Нам пишут. Столяр М.Г.

Для победы социалистической революции нужна низкая производительность труда, но для победы социализма – высокая.

(К вопросу о старом споре марксистов – ленинцев)

Ленин,  наверное, и без утверждения Маркса (о том, что  новая формация  может появиться только в  передовой стране) мог дойти до мысли, что  производительность  труда (ПТ) – более высокая – есть главное условие утверждения  нового общественного  строя.  Впрочем,  сегодня и любому  грамотному  человеку  понятно, что  сильнее  то  государство,  чей  ВВП (валовой внутренний  продукт, т.е. годовая ПТ) выше.

Утверждение Маркса выведено из  исторической  практики становления  и смен   эксплуататорских  формаций, в  которых  новый строй зарождался и  побеждал   по  причине  скачка  прогресса.  Соответственно этой логике переход к социализму должен был  состояться сначала в передовых  капиталистических  странах, что  при  смене  капитализма  социализмом в  ХХ и ХХI  веках –  не  подтвердилось. (Говорят, что Ленин открыл закон неравномерности развития стран при капитализме и что поэтому  прорыв должен состояться в слабом звене.  Но ведь и Маркс исходил из факта неравномерности развития. Только в случаях смен эксплуататорских формаций  слабым  звеном являлись как раз те, что были  первыми). Прорыв к социализму России  и  других стран, имел  место  в  условиях отсталости. Революционная  психология  формировалась не  прогрессом, а  чем – то  иным. Но факт есть  факт – на  путь  социализма  становились  отсталые страны и  над  ними дамокловым  мечом  висело  предупреждение  Ленина: если не будет достигнута ПТ выше капиталистической, то поражение  неотвратимо.   То,  что   СССР   в  период  двадцатых и тридцатых  годов  развивался  необычайно  высокими темпами, что  позволило  выдержать страшный  удар  фашистской Германии и победить, отчасти обусловлено  гениальной  установкой  Ленина  на  электрофикацию (сейчас  сказали бы, что удачно «оседлали»  новую  технологическую.  волну). На  ее  основе  удалось быстро перевооружить  промышленность,  сельское  хозяйство,  да и рост культуры и образования не был бы  возможен  без  «лампочки  Ильича».  Процесс  подстегивался  зреющей  угрозой  военной  агрессии. В то же  время в ускоренном  перевооружении  СССР  новой  техникой  помог  глубокий экономический кризис в капиталистическом  мире – Великая депрессия,  потому  масштабные  закупки  Советским  Союзом   передовой западной техники  оказалось  взаимо-выгодными, так как облегчали Западу   проблему  сбыта.   Но  после  победы во  2-й  мировой  войне,  когда  стала  формироваться  мировая  система  социализма, и  были  созданы  ракетно-ядерные  силы сдерживания, прежние  стимулы  и   факторы (новая технологическая волна, угроза агрессии, возможности передового перевооружения – утратили свою техническую и  психологическую  силу.   Была  провозглашена – естественная  в  этих  условиях – цель: повышение  благосостояния  народа, что также обращало  мысли и внимание  многих к росту собственного  благополучия (нередко  во  вред  общему, в забвение  общего). Мобилизационный  довоенный трудовой  стимул – угас, но  заменить  его  чем-то  подобным не  получалось.   В то  же  время   капиталистический  мир  по – прежнему  стимулировался  естественными психологическими порывами – погоней за прибылью,  конкуренцией.   На фоне капиталистического  прогресса в  США, Японии, в  странах  Западной Европы – в  СССР и  других  странах  социализма   в  конце  прошлого  века  стали  падать темпы  роста (в  СССР это  назвали  застоем).   Но ленинское  предупреждение (что есть понятая  реальность) актуальности  не  теряло.  Осознание такой «чреватой»  перспективы  породило  в  конце 70-х  годов  поворот  Китайской  народной  республики  на  новый  курс,  который  они  уклончиво  назвали  «социализмом с китайской  спецификой». За этим названием  скрывалось   нарушение  марксистского – ленинского  «табу»  на  недопустимость  частной  собственности, и, тем  более – наемного  труда.   В СССР,  в  общем, тоже  пришли  к  пониманию необходимости  дать  определенный   простор  капиталистической  (рыночной) инициативе,   динамичной, стимулируемой не по причине  идеологии, но в  силу  творческих  способностей – погоней за личным самоутверждением и обогащением.  Можно  сказать,  что  таким  образом делалась  ставка на  прогрессивный  человеческий  материал, который есть одна из двух элементов, образующих производительную силу.  Однако  предательство  «верхов»  в  СССР, подготовленное  Западом,   привело  к  его распаду, к реставрации  капитализма.

Подытожим  сказанное.  Очевидно, что каждая  новая общественно-экономическая  формация  – по  Закону  естественного  отбора – для  победы над старой  формацией  должна владеть  более  высокими,  по  критерию  ПТ, производительными  силами(ПС).   Прорыв  к  социализму,  произошел, однако, вопреки  марксовому  указанию  на  необходимость  предпосылки в виде  передовых  ПС.  И это  не  случайно.   Утверждение Маркса  было  верно  для  случаев становления  и  смен  эксплуататорских  формаций (рабовладельческой, феодальной, капиталистической), когда  средства  прогресса – технического, энергетического (или, как  сейчас  говорят, – новая  технологическая  волна)  осваивались  развитой творческой элитой  (предпринимательской, как  ее  сейчас  именуют). Это, как правило, совпадало с потерей  развития  на прежней технической  основе,  совпадало с  недовольством  «низов».  Новая производственная  элита с  помощью либо  революционных  реформ, или – капиталистической революции,  прорывалась к власти, вводила  новые  производственные  отношения, то есть новые формы  собственности на  средства  производства и  на  рабочую  силу, которые  обеспечивали  максимальную доходность.

Маркс  оказался  прав  в том, что  на  смену  капитализма  пришел  социализм. (Хотя теоретически возможна  смена  капитализма новым эксплуататорским строем, в  котором работники с помощью средств  информационной, ….революций  будут  превращены в  полуроботов, а новая элита будет  опираться  в  своих  человеконенавистнических устремлениях на прогресс уже не столько в  экономической сфере,  сколько в  средствах масштабно- гибельного массового поражения на принципах, доселе неведомых, на новые возможности управления  человеческим  поведением.  Глобальный  капитал  на это  работает.)   Приходу социализма предшествовало во 1-х понимание того, что избавиться  от  угнетения надо не с помощью доброго  царя, но через  овладение  средствами производства, а во 2-х то обстоятельство, что на  смену экономической эксплуатации  с развитием вооружений  – в ХХ веке – пришла военная, которая ставила «низы» перед выбором: погибнуть или сбросить власть, которая  делает  прибыль уже не только и не столько с помощью  производства, но бросая в топку капиталистического локомотива   жизни  своих работников. Психология революционного  прорыва изменилась.  Стимулом к  пролетарскому  восстанию становилась ситуация, когда «низы не могли жить по – старому» на пределе и за пределом терпения, что могло исторически  иметь  место в условиях поражения в военных конфликтах, что мы и видим на примерах, начиная с Парижской Коммуны и до военных развязок второй половины ХХ века.

Однако это  обстоятельство  не  могло снять  того условия  победы нового общественного строя, о чем  сказал  Ленин: новый строй должен  опираться на более  высокие  производительные  силы (а с этим – и на  соответствующие – военные  средства).  Иначе – гибель.  Поворот  социализма  государственного к  рыночному и являет собой попытку решения  вопроса выживания и  победы в  капиталистическом мире через вовлечение в экономику энергии  предпринимательского творчества  при  условии  его  реализации  на  пользу  всего  общества, при  недопустимости  покушения новой  производственной элиты на политическую власть. На повестку дня  встает поиск новых стимулов нравственности. Можно ли было обойтись без привлечения такого рискованного резерва ускорения   социалистического прогресса?  На мой взгляд – нельзя. Да ведь и формула коммунизма, сформулированная  Марксом и Энгельсом, звучит соответствующе: от каждого по способностям, каждому по потребностям.  А для способных  людей потребность  творческой самореализации почти также естественна, как потребность есть, пить, иметь крышу над головой. Они и сами возьмут  свое, если по человечески не  договориться.  И не просто  договориться, а найти способы обеспечения жизни в мире и дружбе.

 Столяр М.Г. Набережные Челны. 17.10.13.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *