Свинская юриспруденция

В последние месяцы средства массовой информации буквально пестрят сообщениями о том, что дети граждан Российской Федерации, живущих за рубежом, насильственно изымаются из семей. И чаще всего эти действия касаются русских матерей. Такие сообщения с пугающей регулярностью поступают из Финляндии.

Основанием для подобных варварских акций – бесчеловечных как в отношении родителей, так и самих детей – служит любое известие, даже вздорное и никем не проверенное, о родительском шлепке по попке ребёнка. И это используется как повод к тому, чтобы судьбу ребёнка, его родителей, его семьи решал, как сообщают СМИ, чиновник, именуемый «социальным работником», – хотя в данных случаях речь должна идти об асоциальных действиях, а вместо лживого термина «социальный работник» уместнее употреблять имена персонажей из русских народных сказок: «Баба Яга», «гуси-лебеди», «леший», «кикимора».

Возмущаясь подобными дикими фактами, журналисты и иные комментаторы выражают горячее сочувствие страданиям родителей, реже, но все же упоминают о психических травмах, наносимых детям, недоумевают по поводу законов тех стран, где похищают детей и разрушают семьи, то есть по поводу узаконенного произвола как раз в той области жизнеустройства, которой гордятся и которую ставят в пример другим западные идеологи и политики, в области прав человека. И всё-таки в большинстве подобных публикаций российских СМИ вне поля зрения авторов остаются очень важные проблемы – может быть, главные.

Во-первых, насильственное изъятие ребёнка из семьи обосновывается «защитой прав ребёнка». При этом ребёнок рассматривается как самостоятельный субъект права – вне его отношений с родителями – отношений естественных и первичных, вне семьи. И «права детей», толкуемые подобным образом, объявляются безусловным приоритетом по отношению как к правам родителей, так и к праву семьи на сохранение в качестве естественной и фундаментальной ячейке общества. Рассмотрение ребёнка как особого, изолированного от семейной основы человеческих отношений, субъекта права и одновременное провозглашение прав ребёнка приоритетными – всё это в целом служит основой для противопоставления прав и интересов ребёнка и родителей (в конечном итоге – для противопоставления младших поколений старшим). Такое толкование прав ребёнка прикрывается фальшивой, лжегуманистической демагогией (как и вообще в вопросах «прав человека»), а на самом деле представляет собой часть реальной дегуманизации общества – буржуазного общества в эпоху империализма, где царит и усиленно насаждается идеология крайнего индивидуализма. Правящему слою в этом обществе – финансовой олигархии такая идеология необходима для удержания власти – идеология «атомизации» общества, идеология господства частных интересов максимально изолированных друг от друга индивидов, идеология разрушения всех форм человеческой солидарности; добрались, наконец, и до семьи.

Введение подобных законов («ювенальной юстиции») точнее всего можно назвать законодательным закреплением разрушения основ общественной морали, элементарных норм нравственности и даже общественных отношений в целом. Этот процесс ведёт к полному разрыву между правом и моралью, его можно назвать обесчеловечиванием права или, иначе, свинской юриспруденцией. Эта свинская юриспруденция грозит не только нашим зарубежным соотечественникам, но уже и российскому обществу в целом. Местные либералы, приверженцы «западной цивилизации», усиленно стараются затащить в систему существующего законодательства чуждую традициям и ценностям России ту самую «ювенальную юстицию», разновидность которой мы описали выше определив её как свинскую юриспруденцию.

Возможно, в Финляндии это связано с историческими традициями русофобии, которая насаждалась во времена правления Маннергейма; помните? – к его могиле высшие чиновники Российской Федерации, скорбно поджав губы, возлагали цветы. А ведь известно, что в годы Великой Отечественной войны в неслыханных зверствах оккупантов против мирного советского населения на временно захваченных территориях финская солдатня и офицерня превосходила по своему садизму гитлеровцев из Германии.

В-вторых, описанная выше правоприменительная практика по отношению к детям российских граждан есть наглое попрание государственного суверенитета России, который неотделим от защиты прав и интересов наших граждан, проживающих за рубежом. В прошлые годы такие «шутки» в отношении граждан Советского Союза никому безнаказанно не сходили с рук, ибо защита прав и интересов советских граждан была частью безусловного суверенитета СССР. А нынешнее, с позволения сказать, государство словно и не озабочено в таких случаях обеспечением своего суверенитета, хотя в деятельности любого государства это – главная задача.

Почему фактически бездействует современное государство РФ, ограничиваясь вялыми актами протеста? Где вы – президент со своей безразмерной администрацией, МИД, Минюст, Министерство обороны вместе с прочими силовыми структурами? Где вы, оппозиционные партии и движения, увлечённые исключительно протестными действиями? Где вы, патентованные правозащитники, активные в основном по тем вопросам, которые оплачены грантами (прежде всего, зарубежными)? Где вы, служители СМИ, подающие названные факты как нечто экзотическое и, выражаясь по-старинному, вкладывающие свои персты в раны несчастных и беззащитных родителей и детей?

Мне, правда, встретилось одно очень верное суждение, хотя и по другому поводу – в связи с принудительной посадкой в Турции сирийского самолёта с 17 российскими гражданами на борту («Комсомольская правда» за 13 октября, статья Сергея Пономарёва «А не отключить ли туркам газ?»): «любые недружественные акции в отношении собственных граждан государство должно пресекать самым решительным образом и всеми возможными средствами». Очень здравая мысль!

А свинскую юриспруденцию чужие государства могут оставить только для своих несчастных граждан – пока они её терпят.

Владимир Марков, ветеран журналистики.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *