Государственный переворот. Кровавый октябрь.

К 20-летию  сентябрьских – октябрьских событий 1993 года и  расстрелу преступной Ельцинской кликой защитников Конституционного строя РСФСР

«… необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».(Всеобщая декларация прав человека).

 Весь 1993 год в столице чувствовалась повышенная социальная напряженность, к осени она привела к кровопролитию. На заседани­ях Верховного Совета часто выступал вице-президент России генерал А. Руцкой с резкой критикой Президента РФ и его окружения. Придя к власти, Ельцин вовсе не собирался делиться ею. Основной его про­тивник – Верховный Совет России подвергался ожесточенному давле­нию в двух направлениях: ослабление депутатского корпуса путем привлечения депутатов на сторону Ельцина, и получение от Верхов­ного Совета все больших полномочий для Президента. В марте 1993 года борьба настолько обострилась, что Верховный Совет вынужден был поставить вопрос об отрешении Ельцина от должности Президен­та (импичмент), однако, при голосовании не удалось набрать необхо­димого числа голосов. За время своего существования Верховный Со­вет наделил Президента такими неограниченными полномочиями, что лишил себя реальной власти в стране. Теперь он стал помехой для контрреволюции и был обречен.

21 сентября 1993 года президент Ельцин подписал указ N 1400, которым распускал Верховный Совет России, приостанавливал дей­ствие Конституции и брал на себя всю полноту законодательной и исполнительной власти. В тот же день Конституционный суд России под председательством В. Д. Зорькина определил действия президента не конституционными, что являлось основанием для отрешения его от должности.

Верховный Совет России на своем последнем X съезде, откры­том 23 сентября с участием более 600 депутатов из 1000, проголосовал за назначение вице-президента генерала А. Руцкого исполняющим обязанности Президента. Первым своим указом Руцкой отменил указ Ельцина N 1400. В ответ последовал ультиматум: депутатам предла­галось до 25 сентября покинуть Дом Советов. Верховный Совет этому ультиматуму не подчинился и продолжал свою деятельность.

С 21 сентября по 2 октября события в Москве носили характер массовых митингов и столкновений с милицией, ОМОНом и войска­ми. Правительство ввело в Москву дивизию имени Дзержинского, несколько позднее – части Таманской и Кантемировской дивизий. Против диктатуры президента восстали люди самых разных убежде­ний: от коммунистов до монархистов, Народ вышел на улицы. Митинги состоялись на Смоленской, Октябрьской, Пушкинской площа­дях, Садовом кольце, Новом Арбате, улице Горького. К Дому Советов ежедневно сходились тысячи демонстрантов, по ночам вокруг здания у баррикад и пикетов горели костры, баррикады охраняли безоруж­ные патриоты. О красных флагах на баррикадах позаботились акти­висты “Трудовой России”. С оружием и без него, охраняли защитни­ки все 24 входа в Дом Советов. 14 дней продолжалась эта беспример­ная оборона.

Чтобы оказать поддержку защитникам Дома Советов, люди приезжали даже из Прибалтики, Белоруссии, Украины, из дальних городов России: Арзамаса, Армавира, Белгорода, Барнаула, Вороне­жа, Казани, Кирова, Пскова, Ульяновска, более чем из 50 городов. Безоружные люди включались в борьбу за свои убеждения, а борьба принимала все более напряженный характер. При разгоне митинга у метро “Баррикадная” народ продолжали избивать даже на эскалато­рах. Демонстранты “Трудовой России” вступили в неравный бой, со­провождавшийся потерями. На Смоленской площади пострадало 17 человек, но демонстранты, вооружившись обрезками труб, заставили отступить отряды милиции. Стычки становились все ожесточеннее, но они являлись лишь пробой сил, подготовкой властей к расправе жестокой, бесчеловечной.

С 21 – 22 сентября Дом Советов начал подвергаться осаде: были отключены телефоны, электроэнергия, водопровод и отопление. Во­круг здания создавались заградительные сооружения из автомашин, колючей проволоки (спираль Бруно – запрещенная международным законодательством.) Здание окружили отряды милиции и войск. Те­перь проникнуть в него можно было только по подземным ходам со­общений мало кому известным.

Какими силами располагал Дом Советов? Это была вооруженная охрана руководителей Верховного Совета и самого здания. Воо­руженные члены “Союза офицеров” и небольшой отряд казаков. Был сформирован “Полк народного ополчения.” Вооружение имели 5 процентов от общего числа защитников. Было много безоружных мужчин и женщин, выполнявших разные работы от устройства бар­рикад до приготовления пищи. Считают, что общее число защитников составляло от 1500 до нескольких тысяч человек, сосчитать их не представлялось возможным.

Никаких воинских частей, отрядов милиции, руководство обо­роной не сумело призвать себе на помощь. Защитники пытались об­ратить на свою сторону дивизию им. Дзержинского, отряды милиции. Было отпечатано до 500 тысяч листовок, но эти усилия не приносили успеха. 27 сентября осажденные получили второй ультиматум – поки­нуть здание в 24 часа. Было ясно, что готовится штурм. Часть депута­тов Верховного Совета и защитников покинули здание, остальные остались в ожидании дальнейших событий. .

3 и 4 октября.

День 3 октября для защитников Советской власти начался отно­сительно благополучно. На улицы и площади столицы вышло очень много народа. На Октябрьской площади собрался многолюдный ми­тинг. Сюда пришли и демонстранты со Смоленской площади, часть которых была уже ранена. Стихийно возникло движение в сторону Крымского моста. Люди кричали: “Даешь Дом Советов.”  В 14 часов 30 минут ко­лонна устремилась через мост. Сотни людей голыми руками взламы­вали асфальт и разгоняли милицейские заслоны. По пути следования на Садовом кольце демонстранты захватили несколько грузовиков, брошенных милицией и войсками. “Если от Октябрьской площади уходило около 50 тысяч человек, то к Дому Советов пришло уже око­ло 200 тысяч. Они смели оцепление и прорвались к Дому Советов. Это была победа! Для мно­гих – самый счастливый миг в жизни, люди смеялись, обнимались, на глазах слезы. Победа!

Конечно не все остались и не все участвовали в дальнейших со­бытиях, многие разошлись и, может быть, это решило исход обороны. Но пока все шло хорошо. В 16 часов восставшие захватили несколько нижних этажей гостиницы “Мир” и здания мэрии, откуда велся при­цельный огонь. Были взяты пленные и отпущены на свободу. В 16 часов 20 минут генерал Руцкой с балкона Дома Советов призывает к штурму Останкинского телецентра. Безоружные люди усаживаются в захваченные автомашины с криками: “Даешь империю лжи!”

А несколько ранее на Октябрьской площади вновь собралась большая группа демонстрантов. Они организовали колонну численно­стью около 50 тыс. человек и под водительством В. Анпилова напра­вились к Дому Советов. По этой причине моторизованная колонна генерала А.Макашова задержалась, ожидая колонну Анпилова. Когда они встретились, то самого В. Анпилова забрали в мотоколонну, а его пешую колонну тоже отправили в Останкино. По пути следования колонны Макашова происходили задержки, что привело к потере времени. Лишь к 18 часам колонна в составе которой всего 20 авто­матчиков с  одним гранатометом, добирается до Останкино к зданию Гостелерадио.

По заданию генерала Макашова, Анпилов вступил в перегово­ры с охраной телецентра. Обращаясь к наседавшей толпе, он говорил: “Товарищи! Ничего не ломать, нам эфир нужен! Мы ведем перегово­ры.” Однако, выступить в открытом эфире не удалось. Оглянувшись, Анпилов “увидел остатки колонны “Трудовой России” тяжело и уста­ло подходившие к телецентру. И тут у другого здания телецентра, там  где находился Макашов, раздался выстрел из гранатомета… Люди превратились в мишени, по которым велся бешенный огонь на унич­тожение.

Не добившись целей в Останкино, трагически погибли невин­ные безоружные люди, посланные сюда без предварительной развед­ки, под пули автоматчиков, снайперов и огонь БТР. Кроме того, обо­рона Дома Советов значительно ослабла – в Останкино ушли две мно­голюдные колонны, а вернулись очень немногие самые отважные. Это был грубый просчет генералов – руководителей обороны.

В ночь с 3 на 4 октября по долгу воинской чести, капитан-лейтенант Игорь Остапенко во главе моряков-добровольцев вышел на помощь защитникам Верховного Совета, но на 30-м километре Щел­ковского шоссе отряд попал в засаду, И. Остапенко погиб. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза. Сколько было еще таких героев никто не знает, но известно, что рота солдат, из войск окружавших Дом Советов, перешла на сторону его защитников и раз­делила их судьбу.

Штурм Дома Советов начался 4 октября в 6 часов 40 минут. Бо­лее десятка бронетранспортеров разметали баррикады и ворвались на площадь перед зданием, расстреливая разбегавшихся безоружных людей. Погибло около 50 человек, в их числе священник, пытавшийся своим крестом предотвратить кровопролитие. Тело священника (как и многих других защитников) не было обнаружено впоследствии и ни­кто не знает, куда оно исчезло.

Теперь БТР сосредоточили огонь по окнам здания. Депутаты Верховного Совета, корреспонденты, женщины укрылись в Зале засе­даний на 3 этаже, где не было окон. Здесь они находились в относи­тельной безопасности и терпеливо дожидались своей участи.

В 8 часов 40 минут начался обстрел Дома Советов танками из пушек, в это же время в нижние этажи ворвались войска. Пушки, крупнокалиберные пулеметы, снайперы косили людей через оконные проемы, убитых и раненых было очень много. Люди умирали за идеи, которые привели их сюда. Было страшно, рвались снаряды, кричали раненые, женщины и дети, пули летали повсюду, сыпались стекла, пыль, дым… В этой ужасной обстановке мужественно вели себя многие женщины в их числе Сажи Умалатова, Светлана Горячева, Татья­на Корягина и другие.

В 16 часов, после семичасового танкового обстрела, появился воинский отряд “Альфа.” Он обеспечил относительно безопасную эвакуацию раненых, корреспондентов, женщин, детей и депутатов Верховного Совета. За пределами здания защитники попали в руки милиции и ОМОНа, которые сортировали людей по группам: одних увозили на автобусах в отделения милиции и другие места, других загоняли в соседние охраняемые дворы, третьих – на стадион. Там многие подвергались избиениям, иных расстреливали. Руцкой, Хасбулатов, Ма­кашов, Анпилов и другие руководители обороны были от­правлены в Лефортовскую тюрьму, где они просидели до 26 февраля 1994 года.

Перестрелки в Доме Советов и его окрестностях продолжались всю ночь и горели верхние этажи здания. Многие защитники сража­лись в Доме Советов до конца и погибли в нем, как герои.

Я убит в “Белом доме,”

Помяните меня!

Бэтээры и танки не жалели огня.

Вертолеты кружили,

И горел “Белый дом”.

Стал он многим могилой –

Из укрывшихся в нем.

 

Я убит в “Белом доме”,

Видно, участь мне пасть,

Как отцы умирали

За Советскую власть!

С. Макеева (фрагменты.)

 

Советская власть прекратила свое существование по всей Рос­сии от самого маленького сельсовета до Верховного Совета страны. Капитализм одержал еще одну победу. Теперь уже не оставалось ни­чего от могучего СССР: ни КПСС, ни Советской власти, ни самого Советского Союза

Вадим Корнев.

От редакции:

В ходе событий у Дома Советов погибло свыше 1500 человек.  Приводим свидетельства трех источников 1993 года.  

Новый взгляд, №40((91), из интервью с Президентом Калмыкии К. Илюмжиновым.

Официальная цифра жертв (157) явно занижена. Ёще днем 4 октября  в БД нам говорили о более чем пятистах тру­пах, которые снесли в одно место. По­том погибших просто перестали собирать, увидев бессмысленность занятия.

Независимая газета , 30.10.1993г.

…. Долг всех честных и порядочных русских, если они являются таковыми – до конца выяснить этот трагический вопрос.

 Я офицер внутренних войск, и для меня вoпрос  чести сообщить вам то, что я знаю. Официальными органами и официозными средствами массовой информации замалчивается все, что связано с массовым убийством тех, кто был внутри Белого Дома в этот трагический для России день, который теперь навсегда вошел в ее историю и нашел место на самых мрачных и зло­вещих ее страницах.

Всего в Белом Доме было обнару­жено около 1500 (одна тысяча пятьсот) трупов, среди них женщины и дети.

Все они были тайком вывезены оттуда через подземный тоннель, ве­дущий от Белого Дома к станции метро  Краснопресненская и далее за го­род, где были сожжены. Об идентификации и речи не было. Где жгли – не знаю.

Дубинушка ,N3(15):

Только за один день – в субботу, 9 октября, только один морг больницы им. Склифосовского выдал для похо­рон 201 труп. Выдавались только опоз­нанные убитые.

 

  От Центрального Комитета Всесоюзной партии «Союз   коммунистов»

Партия «Союз коммунистов» приняла активное участия в защите Конституционного строя РСФСР и выступила против Государственного переворота. В событиях сентября-октября 1993 года приняли сотни членов партии «Союз коммунистов». Член Политисполкома СКП-КПСС, секретарь ЦК партии «Союз коммунистов» С.Н. Степанов вместе с членом Политисполкома СКП-КПСС Ф Черняховским написали в девять часов вечера 21 сентября 1993 г. у Дома Советов, в машине, заявление от имени Политисполкома СПК-КПСС по поводу Государственного переворота совершенного Ельциным. Именно С.Н. Степанов взял на себя ответственность по передачи данного заявления  в средства массовой  информации и в субъекты РСФСР. Он поехал на Новую площадь, где находилась редакция газеты «Гласность» и передал его адресатам. Надо подчеркнуть, что не один член Политисполкома СКП-КПСС не согласился поехать на Новую площадь, т.к. в то время там находилось администрация Президента РФ и, как заметил один из членов Политисполкома это все равно, что сунуться в логово врага.    Секретарь ЦК партии «Союз коммунистов» С.Н. Степанов возглавлял отряд партии, который перекрывала шести полосную Дрогомиловскую улицу у Киевского вокзала , строил баррикады на Смоленской площади, прорывал вместе с другими 3 октября 1993 года заграждении из внутренних войск МВД на Крымском мосту, участвовал в прорыве блокады Дома Советов и его  обороне. Члены партии «Союз коммунистов»  были под огнем в Останкино и во время массового убийства защитников Дома Советов. 11 человек получили ранения.  Именно партии «Союз коммунистов» организовала информационный центр «Кольцо Федерации», который давал правдивую информацию  о событиях около Дома Совета во все субъекты РСФСР. Большая заслуга в этом принадлежит  Елене и Георгию  Афанасьевым. Партия «Союз коммунистов» организовала доставку в сентябре 1993 года продовольствия и медикаментов для защитников Дома Советов.

Партией было выпущено и распространено десятки тысяч листовок.

Десятки членов партии «Союз коммунистов» были награждены орденом «Защитнику Советов». Мужество во время этих событий проявили секретари ЦК партии «Союз коммунистов» В.А. Ершов, В.С. Марков, Е.А. Кафырин, О. Меньшикова, С.Н. Степанов, члены ЦК В. Бондаренко, М. Кукель, В.А. Шилкин и многие другие члены партии.

Мы вместе со всеми  скорбим по павшим защитникам Конституции РСФСР.   Мы уверены, что справедливое возмездия постигнет всех организаторов Государственного переворота и исполнителей  преступных приказов. Кара уже постигла Ельцина, Гайдара, Черномырдина, офицеров стрелявших из танков по Дому Советов. Всем воздастся по заслугам и делам. Вечная память и слава героям!  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *