О сохранении народа

В «Литературной газете» №3 – с.г. – статья Татьяны Владимировой «Торговцы подержанными идеями» с подзаголовком: «В чем  ошиблись Клара Цеткин и Роза Люксембург?» (Клара Цеткин и Роза Люксембург – выдающиеся деятели в немецком коммунистическом движении начала ХХ в – М.С.)

Приведу несколько цитат из которых видна позиция автора:

– «Скоро человечество сможет отметить юбилей – 100 лет женского равноправия»

– «Какова бы она (Россия) не была – для ее существования нужны русские люди. Если русские люди заместятся другими – это будет другая история, другой народ и все другое …»

– «Возвращаясь к женскому вопросу», можно сказать: «для каждой тетеньки быть «эмансипэ» удобно и приятно, а для народа – убийственно»

– «Нормальная .. девчонка должна готовиться к роли мамы … к роли жены и мамы. Вот, собственно, что надо сделать, если хотим сохраниться»

Главный довод автора: судьба страны под угрозой из-за низкой рождаемости русских. И все из за  приверженности женщин идеям эмансипации.

Озабоченность Т. Владимировой судьбой русского народа как  стержневого, государственно-образующего (встречалось выражение – элитного) в российском                  народе, а с этим и России – оправдана и понятна. Но вопрос слишком важен, чтобы проявлять близорукость. Однако, автор впадает в эту близорукость, в узость взгляда – наверное,  потому, что ее влечет роль ниспровергателя идей женской эмансипации. Сама она работает в банке, увлечена своей работой и не видит реалий жизни.

Если не лезть в тонкости, то надо указать на две принципиальные ошибки автора: в вопросах количественной и качественной оценки идущего демографического процесса в России и выявлении причин происходящего.

В первом случае ошибка состоит в том, что изменение численного состава населения есть результат сложения двух процессов: рождения и вымирания. Во втором  – надо учитывать фактор возможностей самореализации тех, кто родился и живет – самореализации на благо себе, а главное – на благо настоящего и будущего своего народа.  Для сохранения  народа необходимо в общем случае, что бы первое  превышало второе, из  чего следует: надо создать благоприятные  условия  для  роста  рождаемости и для снижения  смертности.

Обращусь к статье А. Кончаловского «Куда мы катимся?» (вкладка «Улики» №1 в газете «Советская Россия» от 30.01.14 г. Там же есть ссылка на www.AdMe.ru). Несколько извлечений применительно к теме (с пояснениями):

1. Сравним  с  советским  временем. Тогда  рождаемость превышала  смертность. А что сегодня?

– «За последние 20 лет в России вымерло более семи миллионов русских … по продолжительности жизни мужчин Россия занимает примерно 160 место в мире, уступая Бангладешу».

2. Ухудшение условий  жизни как причина  роста детской  смертности и снижения возможностей  для  самореализации личности.

– «Мы занимаем  1-е  место  в  мире по  числу  детей,  брошенных  родителями».

– «У нас от двух до пяти миллионов беспризорников (после Великой Отечественной войны их было семьсот тысяч)».  Добавим (спросим): а что могут дать стране выросшие беспризорники? Криминальную опухоль, которая резко ослабляет жизненные силы народа.

И еще. Об этом автор не пишет, но есть информация о том, что по числу детских самоубийств Россия занимает – если не первое, то – призовое место в мире (по отношению ко всему населению). Было ли что-то подобное в СССР? Нет. Сама Владимирова пишет о том, что в 70-80-е годы «иметь детей, числом больше двух считалось неприличным». То есть фактор «эмансипэ» идеологически довлел и тогда. Но ведь не было ничего подобного тому, что происходит сейчас. В СССР ежегодный прирост населения составлял не менее оного миллиона человек, значит в России (советской) – не менее полумиллиона.

Никакой замещающей миграции из союзных республик не было, ибо у тех народов не было нужды спасаться от собственного вымирания и перебираться через кордон за заработками в Россию.

Вывод: в сокращении русского – да и российского – народа, в ликвидации условий для самореализации каждого (подчеркнем – и каждой!) главную роль выполняет государственная «машина убиения», которая работает почище, чем фашистская военная машина. При чем тут женская «эмансипэ»?

Обращусь к здравому суждению автора о том, что народ есть «историческое тело», чей век 1000 лет и больше, но – расширю эту мысль до всечеловеческого «исторического тела», которое растет и развивается через эволюции и революционные смены состояния по законам живой (здесь – человеческой) природы (большинство народов Земли проходят схожие стадии развития).

В целом закон человеческого развития обобщенно (по Марксу) звучит как «Бытие определяет сознание», а в более узком плане – применительно к революционным сменам состояний (а если говорить точнее, что  имеет непосредственное отношение к России сегодня – то надо говорить о предреволюционном состоянии) – звучит по формуле британского историка Арнольда Тойнби как: «На вызовы (угрозы) бытия сознание находит свой ответ». Особенностью революционных переходов является то, что «ответ сознания» на угрозу (а может быть и на возможность качественного улучшения жизни) реализуется не всем народом (в государстве), а той его частью, которая обладает для этого (применительно к уровню развития производительных сил или к обстановке) соответствующими способностями.

В силу смычки возникших факторов  или возможностей с ответствующими способностями эта, ставшая авангардной, способная общность, совершает необходимый прорыв,  избавляющий от угрозы, –  делающий возможным – выстоять и победить.   (Или – прорыв  к  лучшей жизни)

«Вызов» угрозы может быть порождением человеческой среды, но так же и – природной.

Поскольку здесь рассматривается женская половина человечества и сделано предположение об их авангардной роли сегодня в мобилизации общества на преодоление «вызова» смертельной угрозы, то есть смысл обратить внимание на исторические перемены революционного характера, где женщины сыграли ведущую роль. Такое имело место в силу заложенного в две половины человечества (мужскую и женскую) разделения труда в деле воспроизводства жизни и условий для жизни  с учетом   специфики женской функции. Дело было давно и потому надо исходить из исторически зафиксированных фактов смены общественных состояний или форм семейной жизни. В первом случае речь идет о переходе от стадного образа жизни с вожаком – мужчиной к родоплеменной организации на основе женско-родственной вертикали власти (матриархату). Это была организационная революция древности, позволившая организовать жизнь возросшего человеческого населения (что открыло так же и возможности свершения масштабных дел, направленных на лучшую жизнь). Революция  состояла в  смене мужского единоначалия в организации жизни (в стаде) – женским управлением (в  родоплеменной  общности).

Во втором случае имело место избавление (или резкое снижение) брака (негодного «продукта») в детопроизводстве, в период матриархата, когда совершался переход от беспорядочных сексуальных отношений к парной семье, предшественнице моногамной.

В обоих случаях в качестве главного «вызова» выступал запрос на лучшую жизнь (но – учитывались и угрозы). Прорывы революционного характера инициировались женщинами, которые знали своих детей и имели над ними родительскую власть (в первом случае), или – видели связь детской инвалидности с близким кровным родством в сексуальном контакте (во втором случае).

В статье «Другое время – другая война» (см. приложение) предлагается (в ответ на грозные вызовы России и как средство мобилизации на борьбу «во спасение») опираться на то обстоятельство, что нормальный сексуальный контакт невозможен без женского согласия, что дает Ей возможность диктовать какие-то условия. В данном случае речь идет о создании женского движения – явного или неявного, по личной инициативе или коллективной, имеющего целью мобилизацию мужчин (и общества) на борьбу «во спасение». Но тут в повестку дня встает вопрос – а откуда возьмутся такие женщины? А с другой стороны  – ничто не мешает патриоту-мужчине, с которым она желает иметь связь (в рассматриваемом плане) – явить инициативу в патриотическом воспитании, в побуждении ее к полезному делу.

Смертельные вызовы не надуманы и о них надо говорить.

А в чем важном женщины могут «подтолкнуть» мужчин – и не обязательно означенным способом? Для спасения страны, в частности, нужна постановка на законодательном уровне (а депутатский корпус на всех уровнях власти в подавляющем большинстве состоит из мужчин) вопроса об отмене Соглашения с НАТО, ратифицированного Госдумой в 2007 году. Фракция КПРФ голосовала против – но ведь, наверное, не для того, чтобы обозначить: вот мы какие патриоты, а потому, что видели смертельную опасность для страны такого Соглашения. Как говорится «слава богу», что у власти РФ до сих пор не было повода им воспользоваться. Значит, надо всеми способами добиваться устранения такой возможности. Пока что никто не может убедить мужичков-законотворцев  – членов КПРФ сделать смелый шаг. А если это потребуют женщины?

Нужна и другая инициатива «во спасение» пока – формально (по закону) – такой вопрос можно ставить. Речь идет о том, что бы инициировать проведение референдума по вопросу передачи власти трудовому народу (Р – ВТН!).

Очевидно, что постановка этих вопросов в повестку дня вызовет негативную реакцию власти, то есть переведут скрытую войну в открытую – на социально-политический уровень, если не хуже. Но это поможет всем осознать суровую правду. Все это лучше, чем смиренно позволять себя вести согласно сценариям и провокациям врагов России. Можно и нужно навязать свой сценарий развития, только в этом случае возможна победа.

Приложение: статья «Другое время – другая война». Примечание: там есть неточности и ошибки: 1) На стр. 1 слова «из текста» названы дважды. Лишнее убрать. 2) На стр. 3 во фразе «если не будут задушены» последнее слово читать «загублены».

Столяр М.Г.  Набережные  Челны. 05.02.14

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *