Что сулит нам полицейский режим

Стукнуло какому-то умнику в голову, что лучший путь реформирования МВД – это преобразование милиции в полицию. Словно с Луны свалились (или, как выражается нынешняя молодежь, «рухнули с дуба») инициаторы этой затеи, не зная ни истории России, ни психологии и культуры русского народа – его «менталитета». Их это вроде бы даже и не интересует. Главные аргументы для введения полиции: а) вполне правомерная констатация плохой работы милиции и порчи ее кадрового состава в условиях нынешнего «ворократического» режима и б) бессодержательные похвалы в адрес будущей полиции как якобы верного средства для выхода из явно гибнущего правопорядка.
На самом деле принятие такого законопроекта станет прямым признанием, что государство в РФ – антинародное (не буду даже ссылаться на укоренившееся выражение «полицейское государство» – его и без слова полиция внедряют у нас с настойчивостью, заслуживающей применения в лучших делах). Правительственные и рептильные СМИ усиленно дурачат людей сообщениями о дискуссии вокруг законопроекта о разгоне милиции и создании на ее месте полиции, о многочисленных поправках, якобы улучшающих этот бессмысленный и затратный антинародный закон. А смысл дела, окутанный этим словесным туманом, всячески затемняется и отодвигается из поля общественного внимания – открытое превращение России в полицейское государство.
Насадители полицейщины демонстрируют, кроме всего прочего, свое интеллектуальное убожество, свое абсолютное непонимание традиционного негативного отношения русского народа ко всему, что связано со словом «полиция». В русском языке даже укоренилось издавна ругательство заменяющее мат: «японский городовой».
Однако главное, абсолютное неприятие всего связанного со словом «полиция», идет из времен Великой Отечественной войны, когда в захваченных немецкими фашистами республиках и областях СССР была создана оккупационная полиция. Слово «полицай» стало ругательством крепче любого мата. В полицаи шли отбросы общества, нелюди. Убить изменников Родины было долгом, делом чести и совести патриотов.
Думают ли о последствиях своей затеи высшие чиновники, пытающиеся уничтожить вместе с памятью о великой советской эпохе и все хорошее, что она дала, в том числе память о славной советской милиции? Нет, это в их головенке не умещается.
А эти последствия легко предвидеть. Если «дальневосточные партизаны» явились частным, местным ответом полукриминального толка на криминализацию нынешней милиции (по данным многочисленных социологических исследований, граждане РФ боятся милиционеров больше, чем преступников), то в случае реанимации полиции Россию ждут крупные потрясения с непредсказуемыми результатами. Чтобы явление «дальневосточных партизан» стало массовым движением со здоровой народной основой, не хватало только одного – вдохновляющей идеи. А власти ее и подсовывают, пиля сук, на котором пока еще держатся.
Закон введен в действие 1 марта. В известном смысле рубеж: открытое признание того, что режим у нас – антинародный. А вместе с разными видами тотального государственного контроля над личностью каждого человека (всеобщий сбор отпечатков «пальчиков», биометрические паспорта, а также небывалая доселе затея по сбору таких данных о родителях и семье через детей-школьников, когда система образования становится филиалом ФСБ, а из детей «законным образом» делают доносчиков и т.п.) – это заявка на превращение и самого государства, и общества в целом в невиданные в истории тоталитарные системы.
С 1 марта вас, дорогие товарищи, господа и рабы…
Владимир МАРКОВ.

Послесловие. Публикуемый выше текст почти в этом виде был помещен в газете «Будущее России» (главный редактор – известный поэт и публицист С.Топтыгин) в конце прошлого года. Сейчас уже ясно: на словах «свободным», а фактически все более бесправным гражданам России – полиции не избежать. Но тогда им необходимо знать и понимать, что это не обычная для нынешних «реформ» дурацкая замена шила на мыло, а нечто гораздо худшее. А для этого знать историю вопроса.

Ненавистная для народа полиция в ходе Февральской революции 1917 года была заменена милицией – организованными добровольцами числа граждан, не замаранных ни службой в полиции, ни сотрудничеством с нею. Это был большой шаг вперед: органы насилия над народом были разогнаны, а вместо них созданы органы охраны общественного порядка, органы защиты населения. Недостатки милиции того времени были связаны с половинчатостью революции, с преобладанием влияния буржуазии. Тогда было двоевластие – наряду с буржуазным Временным правительством существовали Советы, где «правили бал» меньшевики и эсеры, боящиеся развития народной революции и склонные к соглашательству с буржуазным правительством, то есть к предательству интересов трудящихся. Актуально для нашего времени сходство проводимых и обещаемых народу «реформ» – почти один к одному!
Анализируя сложившуюся тогда обстановку вождь партии большевиков В.И.Ленин уделил внимание и вопросу о милиции и полиции. Предлагаем вниманию читателей соответствующие фрагменты из его статьи «Позабыли главное» (газета «Правда» № 49 от 18 (5) мая 1917 года).

«В том-то и суть, что все подобные платформы, все подобные списки широковещательных реформ, если забывать жесткие и жестокие условия господства капитала, – пустые слова, означающие на практике либо невиннейшие «благочестивые пожелания», либо простой обман масс дюжинными буржуазными политиканами.
Надо смотреть правде в лицо. Надо не затушевывать, а говорить ее народу прямо. Надо не прикрывать классовой борьбы, а выяснять ее связь с хорошо звучащими, благовидными, восхитительными «радикальными» реформами.
Товарищи рабочие и все граждане Петрограда! Чтобы провести необходимые для народа, назревшие, неотложные реформы, о коих говорят народники и меньшевики, надо порвать с поддержкой империалистской войны и займов, с поддержкой правительства капиталистов, с принципом неприкосновенности прибылей капитала. Чтобы провести эти реформы, надо не дать восстановить полиции, которую ныне восстановляют кадеты, а заменить ее всенародной милицией. Вот что должна партия пролетариата говорить народу на выборах, говорить против мелкобуржуазных партий народников и меньшевиков. Вот в чем затушевываемая ими суть пролетарской «муниципальной платформы».
Во главе всей этой платформы, во главе списка реформ, как основное условие их действительной осуществимости, должны стоять три главных, коренных пункта:
1) Никакой поддержки империалистской войне (ни в форме поддержки займа и вообще ни в какой форме).
2) Никакой поддержки правительству капиталистов.
3) Не дать восстановить полиции. Замена ее всенародной милицией.
Без сосредоточения главного внимания главного на этих коренных вопросах, без выяснения обусловленных ими всех муниципальных реформ, муниципальная реформа неизбежно превращается (в лучшем случае) в невинное пожелание.
Остановимся на 3-ем пункте.

Во всех буржуазных республиках, даже наиболее демократических, полиция является главным орудием угнетения масс (как и постоянная армия), залогом всегда возможных поворотов назад к монархии. Полиция бьет «простонародие» в участках и в Нью-Йорке, и в Женеве, и в Париже, мирволя капиталистам либо посредством прямого подкупа (Америка и пр.), либо посредством системы «протекций» и «хлопот» людей богатых (Швейцария), либо посредством обеих систем (Франция). Будучи отделена от народа, составляясь из людей, «натасканных» на насилии против беднейшего населения, из людей, получающих несколько повышенную плату и привилегии «власти» (не говоря о «безгрешных доходах»), полиция в каких угодно демократических республиках неизбежно остается, при господстве буржуазии, ее вернейшим орудием, оплотом, защитой. Серьезные и коренные реформы в пользу трудящихся масс проводить при помощи полиции нельзя. Это объективно невозможно.
Всенародная милиция в замену полиции и постоянной армии – вот условие успешных муниципальных реформ в пользу трудящихся. В революционное время это условие осуществимо. И на нем больше всего надо сосредоточить всю муниципальную платформу, ибо два других коренных условия относятся не только к муниципальной, но и к общегосударственной области».
«Всенародная милиция, это значит воспитание в демократии действительно масс населения.
Всенародная милиция, это значит управление бедными не только через богатых, не через их полицию, а самим народом, с преобладанием бедных.
Всенародная милиция, это значит, что надзор (за фабриками, за квартирами, за распределением продуктов и пр.) способен не остаться на бумаге.
Всенародная милиция, это значит, что распределение хлеба пойдет без «хвостов», без всяких привилегий для богатых.
Всенародная милиция, это значит, что целый ряд серьезных и радикальных реформ, перечисленных и у народников с меньшевиками, не останется невинным пожеланием».
(В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, с. 24 – 25, 26).

Конечно, времени прошло немало, конкретные задачи стоят несколько иначе, но суть различия между милицией и полицией Лениным выражена глубоко и точно. Если полиция есть орган насилия над трудовым народом, орган его подавления и угнетения, то милиция есть, в сущности, организованный народ, орган защиты его интересов. Советская милиция была в главном, в основе своей деятельности народной. Она служила народу и была подконтрольна ему. Конечно, нельзя отрицать, что у нее были недостатки, но те недостатки никак нельзя сравнить с накопившимися в последние два – три десятка лет язвами отрыва от народа, коррумпированности и т.д.
Сейчас нам подсовывают полицию, неизбежно антинародную, как и сам режим.
Уже подсунули. С 1-м марта, дорогие россияне! Пробудитесь ли вы, поймете ли вы, что уже живете в полицейском государстве?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *