О “десталинизации” Великой Отечественной войны.

Объявленный как чуть ли не официальный (как же – некий Совет при президенте объявил свою программу!) курс на «десталинизацию» и «десоветизацию» всего общественного сознания возбудил толпы политических проходимцев, рвущихся к признанию начальства и получению весомых материальных «бонусов». Ведется эта разнузданная, до предела лживая пропагандистская кампания вполне в русле стратегии, сформулированной более 60 лет назад основателем ЦРУ США Аленом Даллесом: развязать массированную психологическую войну против СССР, «подменяя истинные ценности фальшивыми» и добиваясь «необратимого угасания самосознания самого непокорного на Земле народа».

Особенно отвратительны попытки сформировавшейся уже внутри нашей страны идеологической «пятой колонны» империалистического Запада убить историческую память народа о Великой Отечественной войне, которая разразилась 70 лет назад – 22 июня 1941 года.
Цинично и нагло искажаются истоки Второй мировой войны, выводятся из поля зрения нынешних читателей и слушателей истинные виновники ее подготовки и развязывания – империалистические государства, которые таким путем стремились решить сразу несколько задач: переделить между собой колонии и сферы влияния по-новому, в соответствии с изменившимся соотношением сил; преодолеть кризисные явления в капиталистической экономике с помощью ее милитаризации; подавить нарастающее рабочее и национально-освободительное движение; уничтожить военной силой Советский Союз – первую в истории человечества страну, успешно приступившую к строительству социалистического общества. «Десталинизаторы» до предела извращенно толкуют содержание внешней политики Советского Союза, направленной на предотвращение войны, а вместе с тем на защиту свободы и независимости Советской Родины, мирного созидания советского народа.

В общественное сознание настойчиво вбивается самая чудовищная ложь – о якобы «равной вине» фашистской Германии и Советского Союза в развязывании войны. Сама война изображается как «схватка двух диктаторов», – тем самым игнорируется, отрицается захватнический и предельно варварский характер войны со стороны фашистской Германии и справедливый, освободительный характер войны со стороны Советского Союза. Абсолютным бесстыдством несет от спекуляций «десталинизаторов» на трагическом для нашего народа начале войны.

В этой дикой кампании «десталинизации» сразу же возникла ожесточенная конкуренция конъюнктурщиков: кто вырвется вперед, кто соврет наглее, у кого клевета будет круче? В такой спешке и толкотне, естественно, вылезают наружу внутренние противоречия их далеких от исторической истины концепций, а их авторы, представляющиеся как «историки» и «писатели» демонстрируют столь низкий не только нравственный, но и интеллектуальный уровень, ниже которого только грязь на московском асфальте. Их девиз известен: «во всех поражениях и бедах начального периода войны повинен Сталин, а к победам он совсем непричастен».
Присмотримся к некоторым отметившимся в гонке «десталинизаторов».

В «Независимом военном обозрении» 13 мая капитан 1 ранга в отставке Валерий Калинин отметился безответственной статьей «Разведка и Кремль накануне Великой Отечественной». Надо отдать должное флотоводцу: он хоть и брешет, но не уверен в своей позиции и выдает эту неуверенность постоянной ссылкой на авторитеты.
Уже в начале статьи он пытается уцепиться за авторитет Рихарда Зорге: мол, это «знаменитый советский разведчик, неоднократно предупреждавший Москву о скором германском нападении». Вроде бы и правильно – знаменитый и к тому же Герой Советского Союза. Но Калинин не соображает, что сам бросает тень на ценность и надежность информации от Зорге: «неоднократно» – значит, в разных вариантах, с указанием разных сроков, когда неизбежно встает вопрос о достоверности сообщений.

Стремление отметить заслуги разведки в обеспечении информацией о приближении войны похвально, однако даже много численные ссылки на сообщения об этом из разных источников (в основном датируемые июнем, особенно серединой месяца) не дают оснований для утверждений, будто бы Сталин ими пренебрегал. А Калинин усиленно создает такое впечатление – создает образ беспечного, своевольного, тупого самодура, опираясь еще на одного авторитетного толкователя – бывшего (правда, уже после войны) начальника Разведупра Генштаба генерала Ивашутина: «в предвоенный период (1938 – 1941) руководство страны, по существу, игнорировало данные разведки о надвигающейся угрозе безопасности СССР, так они не соответствовали тогда утвердившимся политическим установкам и субъективным оценкам Сталина и его окружения».

У меня нет оснований для оценки ни Калинина, ни Ивашутина как сознательных лжецов и клеветников, но объективно их «десталинизаторская» линия порочна, выдает их непонимание политики Сталина перед войной и расходится с фактами. Ну, вспомнили бы о приеме в Кремле 5 мая 1945 года в честь выпускников военных академий. Один столь же политически малограмотный генерал своим бессодержательно-подхалимским тостом спровоцировал Сталина на краткую, но весьма энергичную реплику, в которой он ясно и четко призвал молодых командиров быть готовыми к внезапному нападению Германии. Он был против благодушия, которое было распространено в среде военных, но преодолеть такие настроения в армии одному человеку не под силу, даже если он великий вождь – этим должны были заниматься военачальники.

Внезапность нападения дает преимущество агрессору, выбирающего время и место нападения, направления своих ударов. Против этого у подвергающейся нападению стороны есть одно средство – быть в состоянии высокой боевой готовности. А за это отвечают не политики, а военные – от младших командиров до руководства высшего уровня (наркомом обороны был С.К.Тимошенко, начальником Генштаба Г.К.Жуков). Не знать этого – значит не понимать уставных основ военной дисциплины. Начало войны показало: там, где командование уделяло постоянное внимание боеготовности войск, эффект внезапности был существенно ослаблен. Уровень боеготовности был достаточно высок в Одесском и Ленинградском военных округах, на флотах, в погранвойсках.

Калинин лжет, безапелляционно утверждая, будто бы «военно-политическое руководство страны получало от советской разведки достоверную и своевременную информацию о том, что Германия готовится к нападению, указывались дата и время, стратегическое построение и численный состав ударных группировок». Думается, о степени информированности военно-политического руководства СССР о надвигающейся войне из источников разведки гораздо более честно и с неизмеримо большим знанием дела писал бывший (в то время) руководителем ИНО (иностранной разведки) НКВД П.А.Судоплатов в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930 – 1950 годы»:
«Хотя получаемые (по Германии. – В.М.) разведданные разоблачали намерения Гитлера напасть на Советский Союз, однако многие сообщения противоречили друг другу. В них отсутствовали оценки немецкого военного потенциала: танковых соединений и авиации, расположенных на наших границах и способных прорвать линию обороны частей Красной Армии. Никто в службе госбезопасности не изучал реальное соотношение сил на советско-германской границе. Вот почему сила гитлеровского удара во многом была неожиданной для наших военачальников, включая маршала Жукова, в то время начальника Генштаба. В своих мемуарах он признается, что не представлял себе противника, способного на такого рода крупномасштабные наступательные операции, с танковыми соединениями, действующими одновременно в нескольких направлениях».

Бог с ним – военно-морским стратегом Ковалевым. Есть и откровенные антисоветчики и русофобы. Скажем, Млечин, с которым я познакомился как телезритель, прослушав несколько лет назад передачу о С.М.Буденном. Прослушал, следует отметить, до конца, хотя слушать нудный гнусавый голосок было вредно для здоровья, а откровенная ложь, заявляемая уверенным тоном, вызывала законное возмущение. Например, Млечин назойливо внушал, будто потолком военного мышления Буденного был и оставался до конца жизни уровень унтер-офицера. Слушал я эти повторы и думал: как же этот пень не понимает, что тем самым принижает военную квалификацию известных белогвардейских генералов Деникина, Мамонтова, Шкуро, Улагая, Покровского и других, войска которых громил Буденный и которые, следовательно, уровня унтер-офицера так и не достигли?

Говорят, что «писатель» и «историк» в одном флаконе Леонид Млечин написал много книг. Не могу понять тех, кто читает наглого тупицу, заявившего по радио «Эхо Москвы» такое: «О том, что Гитлер собирается напасть на Советский Союз, не знали только два человека: Молотов и Сталин. Все остальные видели, что к этому дело идет». Придумал бы что-нибудь посмешнее, если историю даже на тройку не знаешь. Или прочитал бы доклад И.В.Сталина на ХУ11 съезде ВКП(б), где он (в январе 1934 года!) предупредил, что с приходом фашизма к власти в Германии именно оттуда идет главная военная угроза для нашей страны. Впрочем, зачем ему читать, если он сам – «писатель»? И если он может сочинять пустые и банальные афоризмы, на основе которых дает оценки Сталину? Вот такой, например: «Политические афоризмы политики принимают на основе здравого политического анализа. А вот этого Сталину совершенно не хватало». Рузвельт и Черчилль, небось, перевернулись бы в гробах, услышав, с кем они имели дело и как они, недотепы, оценивали Сталина совершенно иначе, чем этот прилизанный прозорливец.

Лжецы обыкновенные городят свою ложь, даже чудовищную, перевирая то, что было. Но есть лжецы необыкновенные, придумывающие то, чего не было и даже быть не могло. Так, упоминая о краткой речи Сталина на приеме 5 мая, Млечин не только пытается выступать в роли знатока психологии Сталина: «мне кажется, что Сталин был, конечно, в страхе», – чего за Сталиным отродясь не водилось. Он еще и приписывает Сталину нечто вроде мазохизма, намекая, что продукт этого страха сам же Сталин негласно пускал в ход: о приеме «распространялись слухи сознательно».
И уж совсем небывалым разгулом болезненной фантазии Млечина отличается его версия планов Гитлера после завоевания России. Оказывается, Гитлер рассчитывал «вроде как бы оставить Россию к востоку от Урала, и чуть ли не Сталина поставить…губернатором». Эту «находку» Млечина нельзя оценивать с точки зрения содержания – интеллектуального или нравственного, которое просто отсутствует, и нет и не может быть базы для сопоставления этой версии с фактами. Данный текст может пригодиться разве что студентам-медикам при прохождении курса психиатрии.

Но и Млечин имеет последователей – настолько худо у либерал-фашистов с кадрами. В издании под названием «Эхо планеты» (не путать с «Эхом России») в двух номерах некто Марк Солонин – разумеется, тоже «историк, писатель» – опубликовал опус «Три плана товарища Сталина». Разумеется, речь идет об агрессивной внешней политике Советского Союза, а «три плана» – это планы нападения на Германию «без всяких оглядок на Пакт о ненападении». Солонин отчасти повторяет «Суворова» (приговоренного к расстрелу изменника Родины Резуна), отчасти с видимым наслаждением описывает тяжелые последствия от вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР.
Например, так: «Огромная армия огромной страны рухнула после первого же удара агрессора, имея многократное превосходство в вооружении, воюя на своей территории. Это была не только катастрофа сражавшихся соединений. Это был крах всего предвоенного военного и политического планирования Советского Союза, деятельно готовившегося к войне в течение 20 лет». Не хватает только завершающего вывода: мол, это был крах социализма, крах индустриализации страны, колхозного строя, культурной революции, Советской власти и советского народа. Но этот вывод «историк и писатель» прописать все же не решился, поскольку до сих пор жива историческая память о Победе над фашизмом: кто победил в войне, а кто потерпел крах.

Поэтому Марк Солонин налегает на «документы из архивов», не обращая внимания на реальную историю. Он пытается загипнотизировать читателя «планом подготовки и реализации грандиозной наступательной операции на территории Восточной Пруссии, Польши, Словакии», добавляя (конечно, абсолютно бездоказательно), будто бы эти планы разрабатывались «под контролем Сталина». А ведь есть давно установленные свидетельства о том, что когда генштабисты предложили Сталину ознакомиться с сочиненным в недрах своего ведомства проектом нанесения «упреждающего удара» по уже скапливающимся у границ немецко-фашистским войскам, из этого вышел скандал. Но военные и есть военные, разрабатывающие разные варианты предстоящих (это было уже ясно) военных действий – без всякого согласования с политическим руководством.

Но в данном случае Солонин либо пользуется фальшивым «документом», либо сам сочинил преступный подлог. О шибки бывают и у политических фальшивомонетчиков, что показал анализ якобы обнаруженных «секретных документов» по Катыни. Анализ «документов» на которые ссылается Солонин, тоже обнаружит явные признаки фальшивок. Я не историк, не архивист, не источниковед, но и мне бросилось в глаза неаккуратно употребленное название, что было в 1940 году просто невозможно. Вот какую цитату приводит Солонин – распространитель либо автор подделок: «мощным ударом в направлении на Люблин и Краков и далее на Бреслау, ныне Вроцлав в Польше…». Все, дальше можно не читать: в 1940 году просто невозможно было сказать, тем более написать в документе «ныне (?!) Вроцлав в Польше. Слово «ныне» могло быть употреблено по отношению к этому городу только после разгрома Германии.
Кампания по «десталинизации», «десоветизации», дерусификации общественного сознания, то есть по ликвидации исторической памяти нашего народа, выносит на поверхность все новых «десталинизаторов» – таких же невежественных, лишенных чести и совести антисоветчиков и русофобов, с извращенным сознанием и болезненной фантазией, как и указанные выше. Позор им! И, надеюсь, строгий и справедливый народный суд с приговором без обжалования. А ведь так и будет.

Владимир Марков.

Комментарий на статью “О “десталинизации” Великой Отечественной войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *