Нас вырастил Сталин на верность народу…

Нас вырастил Сталин на верность народу…
(к вопросу о единстве коммунистов)

«Мы, коммунисты, – люди особого склада. Мы скроены из особого материала», – так говорил И.В.Сталин в речи «По поводу смерти Ленина» на 11 Всесоюзном съезде Советов 26 января 1924 года. В этих словах нет никакой мистики, никакого бахвальства – уверения в том, что любой вступивший в партию становится «человеком первого сорта» или что только таких в партию и принимают. Нет! Не бывает «коммунистических ангелов», и Сталин отлично это понимал.

Он имел в виду иное: коммунист – это тот, кто вместе с товарищами идёт к великой цели, берет на себя особую ответственность, готов на самоотверженный труд и борьбу во имя решения общенародной задачи – построения социализма. Для коммуниста непреложны принципы революционного пролетариата и нет ничего выше счастья трудового народа и свободы Родины. Коммунист всегда готов бороться за освобождение труда, против всякого гнёта, против пережитков старого общества, в том числе и в самом себе.

« Мы – те, продолжал Сталин, – которые составляем армию великого пролетарского стратега, армию товарища Ленина. Нет ничего выше, как честь принадлежать к этой армии. Нет ничего выше, как звание члена партии, основателем и руководителем которой является товарищ Ленин. Не всякому дано быть членом такой партии. Не всякому дано выдержать невзгоды и бури, связанные с членством в такой партии. Сыны рабочего класса, сыны нужды и борьбы, сыны неимоверных лишений и героических усилий – вот кто, прежде всего, должны быть членами такой партии. Вот почему партия ленинцев, партия коммунистов называется вместе с тем партией рабочего класса». В этой самоотверженности, готовности к борьбе, в этой верности научно обоснованным классовым принципам и состоит «особая природа» коммунистов. Она выковывается в единой организации, скреплённой общей для всех дисциплиной – сознательной и подлинно товарищеской.

Такое нерушимое единство партийных рядов было высшим принципом и высшей целью как великого вождя Ленина, так и его великого преемника Сталина. Вот что сказал Сталин в этой речи, известной как «клятва у гроба Ленина»: «Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить единство нашей партии, как зеницу ока. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!» Эту заповедь, как и другие, Сталин (точнее, партия под его руководством) выполнил последовательно и надёжно – так , что партия смогла сплотить все трудящиеся массы многонациональной страны и повести народ к победе.
После смерти Сталина (5 марта 1953 года) прошло 6о лет. Достойных продолжателей дела Ленина – Сталина во главе партии и государства не оказалось – особенно после коварного идейно-политического и кадрового переворота, осуществлённого скрытым троцкистом Хрущёвым и его вольными и невольными подельниками. Единство партии при этом неизбежно подтачивалось и разрушалось, а качественный состав партии столь же неизбежно ухудшался. Революционная теория постепенно становилась таковой лишь на словах, ряды партии разжижались, засорялись карьеристами и проходимцами, дисциплина превращалась в формальность либо в бюрократическое насилие «начальников», единство партии становилось видимостью. Падал авторитет звания члена партии, да и самой партии. Чем всё это кончилось, мы помним. Социалистический строй был подорван, а затее и разрушен, Советская власть свергнута, а Советский Союз развален внутренними и внешними врагами.
Коммунисты нынешнего времени призваны взять на себя трудную историческую задачу – вновь воссоздать партию ленинско-сталинского типа, чтобы преодолеть беды и унижение достоинства некогда великого и единого многонационального советского народа, возродить нашу Родину. Смогут ли они это сделать, смогут ли они, встав во главе народных масс, отстоять государственный суверенитет страны, её экономическую, технологическую и культурную независимость, вывести полуразрушенное общество на путь прогресса и процветания?
При современном состоянии коммунистического движения – нет, разумеется, не смогут. Ибо вместо действительного, могучего и полноводного, организационно сплочённого коммунистического движения мы имеем теперь, к несчастью, затхлое болото «коммунистической многопартийности». О каком единстве коммунистов можно говорить, если мы имеем налицо вместо единой компартии полтора десятка фракций и сект разного масштаба – каждая со своим знаменем (названием), со своими не подтверждёнными практикой программками? Правда, и знамёна их можно спутать: 4 не то 5 с аббревиатурой «КПСС», 4 большевистские и т.д. Включая «Большевистскую платформу в КПСС», тогда как Уставом КПСС, а ещё раньше ВКП(б) никаких платформ, мягко говоря, не предусматривалось, – такая причудливая «загогулина» сохранилась от горбачёвско-яковлевской перекройки партии. Для оценки научности имеющихся программ годится простой критерий. Все эти «партии» (фракции) живут и действуют в одной стране, в одно историческое время, клянутся в верности марксизму-ленинизму как основе своей стратегии и тактики. Но ведь научная истина едина! Значит, по-настоящему научной и современной может быть, в лучшем случае, одна из всех этих программ, не более. Остальные же служат основой для сохранения разрозненности коммунистического движения и для взаимной мелкой идеологической грызни. И такая ерунда тянется более 20 лет! Пора бы разобраться, за такой срок можно было недостающего ума набрать, научиться чему-то.
Кто не видит этой реальности, не стремится к созданию настоящей компартии – обязательно единой! – тот сознательный либо несознательный враг коммунизма. «Коммунистическая многопартийность» давно зарекомендовала себя как форма гниения и разложения коммунистического движения, как препятствие на пути к единству народных сил. Это – способ помощи внутренним и внешним врагам социалистического возрождения нашей Родины. Как можно скорее преодолеть «коммунистическую многопартийность» и создать Объединённую компартию – таково настоятельное веление времени. Только так можно пресечь дальнейшее раскалывание и разложение общества, повернуть дело к сплочению народных масс, к подъёму их духа в русле советского патриотизма.
Нельзя сказать, что все упомянутые «партии» порознь вредны сами по себе. Их члены в большинстве искренне преданы идеям социалистического возрождения страны. Но сосуществование этих фракций с их антинаучными программами, их междоусобица – это накапливающие силу мины под нашу цивилизацию, подведённую к краю гибели. И все эти фракции (а значит, и все их члены) несут ответственность за то, что коммунисты нашего времени оказались неспособны пробудить, поднять, организовать, сплотить в единую победоносную силу народные массы, деморализованные контрреволюционным переворотом 1991 – 1993 гг., двумя десятилетиями грабительских «реформ», всей «постсоветской» обстановкой лжи и клеветы, разложения народного сознания, духовной культуры.
Можно сколько угодно много говорить о коварстве и силе внутренних и внешних врагов России, о предательстве бывших партийных и государственных руководителей. Это – верно, но это – проявление беспомощности современных коммунистических лидеров, жалкая попытка уйти от ответственности за малый результат или безрезультатность шумной «деятельности», например, «протестной». А кто же тогда может противостоять злу? Обязаны – современные коммунисты. Именно они должны собрать народные силы. И первый обязательный шаг к этому – создание единой коммунистической партии.
Большинство коммунистов, к какой бы «партии» они ни принадлежали, тянется к объединению, а их лидеры волей-неволей должны дёргаться, проводить разные «объединительные» мероприятия – «круглые столы», межпартийные встречи руководства и даже создавать некие эфемерные «объединения». Сколько за два десятилетия промелькнуло фронтов и союзов! Единственный полезный результат – ясное сознание того, что лидеры «партий» к объединению неспособны и готовы к нему лишь на условиях своего верховенства. Следовательно, такой верхушечный путь к объединению – тупиковый, бесперспективный. Нельзя слить воедино фракции без честного отказа от фракционности и сектантства. Вьетнамская пословица гласит, что из сорока кошек невозможно сложить одного тигра. Существующие руководящие органы «партий» привыкли к «многопартийности», они никогда не придут к объединению. Значит, Объединённая компартия должна строиться в основном «снизу», местными парторганизациями, обсудив проект единой Программы. Как дальше вести объединительную работу, не разрушая сложившихся ячеек? Решить такую сложную, противоречивую двуединую задачу трудно. Однако – можно, потому что необходимо.
Особая ответственность за создание ОКП ложится, по-видимому, на КПРФ как на самую крупную организацию, располагающую наибольшими возможностями для того, чтобы жизненно необходимая для возрождения страны Объединённая компартия была, наконец, создана. В этом году исполняется 20 лет со времени проведения 11 съезда КПРФ, который изначально назывался не только восстановительным, но и объединительным. Тогда это порождало большие надежды, но они, увы, не сбылись. Руководители и газеты КПРФ избегают вспоминать об этом – обходят тему, как кот горячую кашу, стесняются…
Тема единства партии всплывала перед Х съездом КПРФ, который неосновательно сравнивали с Х съездом РКП(б). на котором, как известно, была принята резолюция с таким названием. Так ведь – небо и земля! Как раз на Х съезде КПРФ было заявлено, что проблемы коммунистической многопартийности не существует, то есть все коммунисты, не входящие в КПРФ, не заслуживают внимания. Тем самым задача объединения разрозненного коммунистического движения была бесцеремонно подменена «задачей» окукливания собственной фракции. Руководство КПРФ изо всех сил борется за единство – за бюрократическое единство своей фракции, беспощадно разгоняя местные парторганизации, где кто-то в чём-то осмеливается высказать мысль, не совпадающую с ценными указаниями «вождей», либо – страшно сказать – смеет делать критические замечания. Глава контрольно-ревизионной комиссии Никитин таких вольностей не терпит, и хотя его учреждение обязано следить за выполнением Устава, инакомыслящих предают экзекуции за… собственное мнение!
В вопросах единства партии, соблюдения дисциплины лучше разбирался всё-таки Сталин. Послушаем его. «Завоевание и удержание диктатуры пролетариата невозможно без партии, сильной своей сплочённостью и железной дисциплиной. Но железная дисциплина в партии немыслима без единства воли, без полного и безусловного единства действий всех членов партии. Это е значит, конечно, что тем самым исключается борьба мнений внутри партии. Наоборот, железная дисциплина не исключает критику и борьбу мнений внутри партии. Это, тем более, не значит, что дисциплина должна быть «слепой». Наоборот, железная дисциплина не исключает, а предполагает сознательность и добровольность подчинения, ибо только сознательная дисциплина может быть железной дисциплиной».
Если предстоящий ХУ съезд КПРФ не сделает мощного товарищеского шага к единству всех коммунистов России, значит он соберётся впустую, а сама КПРФ утратит большую часть ещё оставшегося авторитета и влияния. К ей и так много претензий. Ведь за й20 лет она «похудела» в 5 – 6 раз. От хваленого «красного пояса» даже пряжки не осталось. Отношение её руководства к коммунистам других течений бывает более враждебным, чем, скажем, к «отечественным предпринимателям» или церковным иерархам. А к её теории, политике и тактике применимы сталинские оценки партий 11 Интернационала (в работе «Об основах ленинизма»):
«Вместо цельной революционной теории – противоречивые теоретические положения и обрывки теории, оторванные от живой революционной борьбы масс и превратившиеся в обветшалые догмы. Для виду, конечно, вспоминали о теории Маркса, но для того, чтобы выхолостить из неё живую революционную душу.
Вместо революционной политики – дряблое филистерство и трезвенное политиканство, парламентские комбинации и парламентские комбинации. Для виду, конечно, принимались «революционные» решения и лозунги, но для того, чтобы положить их под сукно.
Вместо воспитания и обучения партии правильной революционной тактике на собственных ошибках – тщательный обход наболевших вопросов, их затушёвывание и замазывание. Для виду, конечно, непрочь были поговорить о больных вопросах, но для того, чтобы кончить дело какой-нибудь «каучуковой» резолюцией».
Похоже, не правда ли? А вот и дополнительное сходство, также отмечавшееся Сталиным: оппортунистические партии Запада имели своим центром парламентскую фракцию и обслуживали её, сводя политику к парламентским дискуссиям.
Самая большая беда КПРФ – теоретическая отсталость. Здесь возможно возражение: в КПРФ, мол, много кандидатов и докторов всяких наук, а её глава – доктор философских наук. Конечно, бывают доктора и похуже Зюганова, но присуждение ему докторской степени следует рассматривать как мужественный гражданский поступок Научного совета философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, а для науки тут прибыль небольшая. О реальной философской квалификации доктора наша газета однажды уже рассказывала в 2004 году (мы перепечатываем сейчас часть редакционной статьи «Политика И.В.Сталина» с анализом опубликованной в «Правде» статьи Г.А.Зюганова к 125-летию вождя).
Выше сказано, что на КПРФ лежит большая ответственность за объединение коммунистического движения. Но это не умаляет ответственности каждой организации и каждого отдельного коммуниста. Это – общее дело первостепенной важности. Если коммунисты нашего времени не сделают этого, они получат заслуженные проклятия будущих поколений нашего народа.
Создание Объединённой коммунистической партии – вопрос жизни и смерти не только комдвижения в России. Гораздо важнее, что это вопрос жизни и смерти великой русской цивилизации, которая в результате победы Великого Октября в 1917 году и образования СССР в 1922 году продолжила свою историю в новой форме – в виде советской цивилизации. Единение коммунистов станет первым заметным шагом к её оживлению и возрождению. Без этого историческая Россия и русский народ могут погибнуть, уйти в историческое небытие вместе с десятками тех народов, которые, сплотившись вокруг него, составили нашу цивилизацию.

Владимир Марков,
секретарь ЦК Всесоюзной партии
«Союз коммунистов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *