Что либералы празднуют 12 июня?

На самом деле мы до сих пор отмечаем личный праздник Ельцина. Впервые в мировой истории “день независимости” начинает праздновать страна, которая не освободилась, а, наоборот, стала колонией – политической, финансовой!

12 июня 1990 г. Ельцин подписал печально известную “декларацию о государственном суверенитете России”, через год именно на этот день были назначены заранее предрешенные выборы Ельцина в “президенты РФ” – и это стало “национальным праздником” всех “дорогих россиян”.

Но для начала был учрежден “День независимости России“. Но от чего?

“Исходно 12 июня был “днем независимости” Ельцина от Горбачева, и, на самом деле, мы до сих пор отмечаем личный праздник Ельцина, – рассказал Накануне.RU историк Андрей Фурсов. – Потому что какая может быть независимость России? От кого независимость – от Советского Союза, интегральным элементом которой былаРоссия? В этом отношении сам этот праздник искусственный, более того, я считаю, что как праздник он не состоялся, и люди прекрасно помнят, кто такой Ельцин, прекрасно помнят, что такое распад Советского Союза, которыйнаш нынешний президент назвал самой большой геополитической катастрофой 20 века – и что же мы? Празднуем катастрофу, выходит? И, потом, я полагаю, народ не должен отмечать праздник одного лица, которое активно разваливало Советский Союз – праздник Ельцина“.

12 июня – “день независимости” Ельцина от Горбачева?

На самом деле, день независимости в современном мире является традиционным праздником бывших колоний, к которым относятся, к примеру, США, Канада, Австралия, Индия и большая часть стран африканского континента, Россия за всю свою 1000-летнюю историю никогда не была колонией, но очень уж хотелось вписаться в западный контекст, попраздновать независимость хоть от чего-нибудь.

Получилось же – впервые в мировой истории “день независимости” начинает праздновать страна, которая не освободилась, а, наоборот, только стала колонией – политической, финансовой?Впервые в истории страна, после потери большей части своей территории, слома политической системы и развала экономики – учредила национальный праздник.

За праздником “независимости” последовала волна небывалой смертности, которую можно сравнить с геноцидом, войны, разруха и полная политическая капитуляция – и, тем не менее, праздник остался на месте, правда, сменив абсурдное название “День независимости” на ироничное в свете всего выше сказанного – “День России“. Видимо, поминки?

“Понимаете, этот праздник не может стать основой для общества, – объясняетпрофессор, политолог Сергей Черняховский в беседе с Накануне.RU, – потому что праздник привязан к событиям, вызывающим, скорее, негативную реакцию, и даже в какой-то своей позитивной трактовке – не эпохальным. Избрание Ельцина – это первое, чему тут радоваться? Никто этому не рад. За год до этого была декларация о независимости России (о суверенитете), которая подтолкнула негативные процессы – это понятно. Идея того, что Россия от кого-то отсоединилась – понятно, это абсурдный миф, и никто не понимает, чего тут отмечать”.

Часть элиты всерьез и долго рассказывала, да и теперь пытается внушить, что мы – молодое государство глубоко в Восточной Европе, и нам всего-то 20-25 лет от роду. Хотя по факту наша страна сегодня является правопреемником бывшего Союза (место в Совбезе ООН и “Большой восьмерке”), и внешних долгов как Российской империи, так и СССР. И даже готово выплачивать пенсии иммигрантам в Израиль. В этом смысле наши правители, как герой известного фильма – “Тут помню, тут не помню…”

Ну, а пока историческая амнезия и политическая шизофрения продолжаются, с датой играют, как могут. Например, абсурд, конечно, но мы привыкли – главный коммунист страны Геннадий Зюганов –тот самый, который по факту одержал над Ельциным победу на выборах 1996 г., но испугался взять власть и смирился с очевидной фальсификацией (которую признал и слишком разговорчивый Медведев) – предлагает перенести “День России” на День Крещения Руси 28 июля.

Политолог Сергей Черняховский же уверен, что это просто такой политический ход со стороны лидера Компартии – перенести нужно “День России” с позорной даты на любую другую, при любом варианте будет лучше.

“Геннадий Андреевич такими вещами отличается, я думаю, что это такой грамотный технологический ход. С одной стороны, это нужно, чтобы от 12 июня отказаться, а с другой стороны – предложить что-нибудь патриотическое, он же коммунист-патриот. А с третьей стороны, чтобы получить поддержку патриархии, как мощного союзника”, – сказал Черняховский в беседе с Накануне.RU.

Нетрудно заметить – символика нового государства, усиливающаяся роль православной церкви, введенное вместо 7-го ноября 4-е (День освобождения Москвы от поляков и последующее провозглашение новой династии царей) – все это говорит о том, что праздник 12 июня – это новое обретение старой царской России без царя?

В баре “Патриотизм” людям продолжают смешивать красное и белое.

Роль идеологического рупора берет на себя РПЦ, ведь “главная” партия – “Единая Россия” – неспособна создать национальную идею, потому и 12 июня не становится основой для общества.

Идеология – это ценности плюс цели. Для разных этапов цивилизации – разные формы сознания, – рассуждает Сергей Черняховский. – Религия господствует в условиях, сохраняет ценности, когда мир представляется как неизменный. А когда становится ясно, что человек обладает способностью его менять – где-то 16 век, научно-техническое развитие, великие географические открытия, Гуттенберг, Коперник, – начинает подниматься вопрос, что менять можно, значит, нужны цели. Но религия пытается сейчас как минимум эту роль ценностного хранителя выполнить, что сейчас является удержанием определенного уровня прогресса в условиях запуска социально-ценностной энтропии, когда все откатывается назад по нормам морали, праву, и идет попытка удержаться хоть на каком-то уровне. Другой вопрос, что никто целей восстановительного движения предложить не может. Религия, по характеру своего мировоззрения – не на это нацелена. А партии то ли боятся это делать, то ли не берутся, то ли интеллектуального потенциала не хватает“.

По сути, лидер флагманской партии должен выдвигать цели, но Медведева хватает только на то, чтобы становиться интернет-мемом, он дает поводы для шуток, но не для развития. Сегодня, спустя 25 лет неуспешного проекта “Суверенной Российской Федерации”, в то время, когда часть населения требует судить Горбачева и Ельцина, властям стоило хотя бы стыдливо замять тему с Ельциным. Но вместо этого из российского варианта “пиночета” лепят икону, навязывают идеалистический образ 90-х.

На ельцинизме даже при желании никакой идеологии построить невозможно, поскольку Ельцин был человеком абсолютно неидеологизированным, – считает историк Андрей Фурсов. – Ему было плевать на идеологию, ему нужна была власть и только власть. Ведь неслучайно кому-то из своих приспешников он сказал после августовского путча, что для того, чтобы свалить Михаила, придется пожертвовать Советским Союзом. Ельцин был человек абсолютно без идеологии, и уже поэтому на нем никакой идеологии построить нельзя. А если говорить с точки зрения исторического результата, то идеология ельцинизма – этоидеология капитуляции, предательства и забвения национальных интересов“.

Многие вообще удивляются, почему именно в этот день подписывали декларацию и почему назначили выборы на дату – ровно через год, 12 июня. Версии есть разные, но так совпало, что 12 июня – это еще и день рождения Джорджа Буша старшего – президента США, вице-президента при Рональде Рейгане и экс-главы ЦРУ, его задачей было уничтожение СССР. Даже если это просто совпадение, то, безусловно, увеличивает роль политика в победе “Крестового похода против СССР”.

Так нужен ли России национальный праздник? Конечно, нужен. Как квинтэссенция идеи, а не просто танцы на костях былой страны, которой нет. Сегодня 12 июня отторгают многие общественные и политические силы, но чем заменить День Позора (как обрекли его изобретательные умы)? КПРФ выдвигает 28 июля, потому что еще в этот день отмечается день памяти великого князя Владимира, которого гражданин Зюганов считает “реальным основателем нашего централизованного государства”. А в этом уже больше смысла, хотя реальные именины Владимира – 10 июля.

Я считаю, что более интересная может быть дата – я об этом как-то писал, – 10 июля, – говорит Серей Черняховский. – Дело в том, что 10 июля – это именины Владимира, а у нас в истории есть как раз “серия” таких эпохальных Владимиров, начиная с того же Владимира Святославовича, который Русь крестил, потом у нас приходит Владимир Мономах, который чуть было ее не объединил, потом, естественно, у нас – Владимир Ильич Ленин и Владимир Владимирович Путин. Каждый раз, когда что-то трагическое с Русью случалось, появлялся Владимир, который выправлял историю, спасал положение. А при этом, вообще-то говоря, если брать более научную, а не общую историю, был еще Владимир Древний – собственно, от которого пошло Владимир “Красное Солнышко”, с которым Владимира Святославовича подчас путают (“Красное солнышко” и к тому, и к другому применяют) и который, если соотносить его имя по западным источникам – Вальдемар, – погиб в сражениях с нашествием Атиллы. Ну, а кроме этого, 10 июля была принята первая Конституция России, кому-то она нравится, кому-то нет, это 1918 г., но это впервые введение конституционного правления.

И еще вспомним 10 июля 1941 г. По сути, это день, когда стало ясно, что мы выиграем войну,день начала Смоленского сражения – сам факт сражения полностью противоречил стратегическому замыслу Вермахта, потому что весь его план строился на том, что к этому сроку уже будет уничтожена наша армия западнее Днепра. Оказалось, что стоит новый фронт. А остальное – это уже технологическое доведение, потому что Вермахт не был рассчитан на такой ход ведения боевых действий. Я не говорю о более-менее эпохальных событиях 10 июля, которые есть и в православной истории, и в советской истории России. Но это, действительно, очень интересная дата, в которой сходится история с древности до современности“.

Что же за 25 лет принес тот уклад, который символизирует новый национальный праздник для “дорогих россиян”? С чем можно поздравлять в этот день? Вряд ли об этом будут писать на поздравительных открытках, но если бы такие существовали, то там бы красовались надписи: “С обнищанием!” – 22,9 млн бедных в России.“Поздравляем с крахом всех социальных гарантий!” и “Счастья вам оказаться за пределами своей страны, в государстве, где пришли к власти националисты” – 25 млн русских граждан Советского Союза оказались за рубежами “новой России”.

Потеря от процессов дезинтеграции – это, по скромным расчетам, до 1 млн человек, это просто жертвы совокупности конфликтов и неустроенности именно в тот год. То, что в целом Россия за все это заплатила цену, сопоставимую с потерями в Великой Отечественной войне, – это уже более широкий лаг, но отмечать тут действительно нечего“, – рассказывает политолог Сергей Черняховский.

Нация в этот день должна праздновать отсутствие бесплатного образования и медицины, доступа к достижениям культуры, крах промышленности, день зависимости от “нефтяной иглы”. Странно, что у кого-то вызывает удивление, что народ как-то нерадостно отмечает этот день. День начала либерально-рыночных реформ – не слишком позитивный праздник. Хотя для кого-то “День России” проходит довольно весело, только этот человек живет не в России, и на своей яхте поднимет бокал шампанского “Кристалл” за то, что удачно “вписался в рынок”, в то время как выживший народ периферийного российского капитализма займется своими делами в просто дополнительный выходной, а никакой не праздник.

Елена Кирякова

 

 

День народа России или ее нынешних правителей?

 

12 июня у нас, вроде как, официальный праздник. В то же время, не берусь сказать, что для большинства, но уж точно для многих сограждан, осознавших, что принятие 26 лет назад Декларации о суверенитете России было отнюдь не благом, этот день — вовсе не праздник. Тем не менее, даже и такой, скажем мягко, «праздник под вопросом» можно использовать — как минимум, для постановки важных вопросов.

Вопрос первый:

День России — День ли это народа России?

Кому-то вопрос покажется надуманным, но не стоит торопиться: постановка вопроса более чем обоснована. Только сравните понятия: «народное образование» и «образовательные услуги»; здравоохранение и «медицинские услуги». Даже из самой навязанной нам новой терминологии разве не вытекает со всей очевидностью, что то, что раньше было общим делом страны, всего государства, теперь становится исключительно частным делом индивида, отдельно от страны. Государство же индивиду в соответствующие сфере, максимум, «оказывает услуги». Как нынешняя власть теперь ужимает объем «услуг» — мы се видим, на себе ощущаем.

Но тогда «День России» — это вообще просто такой день некоей организации по «оказанию услуг»? Да еще и взявшей верх над «услуг» потребителем, подчинившей его своей воле… А если конкурирующая фирма — иное государство — «оказывает услуги» лучше? Тогда что: не совершенствуем свое государство, а проще — как рациональные потребители, бросаем это государство и идем за «услугами» к другому? Так что ли?

Вопрос о праздновании «Дня России» для такого упорно и последовательно навязываемого нам потребительского понимания государства тоже решается просто. Ничто ведь не мешает нам, если нечего больше делать, зайдя за покупками в соседний крупный магазин, заодно и принять участие в праздновании его юбилея? Другое дело, что в празднике мы в этом случае участвуем не как хозяева, а как лишь гости, клиенты. Но, положа руку на сердце, а в своем государстве у нас какой статус — не формальный, но истинный?

И это мой второй вопрос, более чем уместный в «День России». Переформулирую его несколько иначе:

Идет ли гражданин России, «как хозяин необъятной Родины своей»?

Здесь можно было бы привести цифры: децильные коэффициенты и центильные — во сколько раз больше среднего получают у нас десять процентов самых состоятельных, а во сколько — один процент самых сверхбогатых. Аналогично — по распределению собственности. Но не менее показательно и другое — на что я обращу внимание. Если мы и коллективный хозяин своей страны, то находящийся, скажем мягко, в весьма странном положении. Образно говоря, то ли хозяин страны лежит в углу связанный, а то ли еще и с кляпом во рту. Судя по всему, под предлогом признания хозяина не вполне дееспособным.

Скажете, преувеличиваю?

Но как еще воспринимать положение «хозяина», которому еще выбирать (из ограниченного списка) полновластного представителя-опекуна разрешили, но самому принимать решения — ни-ни? Только по ограниченному кругу вопросов, которые представитель-опекун сам для «хозяина» и определил…

Разве это не полная аналогия с абсурдной ситуацией, когда представители народа установили перечень вопросов (практически — все самые фундаментальные), которые не могут выноситься на референдум, и, таким образом, не могут решаться самими хозяевами страны, без каких-либо жуликоватых посредников?

Вопрос третий. С точки зрения способности к самоуправлению и решению стоящих перед нами задач (включая экономические):

Наша страна — развивающаяся или же деградирующая?

Как ни печально признавать, но в условиях, когда посредники-представители взяли верх над хозяевами страны и пошли по пути ограничения хозяев в дееспособности, отчего же в такой ситуации не брать верх системной тенденции, что с каждым разом, после каждых новых «выборов», посредники — они же представители-опекуны — будут все более и более циничными и бессовестными?

Раз посреднику-представителю-опекуну ограничиваемого в дееспособности народа можно все крепче связывать хозяина страны (народ), предлагать ему список для «свободного выбора» вариантов представителя-опекуна все более узкий и исключительно санкционированный действующим опекуном, категорически не позволять «хозяину» самому принимать никакие важные решения, да еще и все глубже заталкивать в глотку кляп, то откуда же среди посредничков, занятых, прежде всего, нейтрализацией «хозяина» страны, неожиданно вдруг возьмутся истинные подвижники, которые почему-то вдруг захотят действовать в интересах страны и ее связанного, валяющегося где-то в углу хозяина-народа?

Приходится признать: не просто деградация, но деградация запрограммированная, на обозримую перспективу — практически гарантированная…

Вопрос четвертый:

«С чего начинается Родина?»

Имею в виду — с чего начинается выздоровление общества и государства?

Вот сейчас в Думе озвучена инициатива КПРФ перенести празднование «Дня России» с 12 июня на иную дату, связанную с крещением и объединением Руси. Ничего не имею против. В том смысле, что понимаю инициаторов: они хотели бы решительно и окончательно похоронить восприятие дня 12 июня как праздника — не может быть день, связанный с этапами разрушения СССР (в границах исторической России), сколько-нибудь праздником. Согласен.

Но, в то же время, по большому счету, не велика разница: будут ли нас, бессловесных и связанных, грабить и уничтожать весь год и особенно, под фанфары, 12 июня? Или же все останется так же, но под фанфары это будет в какой-то другой день, например, связанный с объединением Руси? Ведь и объединение Руси, согласитесь, не для того, чтобы ее было удобнее грабить и уничтожать.

Обратимся к совсем новейшей истории. Мы все были за возвращение исторического Знамени Победы. Добились — вернули. Но надо признать, что содержательных сдвигов в главном, от чего зависят наши будущие победы и поражения, — в экономической и социальной политике — так никаких и нет. Напротив, чуть ли не под этим знаменем (хронологически — совсем близко ко Дню Победы) в 2012-м году нас (наш суверенитет) окончательно сдали в ВТО. Под этим историческим знаменем, я бы сказал, прикрываясь им, власть получила возможность проводить прежнюю экономическую и социальную политику — ни на йоту не более национально ориентированную, но только еще более лицемерно и изощренно. Разве не так?

Так, может быть, правильнее теперь повернуть иначе? А именно: в нынешний «День России» — неустанно напоминать, что это явно — не наш день, не день нашего народа, его прав, свобод, единения и на этой основе достижений. Это — день великой исторической ошибки, хотя тогда, четверть века назад, на волне противостояния с союзным горбачевским руководством, она массово таковой и не воспринималась. А теперь — день самовосхваления некоей феодально-бюрократической надстройки, подменяющей свои обязанности перед обществом мутным лексиконом из сферы услуг, да еще и необоснованно присвоившей себе полномочия хозяина страны — народа. Прежде всего, полномочие за народ решать основные вопросы жизни страны и общества, право запрещать народу решать основные вопросы своей жизни без посредников — на общенародном референдуме.

То есть, акцентировать внимание, прежде всего, на ключевых содержательных целях, включая борьбу за право народа на референдум.

А вот добьемся права на референдум — так на него и вынесем, в том числе (после решения основных вопросов о собственности и о власти), вопрос об истинно народных праздниках.

Юрий Болдырев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *