Два великих юбилея

 

7 ноября – 95-летие победы Великой Октябрьской социалистической революции

31 декабря – 90-летие образования Союза Советских Социалистических Республик

До контрреволюционного переворота, во времена безраздельного господства КПСС (правильнее: высшего и среднего руководящего состава КПСС) эти славные юбилеи отмечались торжественно и даже пышно. Основная идейная направленность этих празднований состояла в прославлении достижений и побед, – а они и в самом деле были велики. Преувеличивать их значение не было нужды, однако без преувеличений и даже явного бахвальства не обходилось. К сожалению, были преданы забвению два важнейших указания В.И.Ленина: а) всякий юбилей должен служить поводом для всестороннего анализа пройденного пути, для поиска, оценки и исправления ошибок; б) партия, попавшая в положение зазнавшейся партии, тем самым идёт к своему поражению.

В данной статье мы сосредоточим внимание на том, что вытекает из этих и других указаний Ильича, иначе говоря, на состоянии и задачах развития революционной теории (призываем сторонников «лимита на революции» не пугаться слова «революционная»). Ослабление внимания к теории стало ощутимым после смерти И.В.Сталина, который знал: «без теории нам смерть». Вс ё очевиднее было нарастающее отставание революционной науки от потребностей практики, а догматизация теории открывала лазейки для проникновения ревизионизма, оппортунизма и иных чуждых социализму идей.

Вследствие этого утрачивала целенаправленность стратегия партии и государства; неизбежно сопровождающие общественное развитие противоречия замазывались, а то и просто игнорировались – вместо того, чтобы их вскрывать и разрешать; необходимое планомерное развитие и обогащение идейно-культурной основы общественного сознания подменялось, вследствие этого, массированной, но поверхностной и однообразно штампованной, пропагандой и агитацией.

Главная беда состояла, конечно, в накапливающейся отсталости революционной теории, которая постепенно утрачивала два важнейших для неё ориентира, оставленные нам в наследство гениями Маркса и Ленина: а) революционные принципы борьбы за общественный прогресс и б) классовый подход в теории и в политике. Тем самым существенно ослаблялись научность, истинность, а значит, и практическая сила теории, стратегии и идеологии правящей КПСС, а постоянные уверения в «творческом развитии марксизма-ленинизма» приобретали значение звонких, но не «отоваренных» реальным содержанием лозунгов.

Указанная отсталость в области теории и стала одной из главных причин поражения социализма в СССР. Не смогла успешно противостоять натиску контрреволюционных сил партия, постепенно лишавшаяся главного своего оружия – научной теории, победоносной стратегии и ясной, совпадающей с ключевыми интересами трудящихся масс идеологии. Положение К.Маркса о том, что «теория, овладевшая массами, становится материальной силой», верно, подтверждено исторической практикой. КПСС в последние три десятилетия своего существования не смогла нарастить и использовать такую «материальную силу».

Смогут ли сделать это, смогут ли успешно противостоять внешним и внутренним угрозам, ведущим к дальнейшему упадку общества и к возможной гибели нашей Родины, теперешние разрозненные коммунистические организации, большие и малые? Конечно, нет!

Сложившаяся в нашей стране уродливая «коммунистическая многопартийность» есть форма разложения и гниения коммунистического движения. Её не преодолели за 20 лет, с нею сжились – в том числе и те, кто её игнорирует, не желает замечать, ибо не знает, что делать с этой проблемой. Одни фракции, именуемые партиями, враждуют с другими, заключают временные союзы, а создание единой компартии представляют в виде всеобщей безоговорочной капитуляции остальных на своих условиях, хотя разумных оснований для этого нет. Их междоусобная мелкая идеологическая грызня – лучшее доказательство неспособности воодушевить и объединить народные массы. Да и как поверишь участникам многолетней базарной свары по вопросу: кто из них «коммунистичнее»? Программы и другие документы, речи, статьи и книги лидеров этих «партий» (точнее: фракций), наполненные социалистическими лозунгами, не дают людям ощущения истинности, правдивости, а потому и не вдохновляют народные массы на сплочение и на активные исторические действия. Где уж тут выполнить приведённое выше указание Маркса!

Коммунистическому движению нашей страны как воздух необходимы идейная ясность, основанная на новых подходах к осмыслению проблем современной исторической практики, новый уровень революционной теории, опирающейся и на анализ современных проблем, и на уроки отечественной истории, прежде всего истории советской эпохи.

В этом нам помогут предстоящие два великих юбилея, если оценить эти события не только с позиций ХХ века, но и их роли в истории нашей страны – во всей исторической глубине. Оба эти великие события стали историческими вехами в разрыве с миром эксплуатации и угнетения, вехами перехода к новой общественно-экономической формации – и об этом много говори лось и писалось. Но нам надо иметь в виду и то, что и победа Великой Октябрьской социалистической революции, и образование СССР означали также продолжение истории русской цивилизации в принципиально новой форме – как советской цивилизации. Празднование предстоящих юбилеев коммунистами должно быть ориентировано на разъяснение именно этой стороны дела.

Предлагаемый вниманию наших читателей документ разработан по предложению нового центра борьбы за объединение коммунистов – Московского союза большевиков. Мы надеемся, что работа этого центра будет более плодотворной и результативной, чем предпринимавшиеся в прошлом объединительные усилия.

Проект

Манифест единства коммунистов

Состояние коммунистического движения в нашей стране

Оно (это состояние) представляет собой жалкую картину: почти полтора десятка фракций, именуемых коммунистическими партиями, существуют и действуют, как правило, изолированно друг от друга, а то и враждуя между собой; новое законодательство об облегчённой регистрации политических партий может это только усугубить. Различия между ними в теории и идеологии малосущественны и малозначимы, хотя и выпячиваются, преувеличиваются и даже возводятся в принцип наиболее крикливыми («продвинутыми», «раскрученными») лидерами и идеологами этих фракций. Существование «коммунистической многопартийности» – противоестественное явление, а если подумать, то и невозможное в принципе, ибо все эти партии (фракции): а) живут и действуют в одной стране, б) в одну эпоху, в одних и тех же конкретно-исторических условиях и в) имеют общие марксистско-ленинские корни. Научная истина, как известно, едина. Не может быть множества равноценных коммунистических программ, в лучшем случае – одна. Следовательно, «коммунистическая многопартийность» – явление искусственное. Оно и сохраняется искусственно – либо дураками (скажем мягче: теми, кто не желает или не умеет учиться), либо провокаторами, которым поручено закрепить раздробленность коммунистического движения, не допустить единства коммунистов.

Почему мы говорим о фракциях, а не о партиях? Потому что настоящей компартии присущи (должны быть присущи) по крайней мере три обязательных признака. Во-первых, обладание вполне современной и вполне научной теорией, стратегией, идеологией. Во-вторых, широкими, прочными и разнообразными связями с народными массами, с разными слоями населения. В-третьих, во всей жизнедеятельности партии в целом и всех её организаций обязателен приоритет товарищества, взаимного уважения и равенства – как в отношениях между коммунистами, так и в отношениях коммунистов с патриотами-некоммунистами. Ни одна из существующих коммунистических организаций не может заявить (а если заявит, то не сможет подтвердить), что обладает всеми тремя этими признаками и неуклонно руководствуется их требованиями. Значит, настоящей коммунистической партии у нас нет. Значит, её ещё предстоит создать.

Создание настоящей – обязательно единой! – коммунистической партии есть дело насущное и неотложное. Любой противник объединения коммунистов есть враг коммунизма, пусть даже и несознательный.

Создание объединённой коммунистической партии есть вопрос жизни и смерти не только для коммунистического движения, но и для самой России. Возможная в таких условиях гибель коммунистического движения будет иметь своим следствием гибель России: отрежет путь к социальному прогрессу, закрепит начавшееся подчинение экономики страны мировому финансовому капиталу, ещё больше подорвёт государственный суверенитет РФ и сделает необратимым столь желанное империалистам (цитируем слова основателя американского ЦРУ Алена Даллеса) «угасание самосознания самого непокорного на Земле народа». Идейное и организационное единство коммунистов России – необходимое начало успешного противодействия этому натиску мировой реакции и её пособников внутри страны.

Ради чего коммунисты должны объединиться?

Конечно, для того, чтобы покончить с унизительной, позорной «коммунистической многопартийностью» и возродить, наконец, настоящую единую коммунистическую партию. Как ни трудно это дело, его мы должны совершить. Как ни долог кажется путь к этой великой цели, мы обязаны его пройти, а цель – непременно достигнуть, чтобы не стать проклятыми в глазах потомков. И при этом мы должны обязательно помнить о том, что единство коммунистов, создание могучей Объединённой компартии – не самоцель. Оно необходимо для спасения и возрождения страны и народа. В старых партийных документах были записаны совершенно верные слова о том, что партия «создана для народа и служит народу». В этом – смысл деятельности настоящей коммунистической партии, смысл жизни всех настоящих коммунистов. Спасение и возрождение страны, обеспечение надёжных условий для всестороннего развития как всего нашего общества, так и каждого человека – высшая цель деятельности партии.

Надо всегда ясно сознавать и помнить, в каких необычно трудных условиях находятся наша страна и весь наш многонациональный народ.

Крушение социализма – более прогрессивного типа общества, нежели капитализм, – не было предусмотрено советской общественной наукой, развивавшейся (точнее, работавшей) в благополучных условиях и прорабатывавших столь же благополучные перспективы дальнейшего развития общества. Поэтому враги СССР, враги социализма вообще немедленно завопили о том, что «социализм – это тупик», что СССР «развалился изнутри, сам по себе» и что марксизм «обнаружил свою неистинность и утопичность».

Однако уже сами последствия разрушения социализма подтверждают истинность одного из наиболее фундаментальных положений учения Маркса – о том, что исторический прогресс осуществляется в виде последовательной смены одной общественно-экономической формации другой, более прогрессивной. Разрушение социалистического строя и попытка утвердить исторически отжившие капиталистические порядки оказались движением истории вспять, отступлением по «лестнице прогресса» на одну ступень ниже. А это – явный регресс, проявившийся в безобразной деградации едва ли не всех систем жизнедеятельности общества: промышленности, транспорта, связи (не надо только приводить в качестве контрдоводов технические новинки вроде Интернета, скайпа и айфонов: большинство населения России фактически лишено права на переписку из-за её дороговизны, а в Москве письма доставляются через две-три недели), сельского хозяйства, геологоразведки, науки, образования, здравоохранения, культуры (в частности, библиотек, домов культуры, художественной самодеятельности). Главные утраты понесли человеческие отношения, общественная мораль, происходит катастрофическая порча художественных вкусов. Надо ли напоминать о небывалом падении уровня жизни подавляющего большинства населения? Достаточно упомянуть о том, что в Вооружённых силах вынуждены заводить нечто вроде откормочных пунктов, чтобы истощённые призывники не падали, встав в строй, – и всё равно не редки сообщения о голодании солдат, вплоть до обморока. А это – лишь малая часть проблемы «недокорма» большинства населения России и его вымирания в мирное время.

Вот какие результаты несёт попытка повернуть колесо истории в обратную сторону. Итак, учение Маркса подтвердило свою правоту. Да и сами капиталисты в глубине души признают это: во время кризиса 2008 года произведения Маркса были буквально сметены с прилавков книжных магазинов на Западе: в них искали выход из беды.

Для коммунистов нет вопроса об истинности и научности учения Маркса или развития этого учения В.И.Лениным. Их труды составляют основу коммунистического мировоззрения, основу научного понимания самых сложных проблем современности. Но, изучая эти труды, надо постоянно сверять их положения с новыми проблемами, которые ставят перед нами ход истории, новый уровень и новые формы социально-исторической практики, изменения классового состава общества и многое другое. Такой новый подход к усвоению основ революционной науки и её плодотворному развитию способна выработать только настоящая Объединённая коммунистическая партия, черты которой мы наметили выше и которая будет способна заслужить оценку: «ум, честь и совесть современной эпохи». Такая партия не допустит ни догматизма в своей теории, ни, наоборот, идейных шатаний, любых разновидностей мелочной и вредной идеологической грызни. Такая партия обеспечит в решении сложных, вызывающих споры проблем культуру товарищеской полемики, в которой будет исключена демагогия («перестрелка» цитатами и лозунгами), а критериями поиска верных решений станут безупречность логики, точность и полнота аргументов и обязательная сверка с фактами жизни, проверка теории практикой.

Этому необходимо учиться, но коммунисты будут учиться и научатся, имея перед глазами пример классиков коммунистической науки, которые учились сами до последнего часа и настойчиво призывали коммунистов: учитесь! Ведь смешно и нелепо представить коммуниста, который объявляет себя авангардом народа, а сам не учится, то есть не обладает знаниями, дающими на это право. Авангардом народа может быть только партия, вполне овладевшая основами марксистской науки, ведущая всю идейно-теоретическую работу по пути ленинизма. А это означает – обеспечивать приоритет задач и потребностей революционно-преобразующей практики и приоритет общенациональных проблем в выдвижении очередных коммунистических задач и лозунгов.

Формирование общенациональных задач в ходе революционной практики

Говорить о задачах коммунистов России без ясного представления о магистральных направлениях её истории – недопустимо. Это могут позволить себе безответственные либеральные политики, тупо заявляющие о «молодости» России, скажем, о её 20-летии. Но неправы и те коммунисты старого образца, которые пытаются вести «подлинную» историю нашей страны с Октября 1917 года. Нам нужно строго соблюдать не только территориальную целостность страны, и историческую – обеспечивать, образно говоря, не только единство пространства, но и единство времени, историческую преемственность. Без этого не может быть правильно понята суть общенациональных задач, которые для будущей Объединённой коммунистической партии являются высшим приоритетом.

Россия представляет собой самобытную и самодостаточную многонациональную русскую цивилизацию, истоки которой таятся в глубине веков. Мы вправе называть её именно русской цивилизацией, поскольку она сложилась вокруг русского народа как её ядра и основы. Могут говорить о причинах её возникновения и развития в таком качестве разное: о «народе-богоносце» (как это делали и делают православные мыслители), о «всемирном» и «вселенском» характере русского народа (традиция, идущая от В.С.Соловьёва и Ф.М.Достоевского), но важнее найти рациональные, научные объяснения. А они кроются в русской общине, которая составила стержень развития русского народа и обеспечила его выдающуюся роль в становлении русской цивилизации.

Благодаря этому русский народ стал народом объединителем. Под его защиту приходили те народности и племена, которым угрожали завоевание, покорение, а то и истребление (именно так складывались государства и империи в Европе, колониальные империи по всему миру), либо же их развитие заходило в производственно-экономический тупик, грозило вымиранием. Для всех их находилось место в русской цивилизации, не уничтожавшей национальных языков и культур, не требовавшей ликвидации их верований (правда, начиная с Х1Х века агрессивным миссионерством начали злоупотреблять иерархи русской православной церкви, ставшие к тому времени органической частью правящего эксплуататорского слоя и его государства). Большая часть таких территориальных и национально-культурных включений в состав русской цивилизации происходила без ожесточённых завоевательных войн, на добровольной основе. Поэтому сожительство иных народов с русским было мирным, добрососедским, носило черты интеграции.

Некоторые недобросовестные историки и публицисты предъявляют неграмотные и потому неосновательные претензии к Ленину, вкривь и вкось толкуя его суждение о России как о «тюрьме народов». Если иметь в виду господство до Октябрьской революции эксплуататорских классов и систему их социального паразитизма, то указанное положение – непреложная истина: Россия была общей тюрьмой всех народов, их трудящегося, нещадно эксплуатируемого большинства, включая русский народ. Национальные меньшинства подвергались дополнительному гнёту – национальному, но русский народ этим не занимался, это осуществляло господствующее эксплуататорское меньшинство (о религиозных притеснениях мы уже сказали). Но всё-таки общность народов по принадлежности к русской цивилизации была сильнее этих противоречий.

Стержневую роль общины в формировании социально-исторического характера русского народа признавали и основатели марксистской революционной теории, и это не даёт оснований для нелепого предположения об их «отказе от марксизма». Маркс и Энгельс в 70-е – 80-е годы пришли к выводу о том, что центр европейской революции перемещается в Россию, в страну с громадным преобладанием крестьянства. В последнем совместном предисловии к новому изданию «Коммунистического Манифеста» – 1882 г., русский перевод – они предположили, что коммунистическая революция начнётся именно в России, полагаясь на самостоятельный революционный потенциал русского крестьянства, порождённый именно общинным производством и общинным образом жизни.

Правда, они просчитались в том, что вслед за этим начнётся общеевропейская пролетарская революция, что и обеспечит победу. Но история – «хитрая штука», её нельзя заранее предсказать во всех подробностях даже гениям. К моменту начала русской революции (её можно считать единой, но происшедшей в три этапа: 1905 – 1907 гг., Февральская и Великая Октябрьская социалистическая революции) рабочий класс Западной Европы был менее готов к революционным выступлениям, чем при жизни Маркса и Энгельса, а буржуазные государства и классы капиталистов, наоборот, лучше владели внутренним состоянием своих стран. Революционный подъём пролетариата Западной Европы произошёл под влиянием победы Великого Октября, он не привёл к революциям, но сыграл огромную роль в поддержке Советской России, ослабляя тыл интервентов и деморализуя их войска.

А вот вывод о самостоятельном революционном потенциале русского (российского) крестьянства оправдался в полной мере (напомним: начало Первой русской революции было положено массовыми крестьянскими волнениями ещё с 1902 г.). Этот потенциал был использован Советской властью как в деле ликвидации класса помещиков и в укреплении власти Советов, так и в борьбе против соединенных сил иностранных интервентов и внутренней контрреволюции. Этот потенциал был подкреплён патриотизмом русского крестьянства, осознавшего на собственном опыте, что армии «белых» несут угрозу не только восстановления свергнутой власти капиталистов и помещиков, но и подчинения национальных интересов империалистам Запада. В связи с этим формулировку «Краткого курса», где Гражданская война названа Отечественной, следует признать правильной.

Народный характер Русской революции вряд ли нужно доказывать, он очевиден, даже на её втором этапе. В Феврале 1917 г. государственный переворот был осуществлён высшим генералитетом Российской армии и масонами. Однако массовые голодные бунты, совпавшие по времени с этим верхушечным переворотом, придали событиям характер народной революции; главным её завоеванием стало развертывание системы Советов – рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которым в недалёком будущем предстояло стать политической основой Советского государства.

Народный характер революции и нового государства нашёл отражение и в тех формулах Ленина, в которых он определял суть диктатуры пролетариата как союз пролетариата и крестьянства (более ранний вариант: союз пролетариата с беднейшим крестьянством). Содержание и условия этого союза менялись не только в первые годы Советской власти, но и ходе строительства социализма под руководством И.В.Сталина, однако сущность – движение к обществу без классов на классовых принципах революционного пролетариата – оставалась в силе.

Такая политика революционных преобразований и строительства социализма делала предельно актуальной, выдвигала на первый план научный вывод о том, что подлинными творцами истории являются народные массы.

Единство цивилизационного и формационного подходов

В последние годы лживой горбачёвско-яковлевской «перестройки» была начата открытая атака на марксизм как основу научного революционного мировоззрения. В числе первых таких атак была попытка противопоставить Марксовой концепции прогресса истории как смены общественно-экономических формаций цивилизационный подход к пониманию исторического процесса. Эта попытка была лжива в самой своей основе, ибо подрыв учения Маркса о формациях как «узкого взгляда на историю» основывался на молчаливом предположении, будто ни Маркс, ни Энгельс не знали о цивилизационном толковании истории. А это – явная ложь, ибо основатели революционной науки внесли огромный вклад в историю человеческой цивилизации в целом, в изучение особенностей разных её форм, разных цивилизаций. Сложный, тяжелейший, переломный момент жизни России (и других бывших союзных республик СССР) требует рассматривать историю русской цивилизации в единстве названных подходов.

Русская цивилизация складывалась и развивалась на протяжении многих столетий как целостный культурно-исторический организм, ибо все народы, объединившиеся вокруг русского народа, обладали общностью исторической судьбы. Можно выделить три крупные фазы в истории русской цивилизации. Границей между этими фазами служил общий формационный переход составляющих её народов от предыдущей фазы к следующей. Отставание некоторых народов и племён от общего движения объяснимо особенностями их хозяйственного уклада, образа жизни, традиций, но выпадения их из единой русской цивилизации не происходило. Это – тот случай, к которому применимо правило Спинозы: не плакать, не смеяться, а понимать. А понимать надо обязательное совмещение формационного и цивилизационного подходов в объяснении русской истории и её магистрального пути, требующего дальнейшего продолжения.

Достоверно известны три фазы русской цивилизации, имеющие отличия в производственно-экономической основе, в социально-классовом составе общества и его (то есть общества) государственной организации, в культурно-идеологических приоритетах, накладывающих отпечаток на основы национального характера. Первая (что было до неё, ещё предстоит установить историкам – археологам, историкам языка, специалистам по топонимике, историкам культуры, особенно фольклора и т.д.) – общинная, земледельческо-ремесленная, с неполностью развитыми классово-сословными различиями , с государственными образованиями типа военной демократии, с язычеством, определяющим культурно-идеологические приоритеты и имеющим территориально-племенные различия. Вторая фаза характеризуется господством феодализма в базисе и надстройке – создание крупного помещичьего землевладения и системы крепостничества при сохранении общинных черт организации труда и быта крестьянства, обострение классовых и сословных различий и противоречий, становление общероссийского рынка и централизация монархического государства, превращение православия в официальную идеологию. На заключительном этапе этой фазы (примерно с середины Х1Х века) началось стремительное развитие капитализма, формирование свойственных ему классов и их противоположностей, при недостаточно развитой промышленности опережающими темпами шла её концентрация и, соответственно, концентрация пролетариата. Слабость российской буржуазии сохранялась на фоне роста экономического веса крупных монополий и финансового капитала Растущий разрыв между дряхлеющей монархией как государственной системой и интересами большинства народа привёл к подрыву позиций РПЦ и религии вообще, влияния на культуру и общественное сознание в целом. Так назрел переход к третьей фазе, к советской цивилизации. Она требует усиления своего изучения именно как фаза общей истории русской цивилизации, и потому, правильнее, может быть, называть её русской советской цивилизацией, усиливая сочетание двух подходов – формационного и цивилизационного.

В этом плане особенно важно правильное понимание межфазовых (формационных) переходов, которые не состояли только в противоречии и разрыве между фазами, но и содержали существенный момент преемственности. Приведу два примера.

При переходе от 1-ой фазы ко 2-ой православие сравнительно быстро заняло место государственной идеологии (хотя сопротивление его внедрению, согласно приведённым известным историком И.Фрояновым данным, было ощутимым ещё в Х1У веке). Так произошло только благодаря «русификации» его византийской формы, заимствованию многих элементов язычества, то есть посадке православия на почву сложившихся народных верований.

Другой пример относится к становлению 3-ей фазы при переходе от 2-ой. Утверждение коллективных хозяйств в деревне в форме сельскохозяйственной артели произошло в кратчайшие исторические сроки и относительно легко (хотя и в ходе острой классовой борьбы против последнего эксплуататорского класса – кулачества) вследствие того, что колхозы были наиболее близки по многим параметрам традициям русской общины, которая определяла многое в образе жизни крестьянства и имела влияние на жизнь деревни, даже хозяйственную, ещё в 20-е годы ХХ века. Существенную роль сыграли общинные традиции также в утверждении корневых для социализма отношений коллективизма и небывалой в истории дружбы народа. Несколько излишние трения порождала однобокая антирелигиозная кампания, хотя реальная основа для неё была (церковная контрреволюция), ею и следовало ограничиться (такое ограничение стало обязательным для всех органов власти в 1939 году – в соответствии с секретным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б), подписанным И.В.Сталиным).

По-видимому, даже этих двух примеров достаточно, чтобы коммунисты сосредоточили свои усилия на изучении фазовых переходов и на соединении в анализе каждой фазы формационного подхода с цивилизационным.

Невнимание к этим коренным проблемам отечественной истории свидетельствует об отсталости теоретической базы стратегии и идеологии, предлагаемых коммунистическими организациями (даже крупными) и их лидерами (даж широко известными, «раскрученными»). Не претендуя на подробное рецензирование текста доклада Г.А.Зюганова на Пленуме ЦК КПРФ, коснусь лишь некоторых моментов в этом тексте («Правда» за 11 октября с.г.).

Так, бросается в глаза явное противоречие двух тезисов: о необходимости национально-освободительной борьбы и об оценке национализма как сугубо буржуазного явления, – составители доклада явно не владеют национальным вопросом, даже не знают важнейшего вывода В.И.Ленина о двух видах национализма. Национализм оправдан, когда нации угрожают стремящийся к мировому господству финансовый капитал и выполняющие его волю империалистические державы. В современных условиях точнее говорить не о национально-освободительной борьбе, а о сохранении и укреплении суверенитета национальных государств (в нашем случае – о восстановлении Союза ССР в обновлённом виде как общенациональном государственном оформлении возрождённой русской советской цивилизации в естественных для неё границах 1945 года. Речь должна идти также о дальнейшей демократизации международного права, которое претерпело со времени основания ООН массу искажений и нарушений, однако составителям доклада эта животрепещущая проблема оказалась недоступна, хотя по речи на Генассамблее ООН ливийского лидера М.Каддафи (содержание этой речи, скорее всего стало толчком к принятию решения об устранении Каддафи и его системы власти и экономики). Суть организованной империалистическими державами «арабской весны» состояла как раз в ослаблении и разрушении суверенных национальных государств.

Перечислять все образцы путаницы в вопросах о классовом составе современного общества в РФ невозможно. Достаточно указать на ничем не обоснованное объявление о том, что КПРФ – «пролетарская партия». Удивляет также радость докладчика по поводу начала формирования классового сознания у пролетариата, в связи с чем встают два вопроса: а)чем занималась КПРФ 20 лет? И б) если КПРФ рада началу длительного исторического процесса, то не означает ли это примирения с длительным же существованием того уродливого квази-капитализма, который утверждают ельцинисты? Вообще вопрос о понимании классового подхода в докладе неясен, не имеет ничего общего с ленинизмом, обязательным для каждого российского коммуниста. Этот вопрос изложен на любительском уровне, характерном максимум для студента-второкурсника обществоведческого профиля 50-х годов (но до Хрущёва). Стыдоба!

Меня, естественно, заинтересовал раздел «Советская цивилизация – цивилизация будущего». Поскольку эта тема находится вне традиции КПРФ и не разрабатывалась всерьёз в многочисленных трудах её лидера, я склонен думать, что ряд неплохих положений на эту тему составители доклада просто списали с моих статей. Бог с ними – лишь бы правильные идеи несли в массы. Так ведь и не поняли (или не приняли) наиболее важное. Как можно, повторяя то и дело термин «советская цивилизация», ничего не сказать о Советах, о перспективах восстановления этой политической основы Советского государства и системы всего управления хозяйством и обществом? Каким невыносимо громадным разумом нужно обладать, чтобы в разделе под таким названием половину текста отвести вопросам борьбы против наступления на мировое христианство? При этом наступления на христианство оценивается так: из культуры «выхолащивается всё непреходяще ценное – человеческое». Даже «отец» Чаплин, отождествляющий духовность только с религиозным сознанием, сказал бы чётче и грамотнее. При таком отношении к революционной теории планируемое учреждение журнала «Вопросы теории» выглядит в известном смысле юмористическим.

Только Объединённая коммунистическая партия, проникнутая духом ленинизма и обучающаяся вопросам теории на основе научного анализа современных проблем России и мира, усваивающая лучшее в трудах коммунистических мыслителей – не только Сталина, но и зарубежных теоретиков, будет способна от идеологического, поверхностно-пропагандистского балласта прошлого, маскирующегося под актуальность. Только на основе такого, действительно научного изучения и развития революционной науки прочное идейное и организационное единство коммунистов сможет выполнить главную задачу современности – объединив все здоровые силы народа идеями советского патриотизма, завоевать большинство народа, а затем и победу.

Владимир Марков,

секретарь ЦК партии Всесоюзной партии «Союз коммунистов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *