Сталин и Ленин

Крупные исторические личности неотделимы от времени, в котором они жили, от судеб своей страны и своего народа. Их имена хранятся в памяти народа в соответствии с тем, каков был их вклад в решение назревших общественных задач. Это правило относится к деятелям любой сферы жизни общества – ученым и поэтам, просветителям и политикам. Чем большее влияние они оказывали своими идеями и делами на решение таких задач, чем весомее был их вклад ту или иную отрасль материального или духовного производства либо их воздействие на прогресс общества в целом, тем крепче хранятся в памяти народа их имена.
Для нашей многонациональной страны, для семьи наций и народностей, исторически объединившихся вокруг русского народа, звездами первой величины навсегда будут В.И.Ленин и И.В.Сталин.

Они жили и действовали в то время, когда решалась судьба сложившейся на протяжении многих веков уникальной русской цивилизации. Погибнет ли она под грузом скопившейся исторической отсталости и будет разодрана на колониальные клочки «передовыми» империалистическими хищниками? Либо, сбросив бремя эксплуататорского строя и уже намечающуюся зависимость от мирового финансового капитала, найдет в себе силы преодолеть все беды и осуществить народные чаяния о справедливом общественном устройстве, об избавлении от гнета и насилия «высших» сословий, от вековечной нужды, от «власти тьмы»? Эти судьбоносные вопросы решались ожесточенной классовой борьбой. В ходе грандиозной русской народной революции – драмы в трех актах (революция 1905 – 1907 годов, Февраль и Великий Октябрь 1917 года) и последующих глубоких преобразований общества на принципах научного социализма Ленин и Сталин возглавили борьбу трудящихся и эксплуатируемых масс народов России, стали вдохновителями и организаторами победы социализма.

Историки справедливо отмечают всемирное значение Октябрьской революции как начала навой эры – перехода человечества от последней общественно-экономической формации, основанной на классовых противоположностях, на господстве частной собственности и эксплуатации трудящегося большинства паразитическим меньшинством, от предыстории к своей подиной истории, к социализму и коммунизму. Классовая борьба велась против всех устоев старого общества – не только с его экономическим и социально-политическим строем, но и с его идеями и нравами. Без такой радикализации борьбы революция, вероятно, не могла бы победить.

Но, во-первых, острота борьбы зависела не только от большевиков, возглавивших народную революцию, но и от их противников. Первыми актами жестокой Гражданской войны, набравшей обороты в 1918 году, стали расстрел демонстрации рабочих и солдат в Петрограде 3 – 4 июля 1917 года и последовавшие затем мятеж Корнилова и попытка Керенского – Краснова залить кровью революционный Петроград. Цели большевистской революции отвечали коренным интересам трудящихся, и потому народ пошел за большевиками. И победил, изгнав иностранных интервентов и воевавших фактически за их интересы «белых». Ленин и Сталин остались в исторической памяти как выдающиеся организаторы победы в этой суровой борьбе за национальные, за народные интересы.

Во-вторых, разрыв со старым обществом и переход к социалистическим преобразованиям не исчерпывают значения Великого Октября. Прошедшие 90 с лишним лет все яснее показывают его значение для сохранения и продолжения истории великой русской (российской, евразийской) цивилизации путем коренного формационного перехода. История, говорил неоднократно Ленин в 1917 году, поставила нас перед решительным выбором: погибнуть или на всех парах устремиться к вершинам прогресса. Имена Ленина и Сталина навечно сохранятся в исторической памяти народа именно потому, что они возглавили его борьбу ради продолжения жизни нашей самобытной цивилизации, стали родоначальниками новой фазы ее развития – советской цивилизации, давшей массу непревзойденных достижений всемирно-исторического значения.
Имена Ленина и Сталина неразрывны, как неразрывны их идеи и дела. Мы должны помнить об этом как в дни сталинского 130-летнего юбилея, так и в наступившем 2010 году, отмечая 140-летие со дня рождения В.И.Ленина.

Место личности в истории

Время все расставляет по своим местам. Об одних деятелях народ помнит с глубоким уважением и благодарностью. Имена других, тоже удержавшихся на страницах истории, вспоминаются с недоумением: чего так суетился, бегал туда-сюда, ища для себя славы либо власти, и не сделал ничего путного, покрутившись на гребне исторической волны, подобно никому не нужной, случайной щепке? Хранятся в исторической памяти имена деятелей и третьего рода (или вида) – хранятся с осуждением, а то и с проклятиями, как сохранилось от евангельских времен память об Иуде Искариоте.

Мы легко можем припомнить наиболее показательные примеры из политической истории нашего Отечества – того переломного ее периода, который охватывал собой первую половину ХХ века.
На изломе истории, с 1917 года и до окончания гражданской войны образцами исторических личностей первого рода, последовательными защитниками национальных интересов, интересов трудящихся должны быть названы Ленин и Сталин и их многочисленные славные соратники.

«Герои» второго рода тоже остались в памяти – их было множество, начиная с Керенского; обнаружилось немало таких «пустоплясов» и в наше «смутное время».

Черные, кровавые следы оставили за собой антинародные, антинациональные деятели вроде Колчака и Краснова. Сейчас антисоветчики (следовательно, холуи Запада, русофобы – скрытые или откровенные) пытаются «отмывать черных кобелей», даже ставят им памятники. Но никому не удастся замазать фактов, что они добровольно лишились чести русского офицера: Колчак принял присягу на верность британской короне и в этом качестве был выдвинут руководителями Антанты на роль «Верховного правителя России», выявив свою садистскую натуру и творя небывалые жестокости над мирным населением Сибири и Урала, заставившие ужаснуться даже американского интервента генерала Гревса. Краснов лютовал в другом конце России, обслуживая интересы германских захватчиков дважды – в 1918 году и в годы Великой Отечественной войны. Были и промежуточные фигуры, вроде Троцкого. Сперва лез в лидеры революции, потом прославился разрушительными склоками и интригами внутри партии и государства, а кончил «вождем» антисоветской контрреволюции, хотя вплоть до своей казни маскировался под «революционера» и даже «коммуниста».

Такова типология исторических личностей первой половины прошедшего столетия. Грандиозная русская народная революция, состоявшая из трех этапов: революция 1905 – 1907 годов, Февраль и Великий Октябрь 1917 года; неимоверные тяготы и бедствия Первой мировой и начавшейся еще в ходе ее небывало ожесточенной Гражданской войны (она в сталинском Кратком курсе Истории ВКП(б) по праву названа Отечественной, ибо внутренняя контрреволюция, участвуя в «походе 14 держав», выступала за чуждые народу России, антинациональные интересы); восстановление народного хозяйства, преодоление разрухи и голода; социалистическое строительство, главными моментами которого являлись создание Союза Советских Социалистических Республик, индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция и налаженная на этой основе дружба народов СССР; Великая Отечественная война, завершившаяся разгромом германского фашизма – ударного отряда мирового финансового капитала и способствовавшая победе народно-демократических революций в целом ряде стран Восточной Европы и Азии; восстановление народного хозяйства в трудных международных условиях, когда империалисты начали «холодную войну», в любой момент грозившую перейти в атомную катастрофу; вступление в период научно-технической революции, отмеченный не только соревнованием с капитализмом в деле технологического прогресса, но и изнурительной гонкой вооружений – вот основные вехи труднейшего переломного этапа в истории русской цивилизации.
В каждый из названных периодов великие народные вожди Ленин и Сталин оказывались на высоте, разрабатывая научную стратегию, выражающую коренные интересы народа и потому победоносную. У истоков новой эры стоял Владимир Ильич. Ленин. С 1922 года и до конца своей жизни нелегкую ношу руководства борьбой за социализм взвалил на свои плечи Сталин ученик и ближайший соратник и единомышленник Ленина, верный продолжатель его дела. Важнейшая особенность государственно-политической и идейно-теоретической деятельности Сталина состояла в его неуклонном следовании ленинизму, в развитии ленинских идей по вопросам борьбы за социализм, социалистического строительства и во внешней политике Советского государства.

130-я годовщина со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина служит нам хорошим поводом для усиления борьбы в защиту нашей героической, сложной, но в целом необычайно плодотворной истории, за очистку исторической памяти народа от той грязи, которой ее пачкали из-за рубежа всегда и пачкают, к сожалению, теперь и в нашей стране. Надо бороться за честь и достоинство тех поколений, усилиями которых страна отстояла свою независимость и самостоятельный путь развития. В этой борьбе надо твердо знать и постоянно помнить: великие народные вожди должны быть защищены вместе, а не порознь. Те, кто защищают одного, но мирятся с поруганием другого (а то и сами занимаются этим подлым делом), вольно или невольно принимают тактику империалистической пропаганды, выработанную в прошлом меньшевиками и Троцким.

Троцкий и его последователи противопоставляли Маркса – Ленину, когда пытались опорочить ленинизм. Стремясь политически уничтожить Сталина, они противопоставляли ему Ленина, не гнушаясь фальсификацией ленинских работ; историк из МГУ В.А.Сахаров убедительно доказал в своем исследовании, что пять работ из состава так называемого «Политического завещания» Ленина – фальшивки. Вовсю использовал эти фальшивки скрытый троцкист Хрущев в своем «секретном» докладе на ХХ съезде КПСС, призванном идеологически подкрепить тот незаконный кадровый переворот, который он осуществил в высшем звене партии и государства после смерти Сталина, и ради этого облил грязью не только Сталина, но и все сталинское время. А заодно – самоотверженный труд и воинский героизм тех поколений, которые «вырастил Сталин на верность народу».

Эту строчку на стене отреставрированной станции метро требуют сбить, сковырять «демократические» ревнители… правды истории(!), которым, как очевидно, наплевать и на правду, и на историю Отечества. Они сейчас «правят бал» и в СМИ, ужесточая цензуру денег и просто цензуру (начиная с введения произвольно, а то и нагло-безграмотно составляемых списков «экстремистских» публикаций, наподобие «Индексов» средневековой папской инквизиции) и назначая собственных «героев нашего времени». Совсем не смешно от анекдотического факта: среди современных работников СМИ официально признан достойным звания «Патриот-2009» обозреватель «Российской газеты» Л. Радзиховский! Можно предположить, что «Патриотом-2010» могут стать, скажем, Новодворская, Познер, Сванидзе и прочие млечины. Так куются «исторические личности» в нынешней РФ.

Развеять нелепые «мифы», наглую ложь!

Сейчас появляется все больше честных и доброкачественных публикаций о Сталине (и они привлекают все больший общественный интерес), предметом которых служит, в частности, разоблачение ходячих мифов о нем. Все бы хорошо, но уж больно неуместно здесь благородное слово «миф» – правильнее говорить: мелкая ложь, злобная выдумка. Разве можно назвать мифом сочиненные Хрущевым и озвученные с трибуны ХХ съезда КПСС нелепые небылицы о том, будто начало войны Сталин встретил в состоянии маразма, а потом «воевал по глобусу»?

Его духовный отец Троцкий был не менее бессовестным лгуном. Его клеветнические высказывания о Сталине многочисленны и многообразны, и почти все вошли в арсенал империалистической пропаганды, используются как достоверный и авторитетный источник в наукообразных писаниях профессиональных советологов, в большинстве своем ярых антикоммунистов и русофобов.

Возьмем лишь одно лживое утверждение Троцкого – будто бы Сталин был «выдающейся посредственностью», серым «аппаратчиком», которого в ленинской партии до революции никто не знал и который достиг высоких постов лишь благодаря своему изощренному коварству и неукротимому карьеризму. С этим «мифом», находящимся в употреблении и поныне, пора разобраться.

О Сталине в дореволюционный период суждения Троцкого основаны только на слухах и домыслах. Сталин был большевик-ленинец с 1898 года, профессиональный революционер. Личный контакт с Троцким у него был единожды – во время поездки за границу, в Австро-Венгрии. Зная гнилую политическую позицию Троцкого, подлые приемы его войны против Ленина, Сталин не пожелал с ним знакомиться. Троцкий же отсюда сделал выводы (он описывает эту встречу в книге «Моя жизнь») о том, что Сталин обладает скверным характером, дурно воспитан и интеллектуально ограничен. А ведь не было даже краткого разговора! Откуда ему было знать, что уже на рубеже Х1Х – ХХ вв. Сталин зарекомендовал себя грамотным марксистом (жаль, что у нынешних коммунистов этот термин как-то вышел из употребления), выдающимся организатором, легко входил в контакт с людьми разных профессий и социальных групп, пользовался уважением и авторитетом в рабочем движении, среди социал-демократов всего Закавказья. А ведь книга «Моя жизнь» была написана тогда, когда Троцкий знал (мог знать, если бы хотел) всю революционную биографию Сталина, хотя бы в общих чертах.

Вопрос о причинах малой публичной известности Сталина в небольшевистской среде (к ней принадлежал и Троцкий) и даже у молодого поколения ленинской партии хорошо освещен в монографии ленинградского историка Александра Островского «Кто стоял за спиной Сталина?» (2002 год), основанной на обширном архивном материале и охватывающей период по 1916 год включительно. Читатели должны знать хотя бы некоторые выводы этого исследования. Приведу соответствующий текст (с.613 – 614).

«Как профессиональный революционер И.В.Сталин был занят главным образом организационно-технической деятельностью. Причастные к ней лица редко выступали на митингах и собраниях, лишь урывками занимались журналистской деятельностью, зато они ведали революционными кадрами, в их руках находились деньги, связи, партийная разведка и контрразведка. Оставаясь малозаметными и малоизвестными широким кругам партии и околопартийной массе, они обладали влиянием, которое намного превосходило их популярность внутри партии и за ее пределами.

…В 1917 г. ветераны партии, к которым принадлежал И.В.Сталин, составляли не более 10% ее членов. Еще более узким был круг профессиональных революционеров. Вряд ли на сто членов партии их приходилось более пяти человек. Это значит, что в 1917 г. , когда партия большевиков вышла из подполья и в ней насчитывалось 24 тыс. человек, численность профессиональных революционеров не превышала 1000 человек, а круг профессиональных революционеров, имевших такой же партийный стаж, как и И.В.Сталин, включал в себя всего лишь несколько десятков человек. Встречаясь в тюрьмах, на этапах, на каторге, в ссылке, в эмиграции, принимая участие в различных партийных форумах, почти все они знали друг друга если не лично, то по крайней мере заочно.
Уже один партийный стаж и принадлежность к когорте профессиональных революционеров имели своим следствием то, что к 1917 г. И.В.Сталин занимал особое положение в партии». А ведь были и важные конкретные результаты в его работе, и выдающиеся личные качества.

«Малоизвестный» Сталин был известен Ленину, а это важнее, чем любые оценки и суждения Троцкого. Вспомним общедоступные факты.

Именно по инициативе и настоянию Ленина Сталин был кооптирован в члены ЦК после Пражской конференции большевистской партии (январь 1912 года), на которой Сталин присутствовать не смог: находился в ссылке.
Ленин высоко оценил работу И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос» (написана в конце 1912 года – начале 1913 года в Вене).

На последнем предоктябрьском У1 съезде партии с основным докладом выступал Сталин (Ленин был вынужден скрываться в подполье в Разливе близ Сестрорецка).

В разговоре нового правительства по прямому проводу 9 (22) ноября 1917 года со Ставкой – с находящимся в должности Главнокомандующего ген. Духониным о необходимости вступить в переговоры с немцами о перемирии участвовали три человека: Ленин, Сталин и Крыленко (которому предстояло заменить Духонина).
Перед началом переговоров с немцами в Брест-Литовске о заключении перемирия и мира советская делегация (ее возглавил Иоффе, а того вскоре сменил Троцкий) получила инструкцию Советского правительства, которой обязана была руководствоваться (см. «Конспект программы переговоров о мире» в т. 35 ПСС В.И.Ленина). Троцкий, скорее всего, не знал, что более половины ее текста было написано ненавистным ему Сталиным.

Последний съезд РКП(б), в котором участвовал В.И.Ленин, – Х1-й. В Заключительном слове по Политическому отчету ЦК РКП(б) 28 марта 1922 года Ленин был вынужден, отвечая на нападки Преображенского, дать публичную оценку Сталину, и эта оценка – политическая и чисто человеческая – была предельно уважительна:
«Вот Преображенский здесь легко бросал, что Сталин в двух комиссариатах (Сталин был народным комиссаром по делам национальностей и одновременно народным комиссаром рабоче-крестьянской инспекции. – В.М.). А кто не грешен из нас? Кто не брал несколько обязанностей сразу? Да и как можно делать иначе? Что мы можем сейчас сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Ведь это все политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это – вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле разрешены в демократических республиках. Мы их разрешаем, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой из представителей наций мог бы пойти и подробно рассказать, в чем дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы назвать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина.

То же относительно Рабкрина. Дело гигантское. Но для того, чтобы уметь обращаться с проверкой, нужно, чтобы во главе стоял человек с авторитетом, иначе мы погрязнем, потонем в мелких интригах» (т.45, с.122).
После завершения съезда состоялся, как известно, Пленум ЦК РКП(б), на котором Сталин был избран Генеральным секретарем ЦК. Вокруг этого события Троцким и другими оппозиционерами, а также их позднейшими последователями и неразборчивыми и не чуткими к правде историками и журналистами было запущено немало антисталинских сплетен и домыслов. Их давно пора развеять.

В 2000 году мне довелось познакомиться с интересной и хорошо обоснованной архивными изысканиями работой о Сталине доктора исторических наук А.Н.Новикова (к сожалению, ушедшего, как говорится, в мир иной). Уважаемый калужский ученый (мы знакомы с ним были по переписке) прислал мне рукопись своей книги на отзыв и, разумеется, получил его. В письме я известил его, что для публикации отобрана глава «Ленин определяет преемника своего дела». Она и была помещена в № 3 газеты «За Родину, за Сталина! – сегодня и всегда» в мае 2000 года (это был год 130-летия со дня рождения В.И. Ленина) в значительно сокращенном виде. Некоторые выдержки из этой публикации приводятся ниже.

«…Включившись в повседневную работу, вождь сразу понял, что связь между Совнаркомом и Политбюро, ранее осуществляемая непосредственно им, нарушена. «А когда мне пришлось выйти, – скажет он на Х1 съезде партии, – то оказалось, что два колеса не действуют сразу…» Понятно, что нарушенную связь необходимо было немедленно восстановить. Обнаружились и другие изъяны, обусловленные отсутствием Ленина, резким снижением его работоспособности. Понимая все это, Ленин, мысль которого раздваивалась между надеждой на выздоровление и готовностью свести счеты с жизнью в случае внезапного паралича, не мог не задуматься о преемнике.
…Итак, по крайней мере во втором полугодии 1921 г. общее снижение работоспособности со всей остротой поставило перед Лениным вопрос о необходимости определить человека, случае необходимости стать преемником его дела».
«…В.И.Ленин за долгие годы всесторонне изучил своих соратников… Зная достоинства и недостатки каждого члена ЦК, Ленин понимал, что самым достойным продолжателем его дела может быть лишь Иосиф Виссарионович Сталин. Именно с этой целью Ленин детально продумал и готовился осуществить учреждение должности Генерального секретаря и избрание Генеральным секретарем ЦК Сталина.

Это не было мнением момента. Напомним ленинские оценки Сталина дооктябрьского периода: «пламенный колхидец» (1904 г.), «чудесный грузин» (1913 г.), «хороший работник во всех ответственных работах» (апрель 1917 г.). Видимо, Ленин знал и мнение своих единомышленников об Иосифе Виссарионовиче. Известно, что легендарный Артем (С.А.Сергеев), трагически погибший летом 1921 г., писал одному из руководителей компартии Англии Галлахеру: «Сталин – единственный настоящий вождь. Остальное – либо: «Ура! Мы победим!» или «Караул! Все пропало!» Артем – последовательный ленинец. Думается, он не стал бы в письме руководителю зарубежной партии называть фамилию Сталина, не зная отношения к нему Ленина.

…Итак, без афиширования и шума Ленин готовился ввести после Х1 съезда пост Генерального секретаря, который был призван обеспечить координацию действий Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК, проведение единой партийной линии руководства государственными и хозяйственными делами, общественными организациями. Объективно пост Генерального секретаря наделял Сталина фактическими полномочиями преемника ленинского дела.
…Вопреки писанием троцкистов и «деток ХХ съезда» Ленин не только задумал введение новой должности, но и сделал все необходимое, чтобы именно Сталин стал Генеральным секретарем.
…«На Х1 съезде, – говорил Молотов, – появился так называемый список «десятки» – фамилии предлагаемых членов ЦК сторонников Ленина. И против фамилии Сталина рукой Ленина было написано: «Генеральный секретарь».
…И голосовали с этим примечанием в скобках.
…Были ли эти надписи случайностью? Известно, что Ленин подобных «случайностей» не допускал, а значит, он хотел, чтобы делегаты съезда знали, что обозначенные кандидатуры (против фамилий В.М.Молотова и В.В.Куйбышева стояли пометки «секретарь». – Ред.) выдвинуты его, ленинской группой членов ЦК… Проводя кандидатуру Сталина, Ленин косвенно заручался поддержкой съезда на будущее.

3 апреля 1922 г. Пленум ЦК РКП(б) по предложению В.И. Ленина избрал И.В.Сталина ,Генеральным секретарем Центрального Комитета партии большевиков. В протоколе заседания Пленума рукой Ленина записано: «Принять следующее предложение Ленина: ЦК поручает Секретариату строго определить и соблюдать распределение часов официальных приемов и опубликовать его, при этом принять за правило, что никакой работы, кроме действительно принципиально руководящей, секретари не должны возлагать на себя лично, перепоручая таковую работу своим помощникам и техническим секретарям.

Тов. Сталину поручается немедленно приискать себе заместителей и помощников, избавляющих его от работы (за исключением принципиального руководства) в советских учреждениях.
ЦК поручает Оргбюро и Политбюро в 2-дневный срок представить список кандидатов в члены коллегии и замы Рабкрина с тем, чтобы тов. Сталин в течение месяца мог быть совершенно освобожден от работы в РКИ».
На следующий день соответствующее извещение об утверждении Сталина Генеральным секретарем, а Молотова и Куйбышева секретарями ЦК было опубликовано в газете «Правда».
Так Сталин стал генсеком и фактическим преемником ленинского дела, хотя основная борьба за ленинское наследство была еще впереди…»

Мне безумно жаль, что не могу еще раз поблагодарить Анатолия Назаровича за его очень нужную высокопрофессиональную работу. Мне кажется, что вопрос об избрании Сталина Генеральным секретарем ЦК вполне ясен: это была воля и надежда Ленина, его продуманное, тщательно взвешенное и умело проведенное в жизнь решение.
Полным товарищеским доверием проникнуто «Письмо И.В.Сталину для членов ЦК РКП(б)» от 15 декабря 1922 года (т.45), начинающееся грустной фразой: «Я кончил теперь ликвидацию своих дел и могу уезжать спокойно». Один лишь вопрос беспокоил Ленина – о возможности (или невозможности, в связи с состоянием здоровья) выступить на Х Всероссийском съезде Советов по вопросу об образовании СССР. Ленин писал: «Осталось только одно обстоятельство, которое меня волнует в чрезвычайно сильной мере, – это невозможность выступить на съезде Советов. Во вторник у меня будут врачи, и мы обсудим, имеется ли хоть небольшой шанс на такое выступление. Отказ от него я считал бы для себя большим неудобством, чтобы не сказать сильнее. Конспект речи у меня был уже написан несколько дней назад. Я предлагаю поэтому, не приостанавливая подготовки для выступления кого-либо другого вместо меня, сохранить до среды возможность того, что я выступаю сам, может быть, с речью, сильно сокращенною против обычного, например, с речью в три четверти часа. Такая речь нисколько не помешает речи моего заместителя (кого бы Вы ни уполномочили для этой цели), но, думаю, будет полезна и политически и в смысле личном, ибо устранит повод для большого волнения».

И тон, и смысл письма противостоит выдумке Троцкого, будто бы Ленин в своем выступлении на съезде «готовил бомбу для Сталина», а эту выдумку до сих пор жуют больные троцкизмом историки и публицисты. Они пользуются тем, что в 45-м томе ПСС Ленина это письмо произвольно выведено за пределы так называемого «политического завещания», названного в данном издании «Последние письма и статьи В.И.Ленина. 23 декабря 1922 г. – 2 марта 1923 г.». Почему в «последние» не включено прощальное письмо? Да потому, что оно опровергает клеветнический вымысел Троцкого.

Поэтому же не включен туда же полностью противостоящий этой выдумке «Конспект речи на Х Всероссийском съезде Советов», датированный первой половиной декабря. Ленин был настолько спокоен и уверен, что предложенная им в конце сентября концепция образования Союза ССР будет проведена в жизнь, что в этом документе нет и намека на обсуждение ушедшего в прошлое вопроса об «автономизации». А ведь именно его троцкисты (в том числе Хрущев, и где – на съезде партии!) выдвигали как свидетельство некоей «непримиримой противоположности» в политических и теоретических позициях Ленина и Сталина.

Пора опровергнуть эту ложь. Ее цель – разорвать историю партии, историю страны и народа, чтобы, отыскав «черные пятна», замарать, обгадить историю советской эпохи в целом («тоталитарная», «репрессивная», «безбожная» и т.д.), и другая – противопоставить Ленина и Сталина друг другу, чтобы уничтожить их поодиночке. Так делали Троцкий с его подельниками, Хрущев с его подобострастным окружением, доканчивали лидеры «пятой колонны» Запада во главе с Горбачевым и Яковлевым. И во время «перестройки» уничтожающим атакам (как это происходит до сих пор) подверглись оба – не только Сталин, но и Ленин. Политическая и интеллектуальная логика выявила: уничтожить их поодиночке нельзя, настолько неразрывны их идеи и дела, поодиночке их можно только замазать, охаять, оклеветать. Этим подлым делом и занимаются наймиты и «энтузиасты». Империалистический Запад доволен: «работничков» прибавилось, причем таких, на которых можно скинуть самую грязную часть работы по уничтожению общественного сознания «самого непокорного на Земле народа» (слова А.Даллеса).
Чем же обосновывалась такая и подобная ложь? Отыскивались хоть какие-то различия в сказанном или написанном Лениным и Сталиным (или выдумывались, как это было проделано в фальсифицированном «политическом завещании»), чтобы затем представить эти различия как «антагонизмы».

Единство и различия в теории и политике

Были ли различия в теоретических положениях и политических решениях Сталина и Ленина по тем или иным существенным вопросам? Конечно, были. И не могло их не быть. Они, безусловно, были единомышленниками, но у них были различными и житейский опыт, и теоретическая подготовка, и непосредственная практика революционной работы – по масштабам и по направленности. Разница в масштабности политической и государственной деятельности, конечно, стала малозаметной, когда во второй половине 20-х годов вполне очевидной стала роль Сталина как вождя партии и народа (а может быть, эта разница даже изменилась «в пользу» Сталина с ростом международного влияния СССР). Разумеется, была подкорректирована и направленность деятельности, которая и не могла не измениться. Мир в целом и особенно наша страна радикально изменились за те 30 лет, когда во главе ленинской партии и СССР стоял Сталин – достойный преемник Ленина.

Популярное при жизни Сталина выражение «Сталин – это Ленин сегодня», выражающее доверие партии и народа к своему вождю, надо понимать правильно, а не буквально. Они были единомышленниками, но вовсе не какими-то клонированными существами. Оба были Личностями гигантского масштаба, и каждый давал образцы самостоятельного мышления. Как теоретик Ленин несравним ни с кем, даже со Сталиным, и неслучайно в решении тех или иных сложных общественных проблем Сталин всегда обращался к Ленину – к его трудам.

Еще в студенческие годы я слышал сомнения: а по Ленину ли была проведена коллективизация сельского хозяйства? Ведь Ленин писал не о ней, а – о кооперации. Но различия в терминологии не должны смущать, они первостепенны для буквоедов, для догматиков – а их не любили, ни Сталин, ни Ленин. Рассмотрим существо дела.
Вот что писал Ленин за 10 лет до «года великого перелома» («Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», 1919 год, ПСС, т. 39), имея в виду лишь первый подход к преобразованию села на основах социализма:

«Трудящиеся освобождены от вековых угнетателей и эксплуататоров, помещиков и капиталистов. Этот шаг вперед действительной свободы и действительного равенства, шаг, по величине его, по размерам, по быстроте невиданный в мире, не учитывается сторонниками буржуазии (в том числе мелкобуржуазными демократами), которые говорят о свободе и равенстве в смысле парламентарной буржуазной демократии, облыжно объявляя ее «демократией» вообще или «чистой демократией» (Каутский).

Но трудящиеся учитывают именно действительное равенство, действительную свободу (свободу от помещиков и от капиталистов) и потому так прочно стоят за Советскую власть.

В крестьянской стране первыми выиграли, больше всего выиграли, сразу выиграли от диктатуры пролетариата крестьяне вообще. Крестьянин голодал в России при помещиках и капиталистах. Крестьянин никогда еще, в течение долгих веков нашей истории, не имел возможности работать на себя: он голодал, отдавая сотни миллионов пудов хлеба капиталистам, в города и за границу. Впервые при диктатуре пролетариата крестьянин работал на себя и питался лучше горожанина. Впервые крестьянин увидел свободу на деле: свободу есть свой хлеб, свободу от голода Равенство при распределении земли установилось, как известно, максимальное: в громадном большинстве случаев крестьяне делят землю «по едокам». Надо добавить к этому: два года спустя был введен нэп, и крестьяне не только имели от урожая до урожая, но и излишки, и даже встал в общероссийском масштабе проблема борьбы с самогоноварением.

Но ведь сытость крестьянства, притом временная (росло население, в том числе городское), не решала задачи развития страны в целом: кормить надо было город, армию, иметь излишки хлеба для внешней торговли и как стратегический запас. Да и село надо было перевести на рельсы социализма, поскольку стратегической целью общественного развития было создание бесклассового общества. Надо было, пишет Ленин в той же работе, «уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками. Этого нельзя сделать сразу. Это – задача несравненно более трудная и в силу необходимости длительная. Это – задача, которую нельзя решить свержением какого бы то ни было класса. Ее можно решить только организационной перестройкой всего общественного хозяйства, переходом от единичного, обособленного, мелкого товарного хозяйства к общественному крупному хозяйству. Такой переход по необходимости чрезвычайно длителен. Такой переход можно только замедлить и затруднить торопливыми и неосторожными административными и законодательными мерами. Ускорить этот переход можно только такой помощью крестьянину, которая бы давала ему возможность в громадных размерах улучшить всю земледельческую технику, преобразовать ее в корне».

В какой форме обобщать хозяйство и труд, в 1919 году еще не было ясно. В стране существовали 1961 коммуна и 3696 земледельческих артелей. Они были невелики, и к росту их числа и развитию хозяйство государство просто не имело возможности дать технологических и экономических стимулов. Но кое-какой опыт накапливался и тогда.
Если проанализировать процессы коллективизации, то мы увидим, что указанные Лениным ориентиры социалистического преобразования села Сталин использовал по максимуму, насколько это было возможно в изменившейся обстановке. Но и внес много нового, чего нельзя было предусмотреть заранее. Вот как он подводил еще не окончательные итоги коллективизации (в мае 1933 года) в беседе с американцем – полк. Робинсом, с которым несколько раз встречался Ленин. Естественно, Сталин избрал максимально популярную форму рассказа, поскольку имел дело с иностранцем (теперь такая форма беседа необходима для подрастающих поколений, и не только для них).

«Сталин. По второму вопросу насчет того, будто бы индустриализация разрушает сельское хозяйство. Это тоже неправильное представление. Индустриализация не разрушает, а спасает сельское хозяйство, спасает крестьянина. У нас существовало несколько лет назад сильно раздробленное мелкое и мельчайшее крестьянское хозяйство. В связи с ростом дробления земель крестьянские наделы до того измельчали, что некуда было выпустить курицу. Добавьте к этому примитивные сельскохозяйственные орудия вроде сохи и захудалой лошадки, не способных поднять не только целину, но даже обычные не очень мягкие земли, и Вы получите картину деградации сельского хозяйства. У нас 3 – 4 года тому назад в СССР было около 7 миллионов сох. Что оставалось крестьянам: либо лечь помирать, либо перейти к новой форме землепользования и машинному способу обработки земли. Этим, собственно, и объясняется, что подоспевший к тому времени призыв Советской власти к крестьянам – объединить свои мелкие земельные клочки в большие земельные массивы и принять от Правительства тракторы, уборочные машины и молотилки для обработки этих массивов, для уборки и обмолота урожая, – нашел живейший отклик среди крестьян. Понятно, что крестьяне ухватились за предложение Советского правительства, стали объединять свои земельные клочки в большие поля, приняли тракторы и другие машины и вышли, таким образом, на широкую дорогу укрупнения сельского хозяйства, на новую дорогу коренного улучшения сельского хозяйства.
Выходит, что индустриализация, в результате которой крестьяне получают тракторы и другие машины, спасла крестьян, спасла сельское хозяйство.

Процесс объединения мелких крестьянских хозяйств по селам называется у нас коллективизацией, а сами объединенные крестьянские хозяйства – колхозами. Коллективизация значительно облегчается отсутствием у нас частной собственности на землю, национализацией земли. Земля передана колхозам в вечное пользование, а ввиду отсутствия частной собственности на землю купля-продажа земли у нас не имеет место, и все это значительно облегчает образование и развитие колхозов.

Я не хочу этим сказать, что все это, т.е. коллективизация и прочее, проходит у нас гладко. Трудности есть, конечно, и не малые. Коллективизация, как всякое новое дело, имеет не только друзей, но и врагов. Несмотря на это все же подавляющее большинство крестьян стоит за коллективизацию, а число ее противников становится все меньше и меньше» (Соч., т. 13, с. 266 – 268). Собственно классовый анализ итогов цивилизации Сталин дал в сжатом виде в Докладе о проекте Конституции СССР 25 ноября 1936 года. Она быстро вошла в жизнь села и преобразила труд и быт крестьянства. Даже такое громадное испытание, как Великая Отечественная война, не пошатнула колхозный строй. Его начал активно разрушать Хрущев, а после него дело не было поправлено. А сейчас после разрушения социализма и ликвидации Советской власти село быстро приходит в запустение, и даже встает вопрос о продовольственной безопасности России.

О культе личности

Пользуясь этим вопросом, как тараном, Хрущев непомерно исказил и раздул ее, приписывая Сталину создание своего культа. Это неверно. Во-первых, культ личности народного вождя попросту невозможен (это хорошо обосновал руководитель КНДР Ким Чен Ир в цикле работ о причинах и уроках гибели социализма в странах Восточной Европы и СССР). Во-вторых, Сталин сам не раз умерял восхваление своей персоны, неоднократно подчеркивал, что он – лишь ученик Ленина (можно сказать, что Сталин поддерживал культ личности Ленина, да мешает сказанное выше «во-первых»). В-третьих, Сталин с увлечением создавал нечто похожее на «культ личности» героев строительства и защиты нашей великой державы: страна знала множество прославленных имен тружеников заводов и колхозов, ученых, конструкторов, учителей, врачей, писателей, художников и т.д. Большим уважением и почетом пользовались защитники Родины, причем особую слабость Сталин питал к летчикам. Вот уж где был разгул «культа личности»! Даже едва вступившие в жизнь молодые люди, даже дети, совершившие подвиг на благо Отечества, пользовались, так сказать, культом личности; почетом и славой были окружены женщины-матери. А сейчас личность честного труженика и воина обесценена до предела, труд на благо Родины сброшен с пьедестала.
Поневоле все чаще и чаще граждане РФ вспоминают о ценностях советской эпохи, о великих народных вождях Ленине и Сталине – основателях советской цивилизации. Пусть эта память станет живым духовным оружием возрождения нашего Отечества, как и ленинизм и советский патриотизм.

Владимир МАРКОВ,
секретарь ЦК партии «Союз коммунистов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *