Как это было? Беловежское предательство. Свидетельства очевидцев.

predateli-belovezhya

Ю.М. Воронин, д.э.н., профессор, первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ (1992–1993 гг.) вспоминает интересные факты «беловежского сговора».

8 декабря 1991 г., подписав Беловежское соглашение и фактически развалив Советский Союз, Б.Ельцин, Л.Кравчук и С.Шушкевич со товарищи осуществили антисоюзный государственный переворот. Могильщики СССР пытаются убедить россиян и мировую общественность в том, что Советский Союз распался сам как нежизнеспособная система. Как далека эта ложь от истины, свидетельствует беловежская авантюра. Публикация в газете «Советская Россия»

О беловежском сговоре написано и сказано столько, что, казалось бы, отслежена каждая их минута. Мне, как одному из шести членов делегации Российской Федерации во главе с Б.Ельциным, утвержденной Верховным Советом, которые от имени Российской Федерации должны были поставить свои подписи под Союзным договором, хотелось бы высказать свои соображения по данному вопросу.

До самого декабря 1991 г. продолжался агонизирующий процесс поисков спасения Союза  в какой-либо форме. В ноябре в  Ново-Огареве возобновился процесс  консультаций между представителями республик по вопросу о проекте Союзного договора. Но политическая ситуация в стране после августовских событий 1991 года была уже другой. Каждый из руководителей союзных республик Советского Союза в своем сепаратистском рвении, испугавшись, что власть в стране может полностью перейти в руки Б.Ельцина, пытался обскакать других, ускорив выход из СССР и оказав тем самым большую медвежью услугу истинным заговорщикам.

К середине ноября 1991 года за столом переговорщиков в Ново-Огареве о судьбах Союза  осталось уже всего семь участников: Россия, Белоруссия и пять среднеазиатских республик. Остальные просто перестали принимать в нем участие. 1 декабря на Украине был проведен референдум о полной независимости Украины и подтверждении полномочий Л.Кравчука как президента. По итогам референдума Украина стала окончательно «незалежной». Соединенные Штаты заявили о своей готовности установить с нею дипломатические отношения, а Борис Ельцин признал независимость Украины. А президент СССР М.Горбачёв по-прежнему продолжал писать послания парламентариям всех республик, призывая их обсудить и подписать документ в его последнем согласованном виде.
О дальнейшей судьбе «нового» Союза позаботилась российская «передовая группа» в составе Г.Бурбулиса, Е.Гайдара, А.Козырева, С.Шахрая во главе с Б.Ельциным, подготовившая встречу в Беловежской Пуще с С.Шушкевичем и Л.Кравчуком, который после украинского референдума, одобрившего «незалежность», отказался в принципе подписывать Союзный договор, планируя последующие шаги, общее название которым – измена.
8 декабря 1991 г. «внуки» Ярослава Мудрого подписали Беловежское соглашение. Под основным документом – Соглашением о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) – стоят подписи Б.Ельцина и Г.Бурбулиса (от России), Л.Кравчука и В.Фокина (от Украины), С.Шушкевича и В.Кебича (от Белоруссии).
Документ констатирует, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». Вместо него провозглашается создание Содружества Независимых Государств (СНГ), открытого для присоединения к нему других независимых государств. Это было свидетельство о смерти некогда великой державы с тысячелетней историей.
Цели и принципы Содружества излагались в двух дополнительных документах – «Заявлении глав государств» и «Заявлении руководителей правительств». Главы государств в своем заявлении утверждают, что именно «недальновидная политика Центра привела к глубокому экономическому и политическому кризису, к развалу производства, катастрофическому понижению жизненного уровня практически всех слоев общества», чем хотя бы косвенно снимают с себя вину за ликвидацию СССР.

Документ, подписанный главами правительств, был посвящен координации экономической политики трех членов Содружества: сохранению единого экономического пространства, сохранению единой валюты – рубля, проведению однотипной бюджетно-налоговой политики, координации внешнеэкономической и таможенной политики и т.д. Жизнь показала, что все написанное в нем было чистейшей ложью, затуманиванием глаз народам Советского Союза.
Именно тогда, 8 декабря 1991 г., подписав Беловежское соглашение и фактически развалив Советский Союз, Б.Ельцин, Л.Кравчук и С.Шушкевич со товарищи осуществили антисоюзный государственный переворот.
Мне хорошо помнятся декабрьские дни 1991 г., когда вернувшиеся из Белоруссии Г.Бурбулис, С.Шахрай, Е.Гайдар, А.Козырев наперебой рассказывали, кто из них был автором документа о прекращении существования СССР, кто из них внес самую большую лепту в этот процесс, и запустили в оборот штамп, которым впоследствии помечали всё, чтобы ни случалось в «демократической» России – они «спасли разваливающийся Советский Союз от кошмара гражданской войны».
Е.Гайдар на всех углах приписывал авторство беловежского документа себе, что именно его рукой был написан текст. В дальнейшем он подтвердил это в своих мемуарах.
Недалеко ушел от Е.Гайдара и С.Шахрай. Он рассказывал, что Б.Ельцин летел в Минск якобы только для подписания двухсторонних договоров между Россией и Белоруссией. Но С.Шушкевич предложил также пригласить Л.Кравчука и подписать трехстороннее коммюнике. И что якобы он, С.Шахрай, подготовил все формулировки и написал документы о распаде и прекращении существования СССР. Во всех интервью он твердо убеждал и убеждает до сих пор, что СССР якобы «умер» еще до Беловежья, а в «Вискулях» «они, как врачи, лишь зафиксировали факт смерти СССР…» Я бы поверил С.Шахраю как врачу-патологоанатому, но С.Шахраю как юристу, специалисту по юридическому оформлению огромного числа антинародных ельцинских «загогулин», поверить, к сожалению, не могу. Это верх цинизма.
Суть вопроса, по С.Шахраю, заключалась в том, что Советский Союз был учрежден в 1922 году четырьмя республиками: РСФСР, Украиной, Белоруссией и Закавказьем. Поскольку Закавказье перестало существовать, то три республики имеют якобы полное юридическое право упразднить Союз.
Предложение «величайшего юриста» и было принято за основу при подготовке беловежских документов. Это тем более было важно, что оно исходило от России, на которую в случае необходимости всегда можно было перевести стрелки. Поэтому с величайшей радостью и С.Шушкевич, и Л.Кравчук поддержали ельцинский вариант, оформленный шахраевской казуистикой.
Любопытно, что о своем решении «могильщики Союза» сначала известили президента США Джорджа Буша (старшего) и только потом президента СССР М.Горбачёва. Первый «принял информацию к сведению», второй возмутился, но и пальцем не пошевелил для упрочения Конституции СССР.
Дж.Буш в тот же день созвал пресс-конференцию и объявил, что «СССР больше не существует», что США победили в холодной войне». При этом он подчеркнул, что «…Соединенные Штаты израсходовали на ликвидацию Советского Союза пять триллионов долларов».
Не отстают от США в дележе пальмы первенства в ликвидации Советского Союза и некоторые политики Запада. Так, выступая в ноябре 1991 года на заседании американского нефтяного института, Маргарет Тэтчер откровенно призналась: «Ельцину была оказана существенная помощь во время событий августа 1991 года, когда руководящая верхушка СССР, блокировав Горбачёва, попыталась восстановить систему, обеспечивавшую целостность СССР».
Теперь пусть могильщики СССР (Бурбулис, Шахрай, Козырев и др.) попытаются убедить россиян, что Советский Союз распался сам как нежизнеспособная система!
Между тем концепция, что СССР распался объективно, продолжает «вколачиваться» в головы людей и сегодня, имеет место в умах некоторых «теоретиков». Эти «теоретики новой волны», не удосужившись освоить теорию общественного развития, продолжают пытаться убедить народы (и особенно русский народ. – Ю.В.), разобщенные семьи, беженцев и вынужденных переселенцев в том, что произошедшее в Беловежской Пуще – это лишь юридическая констатация свершившегося факта.
Не отстали в тот период от возвышения своей роли в подготовке Беловежских соглашений не только Е.Гайдар и С.Шахрай, но и Г.Бурбулис. Он откровенно говорил: день беловежского сговора «был самый счастливый день в моей жизни. Ведь над нами теперь никого не было». Таково кредо дорвавшегося до власти провинциального преподавателя научного коммунизма средней руки.
Анализируя беловежский сговор, хотелось бы привести еще один весьма значительный факт. В октябре 1992 г. я возглавлял делегацию Верховного Совета Российской Федерации на праздновании Дня независимости Турции. В эти дни и познакомился с С.Шушкевичем и его новой молодой супругой Ирой. У меня состоялось много откровенных бесед с С.Шушкевичем. Конечно же, все они в основном касались событий в Беловежской Пуще. Он рассказывал, что первоначально встреча с Б.Ельциным в Белоруссии должна была закончиться просто охотой. Однако С.Шахрай, Е.Гайдар, А.Козырев и особенно Г.Бурбулис постоянно «поджучивали» Б.Ельцина подготовить в пику М.Горбачёву свой вариант договора, в котором должны быть ключевые слова о том, что «Советский Союз как геополитическая реальность прекращает свое существование». До сих пор у меня звучат слова С.Шушкевича: «Все решилось на основе хорошей вечерней бани». Эту победу, распад империи, следует хорошо отметить! И доотмечались… С тех пор по стране гуляет ёмкая фраза: «Сообразили на троих, а голова болит у миллионов».
Беловежское соглашение фактически подвело итог тому, на что нацелился Б.Ельцин в борьбе с М.Горбачёвым раньше, к чему он планомерно шел, подталкиваемый и западными покровителями, и «демократами», и «коммунистами с человеческим лицом». Содержание соглашения было просто вызывающим, до абсурдности нереальным, казалось бы, нереализуемым в принципе. И тем не менее оказалось реализованным. Реализованным потому, что ориентировались прежде всего на личность М.Горбачёва, исходили из того, что последний в силу своей никчемности, отсутствия всякого авторитета, отсутствия, как говорят, внутреннего стержня просто не будет ничего делать. «Пущисты» не ошиблись.  Невнятный лепет, робкие призывы одуматься, предпринятые М.Горбачёвым, добили всех, морально разоружили даже тех, кто готов был выступить на защиту Советского Союза. В этот момент, наоборот, у определенной части общества даже появилась надежда, что с избавлением от М.Горбачёва наконец-то можно будет перейти от слов к делу, прекратить скатывание страны к экономическому и политическому краху.
В связи с подписанием Соглашения о создании СНГ сразу же в печати появилось официальное заявление М.Горбачёва. Читая его, до сих пор поражаешься отсутствию элементарного политического чутья у человека, целый ряд лет возглавлявшего великую державу.
«Это соглашение, – отмечает М.Горбачёв, – имеет позитивные моменты». Какие же это «позитивные» моменты в документе, который хоронил Советский Союз!? Оказывается, «в документе подчеркивается необходимость создания единого экономического пространства, выражается готовность к сотрудничеству в области науки, образования, культуры» и тому подобная чепуха, которую просто стыдно перечислять. В заявлении делается главный вывод, который в соответствии с Конституцией СССР должен был лечь в основу всей дальнейшей работы президента СССР, но не лег: «Соглашение прямо объявляет о прекращении существования Союза ССР» как «геополитической реальности».
Статья 11 соглашения прямо указывала, что с момента подписания на территориях подписавших его государств не допускается применение норм третьих государств, в том числе и бывшего Союза ССР. Антиконституционный, незаконный характер этого пункта был настолько очевиден, что даже не преследовал цели соблюдения или придания хотя бы мало-мальски законной формы.
Между тем беловежские авантюристы торопились узаконить свои соглашения, чтобы сделать процесс необратимым. Уже 10 декабря Л.Кравчук и С.Шушкевич созвали Верховные Советы и ратифицировали соглашения о создании СНГ. 12 декабря Верховный Совет РСФСР также ратифицировал представленные документы. Ратификационные процедуры были проведены без обсуждения, без должного их анализа. Россия, Украина и Белоруссия отозвали своих народных депутатов из союзного парламента.
Вечером 25 декабря 1991 года М.Горбачёв выступил с Обращением к гражданам Советского Союза. И начинается оно не только весьма примитивно, но и юридически безграмотно для выпускника юридического факультета МГУ: «В силу сложившейся ситуации с образованием Содружества Независимых Государств я прекращаю свою деятельность на посту президента СССР». И тут же подписал указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием президенту России Б.Ельцину. Уже одно это полностью, ярко и откровенно выбивает все доводы М.Горбачёва, которые он стал выдвигать, особенно в последние годы, что он все делал, чтобы сохранить Советский Союз.
Конечно же, после этого Б.Ельцин не мог не воспользоваться слабостью бывшего теперь уже президента СССР М.Горбачёва. Президент Советского Союза просто сдался, сдал Коммунистическую партию, которая его выпестовала, сдал Конституцию СССР, фактически одобрил развал Союза, расчленение русского народа, за объединение которого на протяжении столетий боролись русские князья и царствующие особы, руководители Советского государства, продемонстрировал себя ничтожным человеком, совершив множество предательств. Как всегда, М.Горбачёв лукавил: утром говорил одно, вечером – другое. И сегодня, находясь в добром здравии и материальном благополучии, он пытается убедить народы бывшего Советского Союза своими заверениями: «Я ведь «до последнего патрона» боролся за сохранение Союза». «Я намеревался сохранить СССР в существовавших тогда границах, – будет продолжать убеждать себя М.Горбачёв, – но под новым названием, отражающим суть произошедших демократических преобразований». И опять невдомек этому горе-политику, что от изменения названия страны суть не изменится. Демократические преобразования вполне можно было осуществить и в рамках СССР.
Среди факторов, приведших к распаду СССР, о которых в последние годы ратует Горбачёв, не было ничего необратимого или детерминистского. Властные амбиции, алчность элит нового поколения, экстремизм национальных лидеров – это лишь небольшой перечень факторов, приведших к развалу Советского Союза.
Главные могильщики союзного государства совсем недавно принадлежали к высшему партийному и государственному руководству СССР, воспитывались и публично клялись в верности идеалам дружбы народов, никто из них не был ни теоретиком, ни идеологом сепаратизма.
Все они, поменяв свой личный статус, вкусили прелести высшей власти: личные лайнеры, почетные караулы, полная бесконтрольность в праве распоряжаться богатством и судьбой великой страны и ее народа, убежденность, что именно они стали творцами нового этапа истории своих стран.
Но главный фактор, который обеспечил победу неодемократам, ратовавшим за развал СССР, был тот, что за всеми действиями Б.Ельцина и его окружения, за спиной М.Горбачёва, Ал.Н.Яковлева, Э.Шеварднадзе по развалу СССР стояли мощные силы, находившиеся за рубежом. Об этом прямо и откровенно заявил тогдашний президент США Джордж Буш: «Одержана величайшая победа  над СССР, причем руками его внутренней оппозиции» (выделено мной. – Ю.В.). Теперь всем стало очевидно, что Запад действовал в России руками «агентов влияния». Так что если и следует искать виновных в развале СССР, то вопрос об ответственности надо ставить шире, чем он ставился в 91-м году и позже.
Истина и позор, на мой взгляд, заключаются в следующем: режиссура Запада не просто была, но сознательно была принята М.Горбачёвым и его окружением, а также со стороны Б.Ельцина.
Уместно в этой связи обратиться к фундаментальному труду Киссинджера «Дипломатия», над которым, судя по предисловию автора и посвящению своей книги сотрудникам внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов, работали сотни, если не тысячи людей, планировавших и осуществлявших стратегию холодной войны. Как признался Киссинджер, цитируя документ Совета по вопросам национальной безопасности №68 от 14 апреля 1950 г., «целью холодной войны является обращение оппонента в истинную веру: «Способствовать фундаментальным переменам в характере советской системы», определявшимся как «принятие Советским Союзом конкретных и четко определенных международных условий, при наличии которых могут расцвести свободные установления и благодаря которым народы России получат новый шанс определить свою собственную судьбу» (курсив мой. – Ю.В.).
«Свободные установления» расцвели после того, как появилась возможность «дожать» советских лидеров М.Горбачёва, Ал.Н.Яковлева и Э.Шеварднадзе. Об этом красноречиво и абсолютно точно говорит другой дипломат того времени, тогда уже отстраненный от дипломатического диалога с США, А.Добрынин. Он недвусмысленно подчеркивает роковую роль М.Горбачёва и Э.Шеварднадзе в уступках американской дипломатии по вопросам разоружения и объединения Германии, что ускорило  формирование «критической массы», приведшей к распаду Организации Варшавского Договора, а затем и СССР.
Поэтому ничего удивительного нет, что Запад не моргнув глазом поддержал всех вчерашних членов Политбюро, а ныне руководителей новых государств в их стремлении к расчленению союзного государства. Новые страны, возникшие на руинах СССР, были молниеносно приняты в члены ООН, чтобы получить международную гарантию своей независимости на случай, если вдруг обстоятельства сложатся неблагоприятным образом для сепаратистов. Всякая попытка вновь вернуть их в Союз могла быть сорвана теперь уже с помощью международного сообщества. Это была своего рода гарантия необратимости разрушения Советского Союза, которую выдавал Запад.
Еще интенсивнее «свободные установления» проявились после вступления России в МВФ. Так что очень большая доля истины есть в том, что «не Америка на деле выиграла холодную войну, а Советский Союз ее проиграл и четыре десятилетия напряженных усилий оказались потрачены зря, поскольку все сработало бы так же хорошо – а может быть, даже лучше, – если бы Америка оставила Советский Союз в покое». «Победа в холодной войне… стала  результатом  наложения  друг на друга сорока лет американских двухпартийных усилий и семидесяти лет коммунистического окостенения» (курсив мой. – Ю.В.).
Конечно, провалы во внутренней политике, медлительность в осуществлении назревших мер, называемая здесь окостенением, были. Безусловно, они ослабляли советскую систему. Этого нельзя не признавать. Однако систему даже после пяти лет горбачёвской «перестройки»  можно было  укрепить, причем очень надежно. А что  не прошли бесследно сорок лет американских двухпартийных усилий и затраченные триллионы долларов, образовавшие государственный долг США, – в этом персональная вина М.Горбачёва, граничащая с государственным преступлением ХХ в. Собственно, этим он знаменит и почитаем в стане наших недругов. С ними он «поработал» вместе.
Как видно, причины событий начала 90-х гг. находятся и там, на Западе, и здесь, у нас, в нашей стране. Многие сегодня подчеркивают, что результатом «двусторонних» усилий  стала встреча на Мальте американского и советского руководителей. Нам неизвестны документы этой встречи. Однако, по мнению А.А.Громыко, «на Мальте Горбачёв проиграл по всем статьям». Именно на Мальте были заложены основы соглашения о развале СССР, одобрена концепция будущего Беловежского соглашения, подведена идеологическая база грядущего ослабления российской государственности и государства. Добрынин высказал твердое убеждение в том, что «у Советского Союза был шанс закончить холодную войну, не утрачивая завоеваний, накопленных советской дипломатией при Громыко, то есть на равных с Западом».
А.Громыко-старший, рекомендовавший Горбачёва на должность Генерального секретаря ЦК КПСС, видимо, и мысли не допускал, что достижения Советского Союза в международной политике, особенно в области сдерживания агрессивных устремлений империалистических держав во главе с США, с очень большим трудом приобретенные за десятилетия интенсивной работы, будут так бездарно сведены к нулю. А это, как теперь видно всем, имело далеко идущие последствия, превратив мир в однополярную систему под эгидой США.
Другими словами, уничтожение СССР позволило Западу не считаться с ранее достигнутыми с Советским правительством договоренностями и обязательствами. Это касается прежде всего нерасширения НАТО на Восток, неразмещения на территории бывших стран Варшавского Договора военных баз и других.
Все исторические «позитивные моменты», о которых так ратовал М.Горбачёв в своем заявлении после подписания Беловежского соглашения, – «создание единого экономического пространства» и т.д. – моментально были забыты после декабря 1991 года, когда крах Советского Союза и победа Америки в холодной войне положили начало новой американской идеологии – триумфализма. И сам М.Горбачёв, считавшийся на Западе «радикалом №1» Советского Союза, вскоре стал обвиняться в «упущениях», недостатке «радикализма».
Первым ударом по экономическому пространству СНГ стало исчезновение единого рублевого пространства. Национальные банки «суверенных государств» хотели печатать рубли практически в неограниченном количестве, внося тем самым свою лепту в гиперинфляцию начала 90-х. Все попытки российского Центробанка договориться о контроле над этим процессом воспринимались как «покушение на независимость». Российская Федерация первой вышла из рублевого пространства, причем сделала это, не ставя в известность остальное Содружество. Вместо советского Россия стала печатать российский рубль. А расчеты со странами Содружества перевели в доллар, насколько это позволяла тогдашняя бартерная экономика. Следом покинула рублёвое пространство Украина, которая в качестве переходной денежной единицы ввела купон. Около года он ходил параллельно с рублем, но потом полностью его вытеснил.
Дольше всех боролись за единый рубль Белоруссия и Казахстан, но и они к 1993 году смирились и заменили его соответственно «зайчиком» и тенге.
В то время я беседовал со многими юристами по вопросу легитимности Беловежских соглашений и их ратификации парламентами союзных республик. Поскольку в «Вискулях» участвовали лишь три стороны из четырех учредителей СССР 1922 года, то юридически беловежские соглашения нелигитимны.
Более того, без предварительного изменения Конституции СССР ни один орган РСФСР, а тем более должностное лицо не имели права подписывать какой-либо документ о прекращении действий Договора об образовании СССР. В противном случае, как это произошло с Ельциным, его действия становились антиконституционными со всеми вытекающими из этого юридическими последствиями.
Не только Верховный Совет РСФСР, но и Съезд народных депутатов РСФСР не имели права ратифицировать Соглашение об образовании СНГ и денонсировать Договор об образовании Союза ССР. Договор 1922 года об образовании СССР вообще не предусматривал его денонсации республиками, входившими в его состав. Утверждение, изменение и дополнение союзного договора подлежало исключительному ведению Съезда Советов СССР.
Верховный Совет РСФСР, ратифицировавший Беловежское соглашение, превысил свои полномочия и, вопреки ст. 104 Конституции РСФСР, рассмотрел и решил вопросы, относящиеся к компетенции Съезда народных депутатов РСФСР.
В общей сложности Верховный Совет РСФСР нарушил более 30 статей действовавшей в то время Конституции РСФСР, в которой содержалось упоминание Союза ССР. Более того, 21 апреля 1992 года Съезд народных депутатов РСФСР в статьях 4, 7, 30 Конституции РСФСР подтвердил, что на территории РСФСР действуют Конституция и законы СССР и сама Российская Федерация является частью Союза ССР.
Многие уже забыли, что на Съезде народных депутатов РСФСР и Б.Ельцин, и Р.Хасбулатов, и С.Филатов, понимая, что Верховный Совет РСФСР превысил свои полномочия, ратифицировав Беловежское соглашение, трижды ставили вопрос об их одобрении. Съезд три раза отказывался голосовать за исключение статьи о существовании  СССР из Конституции РСФСР. Я совершенно уверен, что незаконность ратификации Беловежских соглашений и боязнь понести ответственность за это тяжкое преступление были одной из причин расстрела Съезда народных депутатов Российской Федерации в 1993 году и выторговывание за преемственность президентской власти указа о беспрецедентных гарантиях президенту, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи, гарантиях юридических, социальных, экономических, политических.
В этих абсолютно ясных для политика условиях веское слово обязан был (не должен был, не имел права, а именно был обязан!) сказать гарант Конституции СССР, президент СССР  М.Горбачёв и все было бы легитимно. У него для этого были все законные основания.
Статья 1273 Конституции СССР однозначно фиксировала, что президент СССР выступает гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и законов СССР; принимает необходимые меры по охране суверенитета Союза ССР и союзных республик, безопасности и территориальной целостности страны, по реализации принципов национально-государственного устройства СССР; объявляет в интересах защиты СССР и безопасности его граждан военное положение в отдельных местностях; вводит чрезвычайное положение с незамедлительным внесением принятого решения на утверждение Верховного Совета СССР.
Ни одним из своих полномочий президент СССР М.Горбачёв в декабре 1991 года не воспользовался, фактически встав на одну доску с развальщиками Советского Союза, чем вписал свое имя в анналы отечественной истории именно как сознательный развальщик, а не созидатель, не как гарант Конституции СССР. И это клеймо развальщика будет висеть на роду М.Горбачёва до седьмого колена!
Боялись ли беловежские авантюристы, что М.Горбачёв может, что называется, взбрыкнуть?  Боялись! Е.Гайдар убеждал, что М.Горбачёв не сумеет использовать силу – сдвинуть с места военных, которых за последние годы многократно «подставляли», было нелегко. Да и авторитет М.Горбачёва у военных был призрачным. Как рассказывал мне позднее С.Шушкевич, в случае острой необходимости на всякий случай был подготовлен вертолет, чтобы улететь в Польшу, искать поддержку на Западе. Однако Л.Кравчук неустанно повторял: «Горбачёв к силовым методам не обратится».
Сегодня, оценивая события декабря 1991 года, М.Горбачёв убеждает всех, что он якобы «в голове прокручивал «вариант ареста «беловежских подписантов». «Но в тот момент, – уточняет М.Горбачёв, – резкие движения могли расколоть страну, умыть ее кровью. За Ельциным тоже стояли люди, часть военных. Поэтому такой сценарий был для меня неприемлемым» (Версия, 22 марта 2005 г.).
23 февраля 1993 года, в день государственного праздника – День защитника Отечества – Государственная дума амнистировала участников ГКЧП. Единственный из обвиняемых, кто не принял амнистию и настоял на судебном разбирательстве, чтобы защитить свое честное имя, был генерал армии, Герой Советского Союза, участник Парада Победы Валентин Иванович Варенников. Военная коллегия Верховного суда не нашла в действиях В.И.Варенникова в августовские дни 1991 года состава преступления. Это был мужественный шаг со стороны членов коллегии.
Оправдательный приговор В.И.Варенникова заставил власть занервничать. Уже 19 августа 1994 г. в Москве состоялась конференция, посвященная событиям августа 1991 г. Присутствовавшие и выступившие на ней «демократы» высказали угрозы судьям Военной коллегии Верховного суда РФ, вынесшим оправдательный приговор В.И.Варенникову. Участвовавший в работе конференции руководитель администрации Ельцина, «демократ» первой волны С.Филатов (он же в тот период сопредседатель совета по кадровой политике при президенте РФ) ничего лучшего не мог придумать, как заверить присутствовавших, что Федеральному собранию не будут представлены для утверждения в должностях члены Военной коллегии, вынесшие активному члену ГКЧП оправдательный приговор. Другими словами, С.Филатов, причислив себя к лику «святых демократов», счел возможным решать за президента, кого представлять, а кого нет на должность судей Верховного суда, не понимая, что подобным заявлением он дискредитирует саму идею правового государства, подрывает принцип разделения властей.
15 марта 1996 года Государственная дума приняла постановления «Об углублении интеграции народов, объединившихся в Союз ССР, и отмене Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года» и «О юридической силе референдума СССР от 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза Советских Социалистических Республик».
В чем заключался смысл постановлений, принятых Государственной думой?
Депутаты, проголосовавшие за принятие этих постановлений, по прошествии пяти лет констатировали, что Советский Союз был разрушен вопреки воле народов с грубыми нарушениями Конституции СССР. От имени своих избирателей они заявили всему миру, что три «лидера» бывших республик Союза украли у них страну, в которой они родились, воспитывались  и гражданами которой являлись.
Государственная дума сочла назревшей проблему устранения препятствий перед реинтеграцией: препятствий политических, экономических, моральных, психологических. Безусловно, принятые Думой постановления – не совсем приятные документы для многих руководителей, но не для народа. Главное – речь в них шла о расчете с нашим собственным прошлым, о том, чтобы убрать формальные основания говорить, что Россия не заинтересована в воссоздании единой государственности.
Этими постановлениями депутаты Государственной думы дали возможность одному из подписантов неконституционного беловежского документа, президенту России Б.Ельцину, начать процесс собственной политической реабилитации в глазах не только россиян, но и всех народов СССР. К сожалению, он этой возможностью не воспользовался.
Какой вой подняла «демократическая» пресса, авторы и идеологи беловежского предательского сговора, руководители некоторых стран СНГ по поводу этих постановлений Государственной думы. Что-де постановления приняты Думой в целях усиления конфронтации перед президентскими выборами, «выталкивают президента на агрессивный антикоммунизм в избирательной кампании» и находятся «за гранью права» (Г.Бурбулис), что «документы не имеют никакой юридической силы… не соответствуют юридическим нормам» (С.Шахрай), что принятые документы «могут ускорить процесс расширения НАТО на Восток» (А.Шохин, В.Лукин). Бывший на тот период министром иностранных дел РФ Е.Примаков высказался в том плане, что решения Госдумы якобы, «подрывая правовую базу под существованием Российского государства, создают правовой беспредел в международных отношениях России».
Один из главных подписантов Беловежских соглашений Б.Ельцин обратился в Совет Федерации. По его мнению, говорится в обращении, «этими постановлениями Государственная дума отменила решения Верховного Совета РСФСР о ратификации «Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» и о денонсации Договора об образовании СССР», что «принятие этих постановлений не только ставит под сомнение легитимность самой Государственной думы, но и вносит неопределенность в порядок принятия законов и других важнейших решений государства…
Подобная реакция со стороны подписантов и их идеологов вполне понятна. Даже в ходе обсуждения проектов постановлений депутатские фракции и группы достаточно жестко ставили вопрос о персональной ответственности подписантов и их клевретов. Тогдашняя фракция ЛДПР даже внесла отдельное постановление Государственной думы «О привлечении к ответственности лиц, причастных к подготовке проекта Беловежских соглашений», в котором считала целесообразным привлечь к ответственности Г.Бурбулиса, А.Козырева, С.Шахрая, Е.Гайдара, причастных к подготовке проекта Беловежских соглашений, а также членов Верховного Совета РСФСР, незаконно присвоивших себе полномочия съезда и голосовавших за ратификацию этого незаконного соглашения.
Что касается руководителей независимых государств, бывших союзных республик, то их реакция вполне понятна. Эти князья получили абсолютные привилегии лидеров и поэтому не чувствуют желания к единению; их испугало, что за опрометчивые шаги по развалу Союза, совершенному вопреки воле народов, вопреки действовавшим на то время их республиканским Конституциям, придется отвечать перед людьми и перед историей.
Но Совет Федерации не поддержал решения Государственной думы, и вопрос был спущен на тормозах.
По прошествии лет «авторы» Беловежского соглашения стыдливо прячут глаза и стараются всеми силами преуменьшать свою роль в развале СССР, пытаются отвести от себя удар, переключая стрелки друг на друга, убеждать, что они чуть ли не спасли страну от гражданской войны, будут доказывать, что СССР якобы распался задолго до Беловежья. С.Шахрай не преминет подчеркнуть, что текст Беловежского соглашения писал Е.Гайдар. Через несколько лет все авторы-герои исчезнут за ширму: «поручили экспертам готовить документы», хотя никаких экспертов в Беловежье не было и в помине.
С.Шахрай из года в год убеждает общественность, что именно Л.Кравчук был против «сохранения Союза хоть в каком-нибудь виде».
Г.Бурбулис, пытаясь смыть с себя черное пятно, вынужден заявить: «Это трагедия человека, Родина которого перестала существовать…» К сожалению, это лицемерное и безнаказанное признание. Пройдет еще несколько лет, и Г.Бурбулис – специалист по научному коммунизму – будет демагогически заявлять, что «Беловежские соглашения сильно недооценены», что «наша родина – Советский Союз окончательно и необратимо распался в трагические дни августовского путча 1991 года», что «нужна была определенная мудрость, определенное мужество с нашей стороны, чтобы найти ту форму – правовую, политическую, которая бы этот распад сделала более управляемым, более щадящим и регулируемым… Когда я встречаюсь в университетах разных стран мира с профессионалами, они говорят, что это был шедевр политической дипломатии конца XX века» и прочее, прочее словоблудие.
Развал Советского Союза – это мировая трагедия. В то время как Европа интегрировалась, создавая единое правовое, экономическое и политическое пространство, российские неодемократы бездарно делали все, чтобы развалить великую державу, страну, в которой выросли, которую защищали наши отцы и деды. Эта трагедия стала несчастьем для миллионов людей, которые вдруг оказались за границей своей Родины. Это стало трагедией и для российской экономики, которая впала в социально-экономический кризис, длящийся вот уже более двадцати лет. Многие по прошествии лет это осознали. И все-таки развал Советского Союза – трагедия историческая, но временная. Никакая это не смерть Советского Союза, которую якобы «зафиксировали беловежские авантюристы», а его сознательное разрушение, за что авторы этого разрушения и их пособники должны нести уголовное наказание независимо от срока давности. Уверен, так и будет!
Народ России оценивает события 1991 года исходя из своей жизни в эпоху «демократических перемен». И эта оценка не в пользу тех заверений, которые клятвенно давали борцы за «демократию и свободу». Люди увязывают свое нынешнее положение исходя из задержки выплат зарплат, войны на Северном Кавказе, дефолта 98-го, грузинского инцидента, роста безработицы и, наконец, нынешнего экономического кризиса 2008-го. Потянулись сложные годы тяжелейшего стресса.
Неудивительно, что, по данным “Левада-Центра”, с 2007 года число россиян, которые называют происшедшие в 1991 году события «трагическими, имевшими гибельные последствия для страны и народа», возросло с 24 до 33%. В свою очередь число тех, кто оценивает их как «победу демократической революции, покончившей с властью КПСС», стало меньше и составило только 9%. Это стало поистине шоком для неодемократов и свидетельством того, что народ постепенно прозревает. Не сомневаюсь, что время прозрения не за горами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *