РАБОЧИЙ КЛАСС

Мнение наших товарищей

«Советском энциклопедическом Словаре» (изд. «Сов. Энциклопедия», 1980) написано: «Рабочий класс – один из основных классов современного общества, главная движущая сила исторического процесса перехода от капитализма к социализму и коммунизму… При социализме рабочий класс – класс тружеников общенародных социалистических предприятий, владеющий средствами производства – самая передовая и организованная сила общества».

В 80-е годы прошлого столетия эти слова были чуть ли не аксиомой, в них нельзя было не верить. Но наступили 90-е годы, начал отсчет новый век, а рабочий класс в «историческом процессе перехода к социализму и коммунизму» как-то не виден. Куда все делось?

Хочу поделиться с Вами своими наблюдениями и размышлениями в этом немаловажном вопросе.
До войны мы жили с родителями в селе Пены Курской области. Отец работал сменным инженером на сахарном заводе им. Карла Либкнехта. Перед самой войной жизнь была радостной. Помню праздник 1-го мая 1940 года. Весь коллектив завода, инженеры, рабочие с семьями праздновали в лесу (там была первомайская поляна). Много осталось прекрасных воспоминаний. И очень хотелось все это повторить через год. Но, к нашему разочарованию, как сказал отец, объявили борьбу с панибратством, и повторения не произошло. Не думаю, что эта борьба была объявлена в масштабе отдельно взятого завода. Видимо, проблема имела общесоюзный размах. Откуда же взялось непочтительное, фамильярное отношение со старшим, с начальником? И страна была на подъеме, и рабочие проявляли чудеса производственного героизма, а вот получилось так, что чрезмерное сближение стало отрицательно сказываться на рабочих отношениях и, конечно, на результатах работы.

В этой связи мне вспоминается рассказ одной моей знакомой, которая в советское время в течение нескольких лет жила в Японии в пределах поселения посольства СССР. Рядом жили колонисты из капстран. И к тем и к другим на работу ходили местные японцы. Было отмечено, что японцы у колонистов капстран вели себя сдержанно, не позволяли никаких вольностей, тогда как в советских помещениях они могли себе позволить рассиживаться на диванах, в креслах, вели себя, мягко говоря, свободно.

Трудно сказать, что является организующим началом. Но, несомненно, в любой группе кто-то берет на себя роль лидера, и во многом от его мышления зависит поведение всей группы.

В последние годы лидеры левой оппозиции в нашей стране высказывают много надежд на рабочий класс, подсчитывают количество рабочих. Но проходят годы, а заметной борьбы рабочих со своими угнетателями, по существу, не видно. Придите на митинги левой оппозиции, среди выступающих рабочих там нет. Или, что это за лидеры среди рабочих, которые в борьбе за получение своей зарплаты организуют голодовки? Видимо, у рабочих нет настоящих думающих лидеров. А все думающие рабочие уходят в торговлю, в руководящие органы голубых профсоюзов, на заработки. Постоянно происходит размывание рабочего класса, потенциальные лидеры уходят. Стоит ли надеяться, что рабочий класс созреет сам по себе?
А вот как думал о перспективах рабочего класса Ф. Энгельс (К. Маркс, Ф. Энгельс, соч. т. 20, стр. 206): «Настанет время, когда не будет ни тачечников, ни архитекторов по профессии и когда человек, который в течение получаса давал указания как архитектор, будет в течение некоторого времени толкать тачку, пока не появится опять необходимость в его деятельности как архитектора».

Можно надеяться, что когда наступит это время, у рабочих появится лидер, постоянно знающий их потребности. Появится и не уйдет.

Давно излагал свои мысли Ф. Энгельс, но, видимо, тем, кто руководил и руководит в настоящее время, некогда читать классиков и каждый думает, что ему надо принимать решение с нуля. Как усиленно старались у нас учить рабочих, дать им высшее образование. И способные рабочие, получив дипломы о высшем образовании, покидали, оголяли свой класс, но не несли с собой его интересы, становились черномырдиными. А можно предположить, что упомянутые руководители, наоборот, читали классиков и, понимая опасность со стороны рабочего класса, специально обучали передовых рабочих, чтобы лишить рабочий класс перспективных лидеров (классовая борьба).

В этой связи можно вспомнить ситуацию в армии. В Красной Армии передовым красноармейцам присваивали звание старшины. Но старшины продолжали жить в казармах вместе с остальными красноармейцами. Старшины положительно влияли на весь порядок и дисциплину. А когда наступил критический момент в начале Великой отечественной войны, в июле 1941 года в Армию было призвано 140 тысяч молодых коммунистов и передовых комсомольцев в качестве политбойцов (не пропагандистов), по одному в каждую роту. Они должны были своим поведением и рассудительностью служить примером, а по команде первыми идти в атаку. Но вот Гречко ввел институт прапорщиков. Кто в них пошел? Те же старшины. Но прапорщики в казармах не стали жить (офицеры). И пошла-поехала всякая дедовщина, прочая негативщина.

Не преобразуются сами по себе рабочие в рабочий класс. И то, что они находятся сейчас, так сказать, без руля и без ветрил, говорят многие примеры. Вот один из них. Частенько у метро «Бауманская» стоит мужичок с газетами «Память», мечтает о возрождении монархии, с упоением говорит о белой гвардии, а, как выясняется, работает простым рабочим, образование 8 классов. И он не просто продает эти газеты, а активно обо всем своем рассказывает.

Значит, если мы хотим построить социализм, с рабочими надо работать и не только со стороны: призывами, листовками, дорогими газетами.

Рецепты? Надо не забывать мысли классиков и использовать опыт. Ведь в свое время в стране из отсталых, забитых рабочих был образован революционный рабочий класс. А потом, к сожалению, из рабочего класса было образовано безответное нечто.

С.К. ГРИШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *