Антисталинские мифы

КАКОВЫ МАСШТАБЫ «СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ»

Уже давно опубликованы архивные документы, которые показывают действительные размеры так называемых репрессий за период 1921 – 1953 гг. и развеивают мифы о якобы «десятках и сотнях миллионов репрессированных».

Докладная справка на имя Н.С. Хрущёва о числе осужденных за контрреволюционные преступления (по ст. 58 УК РСФСР), составленная в МВД (по первичным данным 1 спецотдела) в начале 1954 г.: Всего с 1921 г. по начало 1954 г. за контрреволюционные преступления было осуждено около 3 млн. 777 тыс. человек, из них к высшей мере наказания – 642 980 человек.

По другой справке, составленной МВД чуть ранее (декабрь, 1953 г.) за подписью С.Н.Круглова на имя Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева, всего за период с 1 января 1921 г. по 1 июля 1953 г. было осуждено за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления – 4 060 306 человек, в том числе к высшей мере наказания – 799 455 человек.

По данным Министерства безопасности РФ, озвученным в 1992 г. начальником отдела регистрации и архивных фондов МБРФ генерал-майором А. Краюшиным, за всё время Советской власти (1917 – 1990 гг.) в СССР по обвинению в государственных преступлениях и некоторым другим статьям уголовного законодательства аналогичного свойства осуждено 3 853 900 человек, из них к расстрелу – 827 995 человек.

Историк И.Пыхалов приводит статистику количества заключенных в ИТЛ, ИТК и тюрьмах за период 1935 – 1953 гг. По этим данным, количество заключенных, находящихся в местах лишения свободы, никогда не превышало 2 млн. 760 тыс. человек (не считая военнопленных), что развеивает миф о «десятках миллионов узников ГУЛАГа». При этом среди заключенных системы ГУЛАГа примерно только 1/3 часть была осуждена за «политические» преступления (измена Родине, шпионаж т.п.), а основная часть – за уголовные преступления (убийство, кража, изнасилование и т.д.). В ИТК же доля уголовников среди заключенных была ещё выше. На долю «политических» приходилось всего от 12 до 20% содержащихся в местах лишения свободы.

Достаточно привести демографическую статистику СССР, чтобы увидеть всю лживость мифа о «50-100 млн. репрессированных»: По переписи на 17 декабря 1926 г. населения СССР составляло 147,0 млн. человек, а по переписи на 17 января 1939 г. – 170,6 млн. человек, то есть за 12 лет (1927 – 1938 гг.) прирост населения СССР составил 23,6 млн. человек, или в среднем в год – 1 967 человек, то есть ежегодно население прирастало на 2 млн. (!)

Посол США в СССР Джозеф Дэвис (издал книгу «Миссия в Москву») 15 июня 1941 года, т.е. спустя три года после нападения Германии на Советский Союз, выступал с лекциями в Гарвардском Университете. На вопрос, что он может сказать о наличии в СССР нацистской пятой колонны, последовал короткий ответ: «Её больше не существует – все расстреляны».

В своем дневники Дэвис записал: «Сегодня мы знаем, благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские агенты действовали по всюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое наступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Гелена. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль)… Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» – спрашивают меня часто. «Их расстреляли», – отвечаю я».

Так называемые «репрессии» 1937-1938 гг. в СССР были обусловлены бескомпромиссной и беспощадной борьбой с подрывной государственной деятельностью троцкистской оппозиции, при этом именно троцкисты, пробравшие в органы НКВД и прокуратуры, занимая высокие партийные должности, были инициаторами репрессий.

Миф же о том, что «Сталин умышленно инициировал репрессии в СССР», был запущен в активный оборот после смерти И.В.Сталина лично Хрущёвым, скрытым троцкистом, ярым организатором репрессий. По данным той же «комиссии по реабилитации» А.Яковлева периода начала «перестройки» на личном счету Н.Хрущёва значилось 161 860 человек как «врагов народа» по представленным им спискам. Из них 55 741 человек за период 1936-1937 гг., когда Хрущёв работал первым секретарём Московского ГК и облкомитета партии, и 106 119 человек за период его работы на Украине. Сталин, получая списки «врагов народа» от Хрущёва, отвечал ему – «Уймись, Никита», требовал подробного обоснования привлечения к ответственности лиц из списка и резкого сокращения численности привлекаемых.

С приходом Л.П.Берии на Лубянку масштаб репрессий резко снизился (в 10 раз), в отношении военнослужащих – более чем в 61 раз. Немедленно было запрещено приведение в исполнение ранее вынесенных расстрельных приговоров. Дела арестованных стали в массовом порядке направляться на пересмотр и доследование. За 1939 г. и 3 месяца 1940 г. Берия способствовал освобождению 381 178 человек, а к началу войны – ещё примерно 130 тыс. человек, не говоря уже о десятках тысяч реабилитированных.

Ошибки, допущенные в 1937-1938 гг. органами НКВД и Прокуратурой, были проанализированы на январском Пленуме ЦК ВКП(б) 1938г. В Постановлении Совета народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938г. были даны указания «на решительное устранение отмеченных недостатков в работе органов НКВД и Прокуратуры и исключительное значение организации всей следственной и прокурорской работы по-новому». Работники указанных структур были предупреждены, что «за малейшие нарушения советских законов и директив партии и правительства каждый работник, невзирая на лица, будет привлекаться к суровой судебной ответственности».

ОЧИЩЕНИЕ: ЧИСТКА КРАСНОЙ АРМИИ

И.В.Сталин говорил: «Иностранная… агентура, которая всегда организует и провоцирует антисоветские выступления, нами уничтожена. То, что мы… очистили вооруженные силы от заговорщиков и предателей, освободили страну от иностранной агентуры, – большая заслуга Коммунистической партии перед советским народом. Без этого нельзя было бы осуществить хорошую подготовку страны к обороне».

Убыль из начсостава 1937 – 38 гг. (арестованные и уволенные по политическим мотивам): уволено 28, 3 тыс. чел., из них восстановлено в рядах армии 10,6 тыс. (37,5% от числа уволенных по данным мотивам), итого фактически уволено – 17,7 тыс.

Таким образом, если учесть, что армия располагала по штату 206 тысячами начальствующего состава (из доклада Ворошилова на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г.), то процент уволенных и арестованных незначителен (17,7 тыс. арестованных и уволенных по политическим мотивам при численности штата начальствующего состава 206 тыс.).

В результате проделанной работы, армия в значительной мере отчистилась от шпионов, диверсантов, заговорщиков, не внушающих политического доверия иностранцев, от пьяниц и тунеядцев, а несправедливо уволенные возвращены в армию.
На место уволенных пришло в армию проверенных кадров из запаса – 8 154 чел., из одногодичников – 2 572 чел., из политсостава запаса – 4 000 чел., что покрывает число уволенных.

В результате, если перед началом чистки академическое образование имело 29% высшего начсостава, в 1938 г. – их уже было 38%, а в 1941 г. – 52% военачальников имело высшее образование.

Среди высшего военного состава был вскрыт военный заговор во главе с Тухачевским, Блюхером и другими. Уже на следующий день Тухачевский дал показания. Тухачевского судила Военная коллегия Верховного суда СССР в составе Ворошилова, Буденного и других маршалов и военачальников.

После чистки начсостава Красной Армии на руководящие военные посты в армии пришли новые военачальники, выдающиеся полководцы Великой Отечественной Войны –Василевский, Рокоссовский, Жуков и другие, которые под руководством Сталина одержали победу над гитлеровской Германией.

Вот подробная статистика движения начальствующего состав Красной Армии (из статьи историка И.Пыхалова «Очищение»):

Справка (2 шт.) о количестве уволенного командно-начальствующего и политического состава за 1935-1939 гг.

Общее количество уволенных начсостава за 1934 – 1939 гг. – 56 785 человек, из них:

В 1934 г. – 6 596 чел. или 5,9% к списочной численности начсостава;
В 1935 г. – 8 560 чел. или 7,2% к списочной численности;
В 1936 г. – 4 918 чел. или 3,9% к списочной численности;
В 1937 г. – 18658 чел. или 13,6% к списочной численности;
В 1938 г. – 16 362 чел. или 11,3% к списочной численности;
В 1939 г. – 1691 чел. или 0,6% к списочной численности.

Всего за 1937 – 1938 гг. уволено 35 020 человек. Из них:

а) естественная убыль (умершие, уволенные по болезни, инвалидности, пьяницы и др.) – 6 662 чел. или 19,1% к числу уволенных;
б) арестованные – 9 506 чел. или 27,2% к числу уволенных;
в) уволенные по политическим мотивам (исключенные из ВКП(б) за связь с заговорщиками) – 14 684 чел. или 41,9% к числу уволенных;
г) иностранцы, уволенные по директиве Народного комиссара обороны – 4 138 чел. или 11,8% к числу уволенных.

Среди арестованных (пункт «б») в 1937 – 1938 гг. – восстановлено в рядах армии 1 431 чел. или 15,0% к числу арестованных, среди уволенных по политическим мотивам (пункты «в» и «г») – восстановлено 9 121 чел. или 48,5% к числу уволенных по политическим мотивам.

ЗА ЧТО СТАЛИН ВЫСЕЛЯЛ НАРОДЫ

Накануне войны (1939 г.) крымские татары составляли всего 19,4% населения Крыма (русских – 49,6%), и при этом нисколько не ущемлялись в своих правах, а даже наоборот.
Государственным языком Крымской АССР являлись русский и татарский, во всех школах дети нацменьшинств учились на родном языке, было 5 татарских районов и 144 татарских сельсовета.

Однако во время войны среди крымский татар было поголовное дезертирство, а затем началось прислужничество немецким оккупантам. Докладная записка зам. наркома госбезопасности СССР Б.З. Кобулова и зам. наркома внутренних дел СССР И.А. Серова на имя Л.П. Берии от 22 апреля 1944 г.: В Красную Армию было призвано 20 тыс. крымских татар и все они дезертировали в 1941 г. при отступлении 51-й армии из Крыма. В подразделениях немецкой армии, дислоцировавшейся в Крыму, состояло более 20 тыс. крымских татар – то есть практически все крымское население военно-призывного возраста. А число татар, действовавших среди партизан в Крыму, самое большое было 598 чел. (15 января 1944 г.).

Таким образом, соотношение татар в немецкой армии и в партизанах получается больше чем 30 к 1.

После освобождения Крыма, учитывая поголовное предательство крымских татар и исходя из нежелательности дальнейшего их проживания на пограничной окраине Советского Союза, было решено выселить татар в Узбекскую ССР. Операция по выселения крымских татар была проведена быстро и решительно – с 18 по 20 мая 1944 г. Всего было выселено 180 014 татар. За время операции было арестовано антисоветских элементов – 5 989 чел. Эксцессов никаких не было.

При переселении крымским татарам разрешалось брать личные вещи, продовольствие и пр. весом 500 кг. на семью; скот, зерно, овощи и др. сдавалось органам приема в обмен на обменные квитанции, по которым татары в месте своего поселения получали всё обратно; выделялись эшелоны для транспортировки спецпоселенцев, медикаменты, медицинский персонал и т.д.; при поселении татары получали приусадебные участки, стройматериал, ссуду на строительство домов и на хозяйственное обзаведение с рассрочкой на 7 лет, снабжались продовольствием (в первые месяцы – бесплатно), транспортом, автобензином и др.

Но не все татары выселялись на спецпоселения. Освобождались участники крымского подполья, действовавшие в тылу врага, члены их семей; родственники татар-фронтовиков по их заявлению; женщины-татарки, вышедшие замуж за русского.

ПРАВДА И ЛОЖЬ О СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ

В конце 1941 г. по приказу Наркома обороны были созданы фильтрационные лагеря для проверки освобождённых из плена военнослужащих и окруженцев, поскольку среди них могли быть вражеские агенты, забрасываемые гитлеровской агентурой. Приводим Справку о ходе проверке бывших окруженцев и бывших военнопленных по состоянию на 1 октября 1944 г. (из статьи историка И. Пыхалова «Правда и ложь о советских военнопленных»):

Всего прошло проверку за период с конца 1941 г. по 1 октября 1944 г. 302 992 чел., из них:

передано в Красную Армию через военкоматы – 231 034, или 76,25%;
в штурмовые батальоны – 18 382, или 6,07%;
в промышленность – 30 749, или 10,15%;
в конвойные войска – 5 924, или 1,96%;
арестовано – 11 556, или 3,81%;
в госпитали, лазареты, умерло – 5 347, или 1,76%.

Таким образом, благополучно прошли проверку 90,1% военнопленных, которые направлялись либо в Красную Армию, либо в промышленность.

В той же справке приводится отдельная статистика как для рядового и сержантского состава, так и для офицеров. Среди военнопленных рядового и сержантского состава (203 992 чел.) благополучно прошли проверку свыше 95%, а в штурмовые батальоны направлено – всего 0,89%, арестовано – 3,98%. Среди офицеров (27 042) благополучно проверку прошли 61,0%, а в штурмовые батальоны – 36,09%, арестовано – 2,87%.

После окончания войны началось массовое освобождение советских военнопленных и гражданских лиц, угнанных на принудительные работы в Германию и другие страны.
Было создано 100 лагерей для приёма репатриируемых советских граждан.

Постановлением ГКО от 25 мая 1945 г. устанавливался 10-дневный срок для приёма и проверки репатриантов (который в связи с массовым наплывом репатриантов был потом увеличен до 1-2 месяцев), после чего гражданские лица подлежали отправки к месту постоянного жительства, а военные – в запасные части.

К 1 марта 1946 г. было репатриировано 4 199 488 советских граждан (2 660 013 гражданских и 1 539 475 военных).

Среди гражданских лиц: были направлены к месту жительству – 80,68%, призваны в армию – 5,34%, зачислены в рабочие батальоны – 9,91%, переданы в распоряжение НКВД – всего 1,76% (46 740 чел.); находились на сборочно-пересылочных пунктах – 2,31%.

Среди военнопленных: направлены к месту жительству – 18,31%, в армию – 42,82%, в рабочие батальоны – 22,37%, передано в НКВД – всего 14,69% (226 127 чел.), находились на сборочно-пересылочных пунктах – 1,81%.

Таким образом, из военнопленных, освобождённых после окончания войны, подверглись репрессиям только 14,69%. Это были власовцы, бандеровцы, легионеры, лесные братья, перебежчики, полицаи, сотрудники гестапо, бургомистры, старосты и другие пособники фашизма, изменники Родины и каратели советских людей, которые подлежали аресту и самому суровому суду.

Несмотря на все злодеяния этих изменников Родины, к ним советская власть проявила снисхождение и гуманизм. В связи с победой над Германией Советское правительство освободило большую их часть от уголовной ответственности за измену Родине и отправило на спецпоселение сроком на 6 лет.

К 1953 г. большая их часть была уже освобождена, причём в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж.
Всего в 1946 – 1947 гг. на спецпоселение поступило 148 079 пособников оккупантов, а на 1 января 1953 г. их уже осталось всего 56 746.

Те же, кто запятнал себя чудовищными преступлениями против Родины и советских людей, подлежали расстрелу или направлялись в ГУЛАГ.

Что касается рабочих батальонов, в которые зачислялись часть военнопленных (22,37%), то они создавались для военнослужащих, которые не подлежали демобилизации и оставались служить в армии. Но войны тогда уже не было, и они использовались на работах. В июле 1946 г. эти батальоны были расформированы.

историк Игорь Пыхалов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *