Следственный беспредел. Когда победит закон?

Это история началась больше двух лет назад по вине врачей Ярцевской центральной больницы и продолжается по вине уже Ярцевского следственного комитета по Смоленской области РФ, и конца её пока не видно.
Итак, Зазыкина Валентина Дмитриевна, находясь на лечении в хирургическом отделении, утром 17 ноября 2008 года во время процедуры (уколов) заметила, что получает другое лекарство, нежели назначенное доктором В.Е. Похаленковым. При её заболеваниях не все лекарства можно принимать. Чтобы выяснить причину замены, она обратилась к и.о. зав. хирургическим отделением Козыреву Николаю Ивановичу и попыталась выяснить у него причину замены одного лекарства другим. Вместо объяснения он стал кричать на неё, а затем схватил Зазыкину за одежду, потащил в её палату и там бросил на чужую кровать. Она больно ударилась головой о стенку, закричала от боли и стала просить прекратить экзекуцию, хотела привстать на ноги, но разъяренный доктор ещё раз толкнул её головой о стену. В результате этих ударов она получила ушиб головы (гематому). Врача Козырева не смутило, что свидетелями избиения были женщины, которые находились в это время в палате. Затем Зазыкина обратилась в травматологическое отделение к врачу Шевченко оказать ей помощь, и он попросил принести медицинскую карту. Козырев, у которого она находилась, выдать карту отказался.
Чтобы скрыть происшествие, 19. 11.2008 г. досрочно из палаты выписали Шебаршову З.П., которая согласилась дать показания об увиденном ею. Вторая женщина свидетелем быть отказалась, заявив: «Мне здесь еще лечиться и лечить своих детей».
Придя в себя от полученного стресса, пересилив боль в голове, Зазыкина обратилась к судебно-медицинскому эксперту об освидетельствовании полученных ушибов. Затем она пошла на прием к травматологу в поликлинику к врачу Ясинскому, который тоже подтвердил ушибы головы и сделал соответствующую запись в её медицинской карточке. Затем она вернулась в больницу.
18.11. 2008 года Зызыкина обратилась с жалобой на противоправные действия Козырева к главному врачу Ярцевской центральной больницы Прохоренкову А.М., но ответа так и не получила – в нарушение закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» (ст. 12, п.1), устанавливающего срок ответа: не более 30 дней.
19 ноября 2008 года в больницу по просьбе Козырева пришла доктор психиатр Людмила Васильевна Белошенкова, которая вместе с медперсоналом схватили больную с температурой Зызыкину и насильно потащили в ординаторскую. Зазыкину бросили в кресло и затем вызвали наряд милиции. До приезда милиции врач Козырев удерживал Зазыкину в кресле, держа её за руки. Приехавший наряд милиция одел на Зазыкину наручники. Никто из присутствующих не обращал внимание на возмущение Зазыкиной творящимся произволом, а врач Белошенкова сидела за столом и фиксировала ёе «сумасшествие». Зазыкина требовала вызвать родственников, но её требование просто игнорировали. Затем её вывели на улицу и насильно затолкали в машину, отвезли в милицию и поместили в отделение детоксикации (медвытрезвитель). К вечеру её насильно отвезли в Смоленскую областную клиническую психиатрическую больницу (далее СОКПБ). На следующий день с ней беседовала врач СОКПБ, зав. отд.- Э.Л. Роменкова., которая прочитала направление на госпитализацию в СОКПБ подписанное Белошенковой. и была удивлена диагнозом, который она написала. Затем она пригласила других врачей, которые после её обследования и беседы с ней отвергли диагноз, поставленный Белошенковой, написав в своем заключении, что причин для госпитализации нет. 21.11. 2008 года она была выписана, и вернулась в Ярцево на свое местожительство. Так закончился первый этап – врачебного беспредела и начался этап следственного издевательства.
26.12. 2008 года Зызыкина обратилась с заявлением разобраться в её деле к первому секретарю Смоленского обкома Всесоюзной партии «Союз коммунистов» Степановой Наталье Павловне, которая сделала запрос главврачу Прохоренкову А.М. В ответе (служебная записка) говориться, что действия Козырева оправданы, факта причинения телесных повреждений врачом Козыревым не установлено, несмотря на то, что это подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизой и врачом Ясинским.
Теперь дадим слово самой В. Д. Зазыкиной:
2. 12. 2008 года мною было написано заявление на имя прокурора Ярцевского района Дудуния Т. Н. с просьбой провести расследование по данному факту и привлечь к уголовной ответственности по статье 128 УК РФ лиц виновных в моем незаконном помещении в СОКПБ.
12.12 .2008 года мною было получено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из ОВД по Ярцевскому району. В нем говорится, что в материале имеется копия выписки из СОКПБ, в которой говорится, что диагноз, поставленный Белошенковой подтвердился. 16.01. 2009 года, я вместе со Степановой Н.П. была в СОКПБ и показала им постановление ОВД, в котором идет ссылка на выписку из СОКПБ. Нам было заявлено, что никто из милиции к ним не обращался и выписки они не давали. Мне по моей просьбе выдали настоящую выписку, опровергающую диагноз, поставленный Белошенковой Л.В.
В постановлении ОВД также говорится, что в материалах имеется справка от врача психиатра, в которой указано, что я состою на учете у врача-психиатра.
Поставила меня на учет 7 декабря 2009 г. и выдала справку правоохранительным органам сама Белошенкова. В это время я находилась В Москве у родственников.
17.01. 2009 г. я подала в мировой суд исковое заявление о привлечении Н.И.Козырева к уголовной ответственности по статье 116 УК РФ за нанесение мне побоев.
30.04. 2009 года в Ярцевском мировом суде состоялся суд по моему исковому заявлению, который осудил врача ЦРБ Козырева Н И. по статье116 УК РФ за нанесение мне побоев.
29.05. 2009 года я подала заявление в Ярцевский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области о привлечении к уголовной ответственности врача-психиатра Белошенкову, которая насильно и незаконно поместила меня в психиатрический стационар с целью скрыть моё избиение в больнице врачом Н. И. Козыревым.
18.02.2011 г. мною было получено одиннадцатое по счету постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении врача-психиатра Ярцевской городской больницы Белошенковой Л. В. за незаконное помещение меня в психиатрический стационар по статье 128 ч. 2 УК РФ.
В сентябре, октябре, декабре 2009 г. и в марте 2010 года я подавала в Ярцевский городской суд жалобы с просьбой отменить постановления следователя Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области Панасенкова М.А. На состоявшихся судах, каждый раз оглашались постановления руководителей Смоленской областной прокуратуры или постановления руководителя Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области А.А. Борушнова с формулировкой, как незаконное (необоснованное) и направляла его в следственный комитет на новое расследование.
Далее ведение моего дела было поручено другому следователю Ярцевского следственного комитета Д.Н. Быкову.
16 апреля 2010 года я и Степанова Н.П. пришли к руководителю Ярцевского следственного комитета А.А. Борушнову выяснить, когда мне будет дан ответ по моей жалобе.
Следователь Д.Н.Быков заявил, что он принял 9 апреля постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Л.В. Белошенковой. На мою просьбу выдать мне указанное постановление он ответил отказом и сказал, что постановление мне направлено по почте. Потом он решил допросить меня по моей жалобе. Он также заявил, что будет связываться с врачами Смоленской областной клинической психиатрической больницы по моему вопросу. Странная получается картина. Следователь Д.Н.Быков сначала отправляет мне отказ, а затем после его отправления решает начать проводить следственные действия. На почте, куда я обратилась через 3 дня по поводу письма, мне ответили, что письма на моё имя из следственного комитета они не получали. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Белошенковой я получила только 30.04. 2010 года после моего обращения с заявлением к Ярцевскому межрайонному прокурору Т.Н. Дудуния и руководителю Ярцевского МСО СУ СК. А.А. Борушнова на незаконные действия следователя Д.Н. Быкова и нарушение им статьи 124 УПК РФ. Опять повторились события июня 2009 года, когда следователь М.А. Панасенков в течение свыше двух месяцев не давал мне постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Белошенковой, несмотря на мои неоднократные обращения к нему и в Ярцевский следственный комитет. Он также мне говорил, что оно направлено по почте. Только после моего обращения в Смоленскую областную прокуратуру мне было выдано указанное постановление.
В мае, июне, ноябре, декабре 2010 г. мне пришлось снова подавать в Ярцевский городской суд жалобы с просьбой отменить постановления следователя Д.Н. Быкова. На заседаниях суда опять оглашались постановления руководителей Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области об отмене постановлений следователя Д.Н. Быкова и материалы дела снова возвращались для дополнительной проверки.
7 сентября 2010 года я вместе со Степановой Н. П. пришла на приём к заместителю Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области А.В. Денисову с просьбой выдать мне подписанное им выше указанное постановление от 17 августа 2010 года, согласно ч.3, ст.124 УПК РФ, с целью выяснить, насколько продлена дополнительная проверка и когда я смогу получить ответ по итогам проверки. В ответ А.В. Денисов заявил, что данное постановление он не даст и, что я должна написать заявление о выдаче постановления и оплатить данную услугу. Степанова Н. П. попросила его показать документ, где говорится об оплате данной услуги, и спросила о стоимости выдачи постановления. А.В. Денисов заявил, что данный документ он не покажет, так как он для внутреннего пользования и цену он не помнит. Далее А.В. Денисов заявил, что даже если я напишу заявление, то он ответит отказом о выдаче выше указанного постановления, так как оно является внутренним документом следственного комитета. На вопрос, когда я получу ответ по итогам проверки, он ответил, что только после 6 октября 2010 года. Из письма от 15.09.2010 г. и.о. Ярцевского межрайонного прокурора В.М. Семионенковой я узнала, что срок дополнительной проверки установлен 30 дней, т.е. он истекает 17 сентября 2010 года.
6.10. 2010 я позвонила заместителю Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области А.В. Денисову и спросила его, когда я получу ответ из следственного комитета, так как истёк срок дополнительной проверки. В ответ он сказал, что ответа не будет, так как моя жалоба направлена в департамент здравоохранения по Смоленской области.
А.В. Денисов ещё 7.09. 2010 года, когда я была у него, говорил, что он направил мою жалобу в департамент здравоохранения по Смоленской области. Хочу обратить внимание на такой факт, что в постановлении подписанным следователем Д.Н. Быковым от 07.10.2010г. указано, что запрос в Департамент здравоохранения был направлен только 22.09. 2010 года. Вывод один, заместитель Ярцевского МСО СУ СК А.В. Денисов сознательно обманывал меня.
22 и 24 ноября 2010 я приходила к заместителю Ярцевского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области А.В. Денисову и спросила его, когда я получу ответ из следственного комитета, так как истёк срок дополнительной проверки. В ответ он сказал, что ответа пока не будет, так как они направили в Департамент здравоохранения Смоленской области очередное письмо.
13 декабря 2010 года я вместе с первым секретарем Центрального Комитета Всесоюзной партии «Союз коммунистов» С.Н. Степановым пришла в Ярцевский следственный комитет к А.А. Борушнову, который на основании моего заявления дал распоряжение ознакомиться нам с моим делом.
В деле нас особенно поразили документы и акт проверки из Департамента здравоохранения Смоленской области от 19 .11 2010 г.
Сам акт носил название «Акт проверки качества оказания медицинской помощи».
Проводилась только документарная проверка по факту ненадлежащего оказания медицинской помощи ММУ «Ярцевская ЦРБ» В.Д. Зазыкиной, как указано в ответе и акте Департамента здравоохранения. Возникает вопрос: Причем здесь качество оказания медицинской помощи В.Д. Зазыкиной? Речь должна идти только о законности меня помещении в Смоленскую психиатрическую больницу. В ответе и акте Департамента, кроме упоминания в названии выше перечисленных документов нет и слова о качестве оказания медицинской помощи и фактах ненадлежащего оказания мне медицинской помощи, зато есть много фактов вымысла и откровенной лжи. Во-первых, в акте указано, что я провела в СОПБ шесть дней с 19 по 25 ноября 2010 года, хотя я провела там полтора дня и 21 ноября 2010 г. была выписана. Во-вторых, в акте неправильно указан диагноз поставленной мне Белошенковой. В акте написано «Смешанная деменция, острый параноидальный синдром», а в направлении Белошенковой написано «Сенильная деменция, параноидальный острый синдром». Это разные диагнозы. В акте ничего не говорится о том, что диагноз, поставленный мне Белошенковой не соответствует диагнозу поставленному мне в СОКПБ. В-третьих, в акте говорится, что 18.11.2008 года меня осмотрел психиатр и поставил предварительный диагноз «Инволюционный параноид». В акте не говориться, какой врач меня осматривал. Со мной 18.11.2008 г. беседовал только врач Аванесов С.Д. и мы с ним разговаривали только о моём избиении врачом Козыревым и никакого диагноза он мне не ставил. Его показания отличаются от ранее данных им от показаний указанных в акте. В-четвертых, в акте указано, что я 18.11.2008 г. была осмотрена неврологом, который не обнаружил у меня повреждений, гематом и ссадин. В деле имеется акт судебно-медицинской экспертизы и выписка из моей медицинской карточки врача Ясинского, которые подтверждают повреждения и гематомы головы. В акте не указан, кто конкретно меня осматривал. В-пятых, все так называемые записи о моей психиатрической болезни, которые указаны в акте, в моей медицинской карточке отсутствуют. В ноябре участковый врач пыталась обманным путем изъять мою медкарточку, но я отказалась её отдать. В-шестых, вместе с актом в Ярцевский следственный комитет было прислано заключение комиссии врачей психиатров из СОКПБ о принудительной госпитализации Зазыкиной А.П. в психиатрический стационар от 13.11.2003 г., данный документ датирован 18 октябрем 2010 г. Данный документ касается моей однофамилицы Зызыкиной Александры Павловны, 1927 года рождения, которая проживала по другому адресу и как я знаю уже умерла в 2009 году. Видно очень департаменту здравоохранения хочется обосновать моё сумасшествие и прикрыть незаконное помещение меня Белошенковой в СОКПБ, подсовывая следственному комитету документы на совершено другого человека. Хочу подчеркнуть, что следователь Д.Н. Быков даже не обратил внимания, что присланное заключение из СОКПБ касается другого человека. На данный факт было обращено внимание руководителя Ярцевского следственного комитета А. А. Борушнова. В-седьмых, в документах департамента нет ни строчки упоминания о том, что мною в суде было доказано избиение меня врачом Козыревым и что это его деяние было не плодом моего психического расстройства (паранойей), а правдой.
А теперь, после повествования В.Д.Зазыкиной, хочется уделить внимание содержанию постановлений следователей Ярцевского следственного комитета.
Хочу отметить, что все пять постановлений следователя Панасенкова М.А. и шесть постановлений следователя Д.Н. Быковым почти слово в слово повторяют друг друга. В постановлениях следователя Д.Н.Быкова появились показания В.И. Немцовой, Ю.В. Бобровой, которые фактически дают показания в пользу Зазыкиной. Следователь Д.Н. Быков в своем постановлении даже не указал, кто такие В.И. Немцова, Ю.В. Боброва и Т.В. Михайлова, где и в качестве кого они работают. В постановлении от 03.02. 2011 г. добавилась ссылка на ответ из департамента из здравоохранения по Смоленской области.
В постановлении говорится, что следствие не может дать оценку справке, выданной Зазыкиной врачами общественной организации «Независимая психиатрическая ассоциации России», так как она была обследована специалистами данной организации по истечении определенного периода времени, без учета всех обстоятельств произошедшего. В документе, выданном Зазыкиной «Независимой психиатрической ассоциации России», указаны обстоятельства незаконного помещения её в СОКПБ. Следователю Д.Н.Быкову перед тем как утверждать обратное, надо было просто прочесть данный документ, который у него есть в деле. Документ, выданный «Независимой психиатрической ассоциацией России», подписан четырьмя врачами психиатрами, среди которых два врача-психиатра высшей категории. Комиссия признала Зазыкину психически здоровым человеком. Она сама по собственной инициативе ездила в г. Москву и настояла на проведении данной экспертизы, чтобы доказать, что её незаконно поместили в психиатрическую больницу и поставили на учет у врача-психиатра.
В постановлениях говорится, что согласно справке от врача психиатра Белошенковой Зазыкина находилась в психиатрической больнице в связи с недобровольной госпитализацией по ст. 29/а с диагнозом: «Острое психотическое расстройство неуточненное ассоциированное со стрессом».
Следователь Д.Н.Быков искажает факты.
Во-первых: Зазыкина находилась в СОКПБ с другим диагнозом поставленный Белошенковой, а именно: «Сениальная деменция, параноидальный острый синдром», а не тот который указывает следователь Д.Н. Быков. Следователь Д.Н. Быков, как и следователь М.А. Панасенков за все время следствия даже не удосужился узнать, что за болезнь скрывается за диагнозом «сениальная деменция» иначе он бы узнал, что данный диагноз ставиться больным, которые страдают потерей памяти. Исход данной болезни – тотальное слабоумие. Для подтверждения этого диагноза необходим консилиум врачей, для точного диагноза используют компьютерный томограф головного мозга. Данным заболеванием Зазыкина не страдала и прекрасно помнит все детали своей жизни.
Во-вторых. Направила Зазыкину Белошенкова по ст. 29/а и б, а не только по ст.29/а. Это указано в её направлении на госпитализацию. Ст.29/б гласит: «Беспомощность больного, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности». К Зазыкиной это не относилось.
В-третьих. В постановлении Д.Н.Быкова говорится, что Зазыкина 20.11.2009 года снята с учета, но нет никакой информации, на каком основании Зызыкину поставили на учет, кто снял её с учета и кто установил срок её наблюдения.
В-четвертых.. По диагнозу,поставленному в СОКПБ, Зазыкина не подлежала принудительному помещению в СОКПБ. Стрессовое состояние ей организовали именно врачи Белошенкова и Козырев, с целью скрыть её избиение Козыревым. Они решили представить её психически ненормальной и отправить в СОКПБ, зная, что она сняла побои и обратилась в правоохранительные органы с заявлением об избиении её Козыревым.
В-пятых. В законе «О психиатрической помощи…» ст.29 лицо может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия, если оно страдает психическими расстройством, и оно является тяжелым. Зазыкина психическими расстройствами никогда не страдала, тем более тяжелым и на учете у психиатра не состояла.
В постановлении от 28.06 2010 года появились показания Т.В. Михайловой, которая утверждает, что Зазыкина при поступлении в СОКПБ «находилась в неадекватном состоянии, была сильна возбуждена, суетлива, плакала, кричала, заявляла о том, что зав. хирургическим отделением избил её. На контакт с ней не шла, заявляла, что будет разговаривать через адвоката, говорила, что хочет умереть. Во время осмотра, на теле В.Д. Зазыкиной были обнаружены гематомы, а именно в области грудной железы справа и бедре». Михайлова, которая принимала Зазыкину, просто переписала в журнал это вранье из направления на госпитализацию подписанного Белошенковой. При поступлении в СОКПБ Зазыкина не разговаривала ни с кем из врачей. Единственный вопрос, который Михайлова задала сопровождающей: «Где решение суда о помещении её в СОКПБ?». Осмотр Зазыкиной проводился только на следующий день. Показания врача В.И.Немцовой полностью опровергают ложные показания Т.В. Михайловой, которые выше приводит следователь Д.Н. Быков. «Опрошенная Немцова В.И. пояснила, что 19.11.2008 к ним в отделение доставили гражданку Зазыкину отделении вела себя спокойно, рассказывала о том, что с ней произошло».
Д.Н. Быков в своем постановлении приводит описательную часть дневника при поступлении в СОКПБ. « Кроме того, в описательной части дневника, заполненного при поступлении в СОКПБ, указано, что при беседе с врачом Зазыкина заявляла, что « в больнице убивают больных, отравляют ей организм, не спала ночами, дралась ординаторской с врачами и зав. отделением. Зазыкина продуктивному контакту малодоступна. Возбуждена, суетлива. Кричит, плачет, ругается. Высказывает идеи отношения физического уничтожения. Отказывается разговаривать с врачом. Мышление непродуктивное, непоследовательное. Эмоционально неадекватна. Критики к состоянию нет. Заявляет, что хочет умереть». Хотелось бы узнать у следователя Д.Н. Быкова. Кто автор выше указанного бреда в описательной части дневника?
В постановлении вообще ничего не говорится; на каком основании Зазыкину поместили в отделение детоксикации в милицию перед отправкой в СОКПБ (раньше этот факт отрицался); на каком основании ей незаконно надевали наручники; на каком основании её обыскали в милиции, при этом порвали молнию на сапоге.
Врач-психиатр Белошенкова, поставившая ложный диагноз, нарушила закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Кроме нарушения ст. 29 и ст.30 ч.2 была нарушена ст.11 ч.2.
Согласно ст. 11 ч.2 вышеуказанного закона «Врач обязан предоставить лицу, страдающему психическим расстройством, в доступной для него форме и с учетом его психического состояния информацию о характере психического расстройства, целях, методах, включая альтернативные, и продолжительности рекомендуемого лечения, а также о болевых ощущениях, возможном риске, побочных эффектах и ожидаемых результатах. О предоставленной информации делается запись в медицинской документации». Никакой информации о её психическом состоянии, о характере психического расстройства, о целях, методах и продолжительности рекомендуемого лечения ей ничего не говорилось, данные записи в медицинских документах отсутствуют.
Непонятно на каком основании следователь Д.Н. Быков считает, что принудительное помещение Зазыкиной в психиатрический стационар законом обосновано, что Белошенкова в своих действиях руководствовалась положениями действующего законодательства РФ. Д.Н.Быков в своем постановлении пишет: «Незаконность принудительного помещение в психиатрическую лечебницу предполагает госпитализацию потерпевшего, как в порядке неотложной помощи, так и по решению врача-психиатра или комиссии врачей на основании заведомо ложного диагноза о необходимости такого лечения». В действиях Белошенковой есть все основания заведомо ложного диагноза, так как диагноз, поставленный врачами СОКПБ, его полностью опровергает. По диагнозу, который поставили врачи СОКПБ, в психиатрическую больницу не помещают. А если следовать логическим выводам Д.Н.Быкова, то практически каждого гражданина страны можно отправлять в психиатрическую больницу из-за стрессов, получаемых гражданами каждый день. Следователь Д.Н.Быков в своем постановлении пишет: «обязательным элементом данного состава преступления является наличие прямого умысла». Он утверждает, что в действиях Белошенковой невозможно достоверно высказаться о наличии прямого умысла, так как не имеется сведений об осознании её противоправности своих действий. Это утверждение ложное, так как Белошенкова прекрасно осознавала свои действия, сознательно написала ложный диагноз, по которому Зазыкину обязательно должны были поместить в психиатрическую больницу, по другому диагнозу её просто туда не поместили бы.
14.03. 2011г. Ярцевским городским судом было удовлетворена жалоба о признании незаконным постановления следователя Д.Н. Быкова об отказе в возбуждении уголовного дела от 03.02. 2011г. С этим постановлением суда согласился присутствующий в суде помощник Ярцевской межрайонной прокуратуры И.С. Яловой.
22.03. 2011г. Ярцевский МСО СУ СК обжаловал решения суда в кассационной инстанции Смоленского областного суд. Главный аргумент кассационной жалобы, что в постановлении суда Ярцевский МСО СУ СК называется при прокуратуре РФ по Смоленской области и такой организации нет с 15.01. 2011 г. Странно получается, что и.о. руководителя Ярцевского МСО СУ СК А.В. Денисов обвиняя суд, сам не читал постановления своего подчиненного следователя Д.Н. Быкова, который на первой странице своего уведомления и на последней странице своего постановления в п.4 пишет: Ярцевский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области. 28.04. 2011 г. суд кассационной инстанции отменил выше названное постановление Ярцевского городского суда, на основании, что такой организации, как Ярцевский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Смоленской области нет, а существует Ярцевский МСО СУ СК РФ по Смоленской области и дело направлено на новое судебное разбирательство. Но уже 13 мая 2011г. Смоленская областная прокуратура (после обращения) отменила постановление следователя Д.Н. Быкова от 3.02.2011г. об отказе в возбуждении уголовного дела и направило материалы для дополнительной проверки.
Идет сознательное затягивание рассмотрения дела Зазыкиной с целью прекратить его любыми путями. Следователи Ярцевского МСО СУ СК РФ по Смоленской области не известным причинам не желают следовать закону и присылают отписки, видно надеются, что Зазыкина смирится с произволом и прекратит отстаивать свою честь и достоинство, а может даже и умрет, ведь ей уже 76 лет.
Зазыкина неоднократно обращалась письменно в Генеральную прокуратуру РФ и лично была два раза на приеме, в Следственный комитет при Прокуратуре РФ в г. Москве и лично была на приёме, в Общественную палату РФ, депутату Государственной думы В.В.Жириновскому, много раз в Смоленскую областную прокуратуру и три раза была лично на приеме, в Ярцевскую межрайонную прокуратуру, но получает только отписки. Её снова и снова пускают по замкнутому кругу.
14 апреля 2011 года Зазыкина пыталась попасть на приём к руководителю или заместителю СУ СК по Смоленской области РФ в г. Смоленске, но её не приняли, только взяли заявление. Ответа на своё заявление она так и не получила, что является нарушением закона РФ.
Ради справедливости надо отметить профессиональную работу судей Ярцевского городского суда О.А. Бондаревич и И.В. Царьковой, которые вели судебные заседания, соблюдая требования закона.
Зазыкина В.Д.- вдова полковника Советской Армии, всю жизнь честно работала в качестве педагога и отдала все свои силы воспитанию подрастающего поколения. За свой труд была награждена двумя медалями СССР, многими почетными грамотами, имела много благодарностей и никогда не думала, что на старости лет испытает физическое и в первую очередь моральное унижение, находясь на лечении в больнице, от врачей, которые давали клятву Гиппократа. И не могла представить, что правоохранительные органы окажутся на стороне нарушителей закона, а ей в преклонном возрасте придется столкнуться с бездушием людей, которые по своим должностным обязанностям призваны охранять её здоровье и её права и свободы.
ЦК нашей партии в течение двух с половиной лет оказывал юридическую и иную поддержку В.Д. Зазыкиной. Мы и дальше будем держать на контроле ход расследования дела. Надеемся, что справедливость, в конце концов, все-таки восторжествует.
первый секретарь ЦК Всесоюзной партии «Союз коммунистов». С.Н. Степанов
От редакции. Изложенное дело, при всей его вопиющей чудовищности, в сегодняшней России – вовсе не исключение, а становится, скорее, правилом. Произвол врачей-психиатров в соединении с судебным произволом было предметом рассмотрения, например, в статье «Врачебная месть» (газета «Мир новостей от 29 марта с.г.). Рядом, в другой публикации, приведены слова президента Независимой психиатрической ассоциации России Юрия Савенко «Беспредел в психиатрии приобретает невиданный размах». Такому свидетельству нельзя не доверять.
Нам же здесь хотелось бы отметить, что переименование милиции в полицию в одном аспекте оказалось вполне обоснованным: от советской милиции в годы «перестройки» и «реформ» почти ничего не осталось. Правят бал полицаи. В связи с этим можно высказать предложение высшим властям – включить в состав полиции также следственный комитет (в г. Ярцево он этого достоин), а также врачей психиатрической службы, да и не только ее. Это было бы, по крайней мере, честно.
В правительственной «Российской газете» за 27 мая в заметке «Звоните, Вам помогут» приведены слова статс-секретаря – заместителя министра внутренних дел С.Булавина, что «эффективность расследования преступлений во многом зависит от отношения граждан и общества непосредственно к сотрудникам полиции». Соображение вроде бы правильное. Однако в том же № «РГ» излагаются ответы министра МВД Р.Нургалиева. Министр сетует, что «как в министерство, так и лично ему приходит много обращений с жалобами на неправомерные действия работников органов внутренних дел. И количество заявлений в адрес ДСБ МВД России тоже постоянно растет. В прошлом году их поступило свыше 15 тысяч, что в полтора раза больше, чем годом ранее». Думается, что такова же динамика жалоб отчаявшегося населения и по поводу произвола служб, которые выше мы условно объединили словом «полиция», – порой они страшнее обычного криминала. Да и не нажалуешься.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *