Запад никогда не смирится с усилением России – СССР, с её превращением в динамично развивающуюся, самобытную сверхдержаву». Идейный яд здесь хорошо упакован в слой сахарной глазури. Взяв в кавычки слово «белая» как определение эмиграции, автор берёт под защиту те выброшенные за рубеж народом в результате гражданской войны белогвардейские элементы, которые и после нападения фашистской Германии на Советский Союз остались на крайне антисоветских позициях и фактически продолжали дело разгромленного в 1945 году гитлеризма. Оговоримся: отчасти эти кавычки оправданны, ибо с началом фашистского вторжения деление на «красных» и «белых» утратило свою актуальность, – ему на смену пришло деление на патриотов – сторонников защиты Советской Родины и на антисоветчиков – врагов Родины, пособников фашизма. Иван Ильин до конца жизни был ярым антисоветчиком, врагом социализма и партии большевиков, фактически – врагом всего советского народа, врагом русского народа как его основы, костяка. Ложь Зюганова состоит в том, что он исподволь протаскивает представление, будто бы Ильин был патриотом «России – СССР», тогда как на самом деле в своих писаниях тот многократно повторял, что нужно «отличать Россию от Советии и русских людей от коммунистов». Ещё одна ложь упрятана в обороте «коммунист Сталин – подобно Ильину…». В русском языке слово «подобно» имеет два значения: «так же, как» и «вослед за», – так протаскивается намёк на то, будто бы Сталин следовал за матёрым антисоветчиком Ильиным, солидаризировался с ним в идейном плане!
Для Зюганова подобная извращённая клевета на Сталина не случайна. К Сталину он пытается прилепиться из чисто конъюнктурных соображений – понимая, что имя, заслуги Сталина перед революцией и социализмом, перед Советской Родиной, авторитет его как политика и теоретика, как признанного народного вождя постепенно восстанавливаются, что «в последние годы… интерес к личности Иосифа Сталина (совсем в нерусской манере – без отчества, запанибрата, неуважительно, словно о Билле Клинтоне пишет. – Ред.) постоянно растёт». Настоящим кумиром, идейным единоверцем Зюганова является как раз Иван Ильин: по крайней мере в одной из книг, выпущенных под фамилией «Зюганов», одно из изречений Ильина служит эпиграфом!
Поневоле встаёт вопрос: может ли быть один и тот же человек коммунистом и одновременно антисоветчиком, контрреволюционером и антикоммунистом? Всякому более или менее грамотному человеку ясно, что вопрос – риторический. Задавать его Зюганову бессмысленно, всё равно не ответит – либо по одной, совершенно простой причине, либо по другой, более сложной, скрываемой от других. Элементарный лексический анализ статьи показывает явный идейный перекос в оценках как сталинского времени, так и нынешней реальности: при разговоре на эту тему у автора не нашлось повода хотя бы упомянуть (!) о мировом финансовом капитале, о сионизме, об актуальности борьбы с троцкизмом и даже о ленинизме!
Ещё одна вопиющая ложь Зюганова упрятана в его трактовке речи И.В.Сталина на Х1Х съезде партии, подаваемой как «политическое завещание Сталина». Что ж завещал нам Сталин, если верить Зюганову? Вначале автор статьи правильно отмечает, что коммунисты капиталистических стран должны подхватить знамя буржуазно-демократических свобод и знамя национальной независимости и суверенитета, поскольку буржуазия выбрасывает эти знамёна за борт ,(дана цитата из речи Сталина). Потом Зюганов пишет, что «такой стратегический курс наша страна последовательно проводила в жизнь на мировой арене в 50 – 70-х годах истекшего столетия». Во-первых, ни Ленин (у него тоже благодаря Троцкому и троцкистам обнаружилось «завещание»), ни Сталин не были ни лавочниками, ни хлеботорговцами (вроде Давида Бронштейна – папочки Льва Троцкого), и сочинять завещания не собирались. Во-вторых, если обращение по поводу «двух знамён» было адресовано коммунистам капстран, то причём здесь «стратегический курс нашей страны»? В-третьих, если Зюганов слышал (а он мог и даже должен был знать об этом), какой политический и идеологический переворот произвёл в партии скрытый троцкист Н.Хрущёв, то как у него язык повернулся сказать, будто бы стратегический курс Сталина «последовательно проводился» в 50 – 70-е годы ХХ века, то есть прежде всего в «славное десятилетие» Хрущёва?
Политика Сталина была ясна и определённа, последовательна. Это народ видел и потому её поддерживал. В ней было два очевидных приоритета: забота о неуклонном повышении уровня материального и культурного благосостояния народа и столь же постоянное внимание к укреплению обороны страны, к защите её независимости и суверенитета, к ограждению мирной жизни советских людей. Вся хозяйственная, экономическая политика была подчинена наиболее эффективному решению этих двух задач. Оба приоритета взаимосвязаны и одновременно конкурируют друг с другом по необходимым для их обеспечения материальным, финансовым, научно-техническим и кадровым ресурсам, хотя все они методично наращивались. Народу это было ясно, и люди готовы «затянуть пояса», подождать с первым приоритетом, когда ресурсы требовались неотложно на второй – на оборону. Ещё одна ярчайшая особенность политики Сталина – в том, что в создаваемом под его руководством русском советском социализме (Зюганов обычно пишет «русский социализм» – почувствуйте разницу) на первое место он ставил именно Советскую власть, завоёванную народом в результате величайшей в мире революции, ценой напряжённейшей классовой борьбы, жертв и лишений, – власть трудового народа.

Второй секретарь ЦК Всесоюзной партии «Союз коммунистов»
В.С. Марков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *