Сталин о Ленине

Ленин В.И. Союз коммунистовГОРНЫЙ ОРЕЛ

Впервые я познакомился с Лениным в 1903 году. Правда, это знакомство было не личное, а заочное, в порядке переписки. Но оно оставило во мне неизгладимое впечатление, которое не покидало меня за всё время моей работы в партии. Я находился тогда в Сибири в ссылке. Знакомство с революционной деятельностью Ленина с конца 90-х годов и особенно после 1901 года, после издания “Искры”, привело меня к убежде¬нию, что мы имеем в лице Ленина человека необыкновенного. Он не был тогда в моих глазах простым руководителем партии, он был её фактическим создателем, ибо он один понимал внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии. Когда я сравнивал его с остальными руководителями нашей партии, мне всё время казалось, что соратники Ленина – Плеханов, Мартов, Аксельрод и другие — стоят ниже Ленина целой головой, что Ленин в сравнении с ними не просто один из руководителей, а руководитель высшего типа, горный орёл, не знающий страха в борьбе и смело ведущий вперёд партию по неизведанным путям русского революционного движения. Это впечатление так глубоко запало мне в душу, что я почувствовал необходимость написать о нём одному своему близкому другу, находившемуся тогда в эмиграции, требуя от него отзыва. Через несколько времени, будучи уже в ссылке в Сибири, – это было в конце 1903 года, – я получил восторженный ответ от моего друга и простое, но глубоко содержательное письмо Ленина, которого, как оказалось, познакомил мой друг с моим письмом. Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период. Только Ленин умел писать о самых запутанных вещах так просто и ясно, сжато и смело, — когда каждая фраза не говорит, а стреляет. Это простое и смелое письмецо ещё больше укрепило меня в том, что мы имеем в лице Ленина горного орла нашей партии. Не могу себе простить, что это письмо Ленина, как и многие другие письма, по привычке старого подпольщика, я предал сожжению.
С этого времени началось моё знакомство с Лениным.

 СКРОМНОСТЬ
Впервые я встретился с Лениным в де¬кабре 1905 года на конференции большевиков в Таммерфорсе (в Финляндии). Я надеялся увидеть горного орла нашей партии, великого человека, великого не только политически, но, если угодно, и физически, ибо Ленин рисовался в моём воображении в виде великана, статного и представительного. Каково же было моё разочарование, когда я увидел самого обыкновенного чело¬века, ниже среднего роста, ничем, буквально ничем не отличающегося от обыкновенных смертных…
Принято, что “великий человек” обычно должен запаздывать на собрания, с тем, чтобы члены собрания с замиранием сердца ждали его появления, причём перед появлением “великого человека” члены собрания предупреждают: “тсс… тише… он идёт”. Эта обрядность казалась мне не лишней, ибо она импонирует, внушает уважение. Каково же было моё разочарование, когда я узнал, что Ленин явился на собрание раньше делегатов и, забившись где-то в углу, по-простецки ведет беседу, самую обыкновенную беседу с самыми обыкновенными делегатами конференции. Не скрою, что это показа¬лось мне тогда некоторым нарушением некоторых необходимых правил.
Только впоследствии я понял, что эта простота и скромность Ленина, это стрем ление остаться незаметным или, во всяком случае, не бросаться в глаза и не подчёркивать своё высокое положение, – эта черта представляет одну из самых сильных сторон  Ленина, как нового вождя новых масс, простых и обыкновенных масс глубочайших “низов” человечества.

 СИЛА ЛОГИКИ
Замечательны были две речи Ленина, произнесенные на этой конференции: о текущем моменте и об аграрном вопросе. Они, к сожалению, не сохранились. Это были вдохновенные речи. Приведшие в бурный восторг всю конференцию. Необычайная сила убеждения, простота и ясность аргументации, короткие и всем понятные фразы, отсутствие рисовки, отсутствие головокружительных жестов и эффектных фраз, бьющих на впечатление, — всё это выгодно отличало речи Ленина от речей обычных “парламентских” ораторов.
Но меня пленила тогда не эта сторона речей Ленина. Меня пленила та непреодоли¬мая сила логики в речах Ленина, которая несколько сухо, но зато основательно овладевает аудиторией, постепенно электризует её и потом берёт её в плен, как говорят, без остатка. Я помню, как говорили тогда многие из делегатов: “Логика в речах Ленина — это какие-то всесильные щупальца, которые охватывают тебя со всех сторон клещами, и из объятий которых нет мочи вырваться: либо сдавайся, либо решайся на полный провал”.
Я думаю, что эта особенность в речах Ленина является самой сильной стороной его ораторского искусства.

 БЕЗ ХНЫКАНИЯ
Второй раз встретил я Ленина в 1906 году на Стокгольмском съезде нашей партии. Известно, что на этом съезде большевики остались в меньшинстве, потерпели поражение. Я впервые видел тогда Ленина в роли побежденного. Он ни на йоту не походил на тех вождей, которые хныкают и унывают после поражения. Наоборот, поражение превратило Ленина в сгусток энергии, вдох¬новляющий своих сторонников к новым боям, к будущей победе. Я говорю о поражении Ленина. Но какое это было поражение? Надо было поглядеть на противников Ленина, победителей на Стокгольмском съезде — Плеханова, Аксельрода, Мартова и других: они очень мало походили на действительных победителей, ибо Ленин в своей беспощадной критике меньшевизма не оставил на них, как говорится, живого места. Я помню, как мы, делегаты-большевики, сбившись в кучу, глядели на Ленина, спрашивая у него совета. В речах некоторых делегатов сквозили усталость, уныние. Помнится, как Ленин в ответ на такие речи едко процедил сквозь зубы: “Не хнычьте, товарищи, мы наверняка победим, ибо мы правы”. Ненависть к хныкающим интелли¬гентам, вера в свои силы, вера в победу -вот о чем говорил тогда с нами Ленин. Чувствовалось, что поражение большевиков является временным, что большевики должны победить в ближайшем будущем.
“Не хныкать по случаю поражения” — это та самая особенность в деятельности Ленина, которая помогала ему сплачивать вокруг себя преданную до конца и верящую в свои силы армию.

БЕЗ КИЧЛИВОСТИ
На следующем съезде в 1907 году в Лондоне большевики оказались победителями. Я впервые видел тогда Ленина в роли победителя. Обычно победа кружит голову иным вождям, делает их заносчивыми и кичливыми. Чаще всего в таких случаях начинают торжествовать победу, почивать на лаврах. Но Ленин ни на йоту не походил на таких вождей. Наоборот, именно после победы становился он особенно бдительным и настороженным. Помнится, как Ленин настойчиво внушал тогда делегатам: “Первое дело — не увлекаться победой и не кичиться; второе дело — закрепить за собой победу: третье — добить противника, ибо он только побит, нодалеко еще не добит». Он едко высмеивал тех делегатов, которые легкомысленно уверяли, что «отныне с меньшевиками покончено». Ему нетрудно было доказать, что меньшевики все еще имеют корни в рабочем движении, что с ними надо бороться умеючи, всячески избегая переоценки своих сил и, особенно, недооценки сил противника.
“Не кичиться победой” – это та сам особенность в характере Ленина, которая помогала ему трезво взвешивать силы противника и страховать партию от возможных неожиданностей.

ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ
Вожди партии не могут не дорожить мнением большинства своей партии. Большинство – это сила, с которой не может не считаться вождь. Ленин это понимал не хуже, чем всякий другой руководитель партии.
Но Ленин никогда не становился пленником большинства, особенно, когда это большинство не имело под собой принципиальной основы. Бывали моменты в истории нашей партии, когда мнение большинства или минутные интересы партии приходили в конфликт с коренными интересам пролетариата. В таких случаях Ленин, не задумываясь, решительно становился на сторону принципиальности против большинства партии. Более того, — он не боялся выступать в таких случаях буквально один против всех, рассчитывая на то, – как он часто говорил об этом, – что: “принципиальна политика есть единственно правильная политика”.
“Принципиальная политика есть единственно правильная политика” — это та самая формула, при помощи которой Ленин брал приступом новые “неприступные” позиции, завоевывая на сторону революционного марксизма лучшие элементы пролетариата.

ВЕРА В МАССЫ
Теоретики и вожди партий, знающие историю народов, проштудировавшие историю революций от начала до конца, бывают иногда одержимы одной неприличной болезнью. Болезнь эта называется боязнью масс, неверием в творческие способности масс. На этой почве возникает иногда некий аристократизм вождей в отношении к массам, не искушённым в истории революций, но призванным ломать старое и строить новое. Боязнь, что стихия может разбушеваться, что массы могут “поломать много лишнего”, желание разыграть роль мамки, старающейся учить массы по книж¬кам, но не желающей учиться у масс, — такова основа этого рода аристократизма.
Ленин представлял полную противопо¬ложность таким вождям. Я не знаю другого революционера, который так глубоко верил бы в творческие силы пролетариата и в ре¬волюционную целесообразность его классового инстинкта, как Ленин. Я не знаю другого революционера, который умел бы так беспощадно бичевать самодовольных критиков “хаоса революции” и “вакхана¬лии самочинных действий масс”, как Ленин. Помнится, как во время одной беседы, в ответ на замечание одного из товари¬щей, что “после революции должен уста¬новиться нормальный порядок”, Ленин сар¬кастически заметил: “Беда, если люди, желающие быть революционерами, забывают, что наиболее нормальным порядком в истории является порядок революции».
Отсюда пренебрежительное отношение Ленина ко всем тем, которые старались свысока смотреть на массы и учить их по книжкам. Отсюда неустанная проповедь Ленина: учиться у масс, осмыслить их действия, тщательно изучать практический опыт борьбы масс.
Вера в творческие силы масс – это та самая особенность в деятельности Ленина, которая давала ему возможность осмыслить стихию и направлять её движение в русло пролетарской революции.

ГЕНИЙ РЕВОЛЮЦИИ
Ленин был рожден для революции. Он был поистине гением революционных взрывов и величайшим мастеров революционного руководства. Никогда он не чувствовал себя так свободно и радостно, как в эnoxy революционных потрясений. Этим я вовсе не хочу сказать, что Ленин одинаково одобрял всякое революционное потрясение или что он всегда и при всяких условиях стоял за революционные взрывы. Нисколько. Этим я хочу лишь сказать, что никогда гениальная прозорливость Ленина не проявлялась так полно и отчётливо, как во время революционных взрывов. В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони. Недаром говорится в наших партийных кругах, что “Ильич умеет плавать в волнах революции, как рыба в воде”.
Отсюда “поразительная” ясность тактических лозунгов и “головокружительная” смелость революционных замыслов Ленина
…Гениальная прозорливость, способность быстро схватывать и разгадывать внутренний смысл надвигающихся событий — в то самое свойство Ленина, которое по¬могало ему намечать правильную стратегию и ясную линию поведения на поворотах революционного движения.

СТИЛЬ В РАБОТЕ
Речь идёт не о литературном стиле. Я имею в виду стиль в работе, то особенное и своеобразное в практике ленинизма, которое создаёт особый тип ленинца-работника. Ленинизм есть теоретическая и практическая школа, вырабатывающая особый тип партийного и государственного работника, создающая особый, ленинский стиль в работе.
В чём состоят характерные черты этого стиля? Каковы его особенности?
Этих особенностей две: а) русский революционный размах и б) американская деловитость.
Стиль ленинизма состоит в соединении этих двух особенностей в партийной и государственной работе. Русский революционный размах является противоядием против косности, рутины, консерватизма, застоя мысли, рабского отношения к дедовским традициям. Русский революционный размах – это та живительная сила, которая будит мысль, двигает вперёд, ломает прошлое, г перспективу. Без него невозможно никакое движение вперёд.
Но русский революционный размах имеет все шансы выродиться на практике в пустую “революционную” маниловщину, если не соединить его с американской деловитостью в работе. Примеров такого вырождения хоть отбавляй. Кому не известна болезнь «революционного” сочинительства и “революционного” планотворчества. имеющая своим источником веру в силу декрета, могущего все устроить и переделать? Один из русских писателей , И. Эренбург, изобразил в рассказе «Ускомчел» (Усовершенствованный коммунистический человек) тип одержимого этой болезнью «большевика», который задался целью набросать схему идеально усовершенствованного человека и… “утоп” в этой “работе”. В рассказе имеете; большое преувеличение, но что он верно схватывает болезнь – это, несомненно. Но никто, кажется, не издевался над такими больными так зло и беспощадно, как Ленин. “Коммунистическое чванство” – так третировал он эту болезненную веру в сочинительство и декретотворчество.
“Коммунистическое чванство – значит то,— говорит Ленин,— что человек, состоя в коммунистической партии, и не будучи еще оттуда вычищен, воображает, что все задачи свои он может решить коммунистическим декретированием” (см.т. XXVII, стр. 50-51).
“Революционному” пустозвонству Ленин обычно противопоставлял простые и буд¬ничные дела, подчёркивая этим, что “рево¬люционное” сочинительство противно и духу, и букве подлинного ленинизма.
“Поменьше пышных фраз, – говорит Ленин, — побольше простого, будничного, дела…”.
“Поменьше политической трескотни, побольше внимания самым простым, но живым… фактам коммунистического строи¬тельства…” (см. т. XXIV, стр. 343 и 335).
Американская деловитость является, на¬оборот, противоядием против “революционной” маниловщины и фантастического сочинительства. Американская деловитость — это та неукротимая сила, которая не знает и не признаёт преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие пре¬пятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело, если это даже небольшое дело, и без которой немыслима серьёзная строительная работа.
Но американская деловитость имеет все шансы выродиться в узкое и беспринципное делячество, если её не соединить с русским революционным размахом. Кому не известна болезнь узкого практицизма и беспринципного делячества, приводящего нередко некоторых “большевиков” к перерождению и к отходу их от дела революции? Эта своеобразная болезнь получила своё отражение в рассказе Б. Пильняка “Голый год”, где изображены типы русских “большевиков”, полных воли и практической решимости, “фукцирующих” весьма “энергично”, но лишённых перспективы, не знающих “что к чему” и сбивающихся, ввиду этого, с пути революционной работы. Никто так едко не издевался над этой деляческой болезнью, как Ленин. “Узколобый практицизм”, “безголовое делячество” — так третировал эту болезнь Ленин. Он противопоставлял ей обычно живое революционное дело и необходимость революционных перспектив во всех делах нашей повседневной работы, подчёркивая тем самым, что беспринципное делячество столь же противно подлинному ленинизму, сколь противно “революционное” сочинительство.
Соединение русского революционного размаха с американской деловитостью – в этом суть ленинизма в партийной и государственной работе.
Только такое соединение даёт нам законченный тип работника-ленинца, стиль ленинизма в работе.

И. В. СТАЛИН
Источник: И.В.Сталин, Сочинения, т.6, М.: ОГИЗ Государственно издательство политической литературы, 1947, с. 52-63, 186-188

И враги восхищались И.В. Сталиным

 21 декабря – день рождения И.В. Сталина

Известный русский политический  деятель А.Ф.Керенский, бывший в 1917 году премьер-министром и верховным главнокомандующим, в одном из интервью сказал: “Сталин поднял Россию из пепла. Сделал великой державой. Разгромил Гитлера. Спас Россию и человечество”.

Из речи Черчилля, датируемый 21 декабря 1959 г. (в день 80-летия Сталина):

«Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением. Что ж, история, народ таких людей не забывают».

Тост И.В.Сталина за русский народ

Тост за великий русский народ. Художник Михаил Хмелько, 1947.

Тост за великий русский народ Михаил Хмелько, 1947.

Выступление товарища И.В.Сталина на приеме в Кремле в честь Командующих войсками Красной Армии
24 мая 1945 года:

Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.
Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа.
Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.
Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.
Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него ясный ум, стойкий характер и терпение.
У нашего правительства было не мало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1041 – 1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего Правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества – над фашизмом.
Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!
За здоровье русского народа!

К 60-летию со дня смерти И.В. Сталина

60 лет со дня смерти И.В.Сталина

Христос нашего времени

Когда набожное окружение в районе 7 января начинает толковать о празднике, я им говорю, что нам, живущим в России, надо отмечать праздник Рождества 21 декабря. Ну, конечно, тут же недоумённые вопросы, возмущения и пр. успокаиваю вопросом: «Вы знаете, за что распяли Христа?». Проявляют интерес. «Так вот, – рассказываю, – в обобщённом виде, коротко история была такая. Христос жил в период, когда в тех краях была рабовладельческая демократия. Жили рабовладельцы хорошо. Ещё бы! Вся чёрная работа на рабах. Надеюсь, вы знаете, что такое рабы? Это примерно как сейчас: многие работают, но ничего не получают. Только тогда ещё рабов никуда не пускали, практически держали на привязи. И вот Христос на свою беду произнёс: «Братцы, но ведь они тоже люди!». Через 3 месяца его распяли. Значит, его распяли, по существу, только за то, что он поставил вопрос о равенстве. И было это в далёкой от нас стране. А человек, который родился 21 декабря, Сталин – его фамилия, реально построил на земле, в нашей стране первое государство равных тружеников, жулики и всякое там дерьмо не сидели на их шее, а тоже зарабатывали себе на хлеб, строя каналы, валя лес, но, конечно, в изоляции, чтобы не мешать труженикам. Нынешнее жульё и их подпевалы называют это репрессиями. А где вы видели, чтобы жульё добровольно отказалось от своего промысла? За справедливость и заботу народ Сталина любил, в атаку в жестоких боях шёл с его именем. А сколько было слёз, когда его не стало!

Об этом я вам говорю, не начитавшись книжек типа библии, описанные события в которой за давностью нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, а как очевидец. Да, мне посчастливилось жить в сталинское время, ощутить на себе все достижения сталинского социализма.
Сталин определял социализм как максимальное удовлетворение потребностей людей (как вы понимаете, всех честных людей, а не рабовладельцев-паразитов. – прим. С.Г.) на основе новой техники. Очень важными критериями социализма по Сталину являются также критерий планомерного пропорционального развития общества (а не планирование «от достигнутого», как это практиковалось в последнее время в СССР), критерий преимущественного развития средств производства (а не средств потребления). Так называемая прибыль была критерием оценки деятельности предприятий, но не входила в систему распределения, что отличало социалистическое предприятие от капиталистического, стремящегося только к наживе. Ведь по существу, с косыгинской реформы, когда прибыль стала распределяться на предприятии, наступило развитие развала социалистической экономики. (Видимо, не случайно благодарные «демократы» не трогают улицу Косыгина в Москве).

Важный критерий: монополия государственной торговли. А чтобы исключить искусственный дефицит, в магазинах устанавливался ассортиментный минимум. Нельзя было допустить, чтобы какой-либо товар, находящийся на складе, в кладовой магазина (под прилавком) не имелся в торговом зале (на прилавке). В те времена я работал в студенческом контроле, и если мы отмечали такое несоответствие, составлялся акт и вызывалась милиция. И никаких спекулянтов! Вы посмотрите, что творится сейчас в нашей многострадальной стране. Масса народу продаёт или перепродаёт. А кто производит? Товарищи рабочие! Сколько бы вам платили, если бы вы за 1 час укладывали, например, 1 кирпич? А этот спекулянт (или как его сейчас называют предприниматель) сидит, за 2 часа продаст одну вещицу и сыт. А ведь это вы его кормите. А знаете, например, в 1945 г. во Франции за спекуляцию расстреливали на месте.

В торговле при Сталине устанавливались на все товары и услуги строго определённые государственные цены. А цены снижали не произвольно, это была не «манипуляция деньгами», а по мере роста производительности труда. Было даже сезонное изменение цен, например, летом молоко стоило дешевле, чем зимой.
При Сталине должностные оклады и нормы выработки определялись для установившихся производств в соответствии с реальными трудозатратами. Директора предприятий не могли грести под себя и своего окружения как сейчас в 100, 200 и более раз, чем дают рабочему.
При Сталине был организован строгий контроль за деятельностью областей, районов и предприятий. Контроль осуществлялся комиссиями Госплана СССР, состав которых утверждался на самом высшем уровне. Такие комиссии не допускали каких-либо извращений типа теневой экономики. Это Хрущ ввёл перекрёстный контроль, когда сегодня контролировали мы вас, а завтра вы нас. Вот и пошла круговая порука. Вот и заменили контроль увеселительными встречами, отмечающими сглаженные акты «контроля».
Благодаря тому, что расчёт между предприятиями производился только безналичным методом, нельзя было поживиться посреднику, и не было почвы для коррупции.
В общем при Сталине политики и экономисты много думали над тем, как сделать так, чтобы только за честный труд мог жить честный человек труда, чтобы закрыть ходы для паразитов. Поэтому и развивалась страна, росло благосостояние народа.
В массе рабочих был энтузиазм. При Сталине ни один успех рабочего не проходил незамеченным. Сколько было новаторов и рационализаторов! При Сталине за всё платили. Например, при климатических испытаниях изделий была оплата (и немалая) за каждый час нахождения испытателя в камере тепла или холода. Платили за каждый час полёта при лётных испытаниях, платили при рытье окопов. Это Хрущ всё отменил и ввёл премиальную систему подачек.
А какой в стране был порядок и обеспечение безопасности! Разве можно было представить даже во время войны, чтобы какие-то диверсанты взорвали жилой дом или захватили зрителей во время театрального представления в заложники в крупном городе?!
Это под руководством Сталина народ страны, которая при царе имела 70 % безграмотных, 30 лет продолжительность жизни и проиграла войну какой-то Японии, победил европейский фашизм и вышел в космос!»

С.К. ГРИШИН

Вернем городу-герою его прославленное имя – Сталинград!

ОБРАЩЕНИЕ
РУКОВОДСТВА ВСЕРОССИЙСКОГО ПАТРИОТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ
ПО ИЗУЧЕНИЮ НАСЛЕДИЯ И.В.СТАЛИНА (ОБЩЕСТВА «СТАЛИН») И
РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ «ЗА РОДИНУ, ЗА СТАЛИНА! СЕГОДНЯ И ВСЕГДА»

Мы обращаемся ко всем партиям, общественным движениям и организациям, ко всем патриотам нашей Родины, ко всем честным гражданам страны, ставящим превыше всего общенациональные интересы и уважающим славную и трудную историю Отечества.

В 70-ю годовщину победоносного завершения героической Сталинградской битвы, в которой решалась судьба не только нашей страны, но и Европы и всего мира, –
ВЕРНЁМ ГОРОДУ-ГЕРОЮ ЕГО ПРОСЛАВЛЕННОЕ ИМЯ – СТАЛИНГРАД!
Это обращение адресовано и ко всем государственным, политическим и общественным деятелям, депутатам всех уровней, к работникам науки, культуры и образования: надо сделать всё возможное для того, чтобы правда истории была восстановлена и защищена, чтобы память о великом, судьбоносном событии не отошла в область полузабытых легенд и сохраняла достойное место в формировании, очищении и возвышении гражданского сознания всех поколений – старших и подрастающих. Принимайте коллективные решения, требуйте от властей и СМИ не просто согласия с этой давно назревшей всенародной акцией, но и активной её поддержки, деятельного участия в ней. Таков путь, таков первый шаг к преодолению губительного раскола общества в наше время.
Народы Европы помнят о Сталинграде, его имя бережно сохраняется в названиях улиц и площадей, станций метрополитена. И только в нашей стране оно игнорируется – словно мы утратили совесть и миримся с чудовищной нелепостью.
70-летие победы под Сталинградом должно быть отмечено восстановлением этого светлого и героического имени – СТАЛИНГРАД!

О.О.Бегов,
В.С.Марков

 

 
[poll id=”2″]

Нас вырастил Сталин на верность народу…

Нас вырастил Сталин на верность народу…
(к вопросу о единстве коммунистов)

«Мы, коммунисты, – люди особого склада. Мы скроены из особого материала», – так говорил И.В.Сталин в речи «По поводу смерти Ленина» на 11 Всесоюзном съезде Советов 26 января 1924 года. В этих словах нет никакой мистики, никакого бахвальства – уверения в том, что любой вступивший в партию становится «человеком первого сорта» или что только таких в партию и принимают. Нет! Не бывает «коммунистических ангелов», и Сталин отлично это понимал.

Он имел в виду иное: коммунист – это тот, кто вместе с товарищами идёт к великой цели, берет на себя особую ответственность, готов на самоотверженный труд и борьбу во имя решения общенародной задачи – построения социализма. Для коммуниста непреложны принципы революционного пролетариата и нет ничего выше счастья трудового народа и свободы Родины. Коммунист всегда готов бороться за освобождение труда, против всякого гнёта, против пережитков старого общества, в том числе и в самом себе.

« Мы – те, продолжал Сталин, – которые составляем армию великого пролетарского стратега, армию товарища Ленина. Нет ничего выше, как честь принадлежать к этой армии. Нет ничего выше, как звание члена партии, основателем и руководителем которой является товарищ Ленин. Не всякому дано быть членом такой партии. Не всякому дано выдержать невзгоды и бури, связанные с членством в такой партии. Сыны рабочего класса, сыны нужды и борьбы, сыны неимоверных лишений и героических усилий – вот кто, прежде всего, должны быть членами такой партии. Вот почему партия ленинцев, партия коммунистов называется вместе с тем партией рабочего класса». В этой самоотверженности, готовности к борьбе, в этой верности научно обоснованным классовым принципам и состоит «особая природа» коммунистов. Она выковывается в единой организации, скреплённой общей для всех дисциплиной – сознательной и подлинно товарищеской.

Такое нерушимое единство партийных рядов было высшим принципом и высшей целью как великого вождя Ленина, так и его великого преемника Сталина. Вот что сказал Сталин в этой речи, известной как «клятва у гроба Ленина»: «Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить единство нашей партии, как зеницу ока. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!» Эту заповедь, как и другие, Сталин (точнее, партия под его руководством) выполнил последовательно и надёжно – так , что партия смогла сплотить все трудящиеся массы многонациональной страны и повести народ к победе.
После смерти Сталина (5 марта 1953 года) прошло 6о лет. Достойных продолжателей дела Ленина – Сталина во главе партии и государства не оказалось – особенно после коварного идейно-политического и кадрового переворота, осуществлённого скрытым троцкистом Хрущёвым и его вольными и невольными подельниками. Единство партии при этом неизбежно подтачивалось и разрушалось, а качественный состав партии столь же неизбежно ухудшался. Революционная теория постепенно становилась таковой лишь на словах, ряды партии разжижались, засорялись карьеристами и проходимцами, дисциплина превращалась в формальность либо в бюрократическое насилие «начальников», единство партии становилось видимостью. Падал авторитет звания члена партии, да и самой партии. Чем всё это кончилось, мы помним. Социалистический строй был подорван, а затее и разрушен, Советская власть свергнута, а Советский Союз развален внутренними и внешними врагами.
Коммунисты нынешнего времени призваны взять на себя трудную историческую задачу – вновь воссоздать партию ленинско-сталинского типа, чтобы преодолеть беды и унижение достоинства некогда великого и единого многонационального советского народа, возродить нашу Родину. Смогут ли они это сделать, смогут ли они, встав во главе народных масс, отстоять государственный суверенитет страны, её экономическую, технологическую и культурную независимость, вывести полуразрушенное общество на путь прогресса и процветания?
При современном состоянии коммунистического движения – нет, разумеется, не смогут. Ибо вместо действительного, могучего и полноводного, организационно сплочённого коммунистического движения мы имеем теперь, к несчастью, затхлое болото «коммунистической многопартийности». О каком единстве коммунистов можно говорить, если мы имеем налицо вместо единой компартии полтора десятка фракций и сект разного масштаба – каждая со своим знаменем (названием), со своими не подтверждёнными практикой программками? Правда, и знамёна их можно спутать: 4 не то 5 с аббревиатурой «КПСС», 4 большевистские и т.д. Включая «Большевистскую платформу в КПСС», тогда как Уставом КПСС, а ещё раньше ВКП(б) никаких платформ, мягко говоря, не предусматривалось, – такая причудливая «загогулина» сохранилась от горбачёвско-яковлевской перекройки партии. Для оценки научности имеющихся программ годится простой критерий. Все эти «партии» (фракции) живут и действуют в одной стране, в одно историческое время, клянутся в верности марксизму-ленинизму как основе своей стратегии и тактики. Но ведь научная истина едина! Значит, по-настоящему научной и современной может быть, в лучшем случае, одна из всех этих программ, не более. Остальные же служат основой для сохранения разрозненности коммунистического движения и для взаимной мелкой идеологической грызни. И такая ерунда тянется более 20 лет! Пора бы разобраться, за такой срок можно было недостающего ума набрать, научиться чему-то.
Кто не видит этой реальности, не стремится к созданию настоящей компартии – обязательно единой! – тот сознательный либо несознательный враг коммунизма. «Коммунистическая многопартийность» давно зарекомендовала себя как форма гниения и разложения коммунистического движения, как препятствие на пути к единству народных сил. Это – способ помощи внутренним и внешним врагам социалистического возрождения нашей Родины. Как можно скорее преодолеть «коммунистическую многопартийность» и создать Объединённую компартию – таково настоятельное веление времени. Только так можно пресечь дальнейшее раскалывание и разложение общества, повернуть дело к сплочению народных масс, к подъёму их духа в русле советского патриотизма.
Нельзя сказать, что все упомянутые «партии» порознь вредны сами по себе. Их члены в большинстве искренне преданы идеям социалистического возрождения страны. Но сосуществование этих фракций с их антинаучными программами, их междоусобица – это накапливающие силу мины под нашу цивилизацию, подведённую к краю гибели. И все эти фракции (а значит, и все их члены) несут ответственность за то, что коммунисты нашего времени оказались неспособны пробудить, поднять, организовать, сплотить в единую победоносную силу народные массы, деморализованные контрреволюционным переворотом 1991 – 1993 гг., двумя десятилетиями грабительских «реформ», всей «постсоветской» обстановкой лжи и клеветы, разложения народного сознания, духовной культуры.
Можно сколько угодно много говорить о коварстве и силе внутренних и внешних врагов России, о предательстве бывших партийных и государственных руководителей. Это – верно, но это – проявление беспомощности современных коммунистических лидеров, жалкая попытка уйти от ответственности за малый результат или безрезультатность шумной «деятельности», например, «протестной». А кто же тогда может противостоять злу? Обязаны – современные коммунисты. Именно они должны собрать народные силы. И первый обязательный шаг к этому – создание единой коммунистической партии.
Большинство коммунистов, к какой бы «партии» они ни принадлежали, тянется к объединению, а их лидеры волей-неволей должны дёргаться, проводить разные «объединительные» мероприятия – «круглые столы», межпартийные встречи руководства и даже создавать некие эфемерные «объединения». Сколько за два десятилетия промелькнуло фронтов и союзов! Единственный полезный результат – ясное сознание того, что лидеры «партий» к объединению неспособны и готовы к нему лишь на условиях своего верховенства. Следовательно, такой верхушечный путь к объединению – тупиковый, бесперспективный. Нельзя слить воедино фракции без честного отказа от фракционности и сектантства. Вьетнамская пословица гласит, что из сорока кошек невозможно сложить одного тигра. Существующие руководящие органы «партий» привыкли к «многопартийности», они никогда не придут к объединению. Значит, Объединённая компартия должна строиться в основном «снизу», местными парторганизациями, обсудив проект единой Программы. Как дальше вести объединительную работу, не разрушая сложившихся ячеек? Решить такую сложную, противоречивую двуединую задачу трудно. Однако – можно, потому что необходимо.
Особая ответственность за создание ОКП ложится, по-видимому, на КПРФ как на самую крупную организацию, располагающую наибольшими возможностями для того, чтобы жизненно необходимая для возрождения страны Объединённая компартия была, наконец, создана. В этом году исполняется 20 лет со времени проведения 11 съезда КПРФ, который изначально назывался не только восстановительным, но и объединительным. Тогда это порождало большие надежды, но они, увы, не сбылись. Руководители и газеты КПРФ избегают вспоминать об этом – обходят тему, как кот горячую кашу, стесняются…
Тема единства партии всплывала перед Х съездом КПРФ, который неосновательно сравнивали с Х съездом РКП(б). на котором, как известно, была принята резолюция с таким названием. Так ведь – небо и земля! Как раз на Х съезде КПРФ было заявлено, что проблемы коммунистической многопартийности не существует, то есть все коммунисты, не входящие в КПРФ, не заслуживают внимания. Тем самым задача объединения разрозненного коммунистического движения была бесцеремонно подменена «задачей» окукливания собственной фракции. Руководство КПРФ изо всех сил борется за единство – за бюрократическое единство своей фракции, беспощадно разгоняя местные парторганизации, где кто-то в чём-то осмеливается высказать мысль, не совпадающую с ценными указаниями «вождей», либо – страшно сказать – смеет делать критические замечания. Глава контрольно-ревизионной комиссии Никитин таких вольностей не терпит, и хотя его учреждение обязано следить за выполнением Устава, инакомыслящих предают экзекуции за… собственное мнение!
В вопросах единства партии, соблюдения дисциплины лучше разбирался всё-таки Сталин. Послушаем его. «Завоевание и удержание диктатуры пролетариата невозможно без партии, сильной своей сплочённостью и железной дисциплиной. Но железная дисциплина в партии немыслима без единства воли, без полного и безусловного единства действий всех членов партии. Это е значит, конечно, что тем самым исключается борьба мнений внутри партии. Наоборот, железная дисциплина не исключает критику и борьбу мнений внутри партии. Это, тем более, не значит, что дисциплина должна быть «слепой». Наоборот, железная дисциплина не исключает, а предполагает сознательность и добровольность подчинения, ибо только сознательная дисциплина может быть железной дисциплиной».
Если предстоящий ХУ съезд КПРФ не сделает мощного товарищеского шага к единству всех коммунистов России, значит он соберётся впустую, а сама КПРФ утратит большую часть ещё оставшегося авторитета и влияния. К ей и так много претензий. Ведь за й20 лет она «похудела» в 5 – 6 раз. От хваленого «красного пояса» даже пряжки не осталось. Отношение её руководства к коммунистам других течений бывает более враждебным, чем, скажем, к «отечественным предпринимателям» или церковным иерархам. А к её теории, политике и тактике применимы сталинские оценки партий 11 Интернационала (в работе «Об основах ленинизма»):
«Вместо цельной революционной теории – противоречивые теоретические положения и обрывки теории, оторванные от живой революционной борьбы масс и превратившиеся в обветшалые догмы. Для виду, конечно, вспоминали о теории Маркса, но для того, чтобы выхолостить из неё живую революционную душу.
Вместо революционной политики – дряблое филистерство и трезвенное политиканство, парламентские комбинации и парламентские комбинации. Для виду, конечно, принимались «революционные» решения и лозунги, но для того, чтобы положить их под сукно.
Вместо воспитания и обучения партии правильной революционной тактике на собственных ошибках – тщательный обход наболевших вопросов, их затушёвывание и замазывание. Для виду, конечно, непрочь были поговорить о больных вопросах, но для того, чтобы кончить дело какой-нибудь «каучуковой» резолюцией».
Похоже, не правда ли? А вот и дополнительное сходство, также отмечавшееся Сталиным: оппортунистические партии Запада имели своим центром парламентскую фракцию и обслуживали её, сводя политику к парламентским дискуссиям.
Самая большая беда КПРФ – теоретическая отсталость. Здесь возможно возражение: в КПРФ, мол, много кандидатов и докторов всяких наук, а её глава – доктор философских наук. Конечно, бывают доктора и похуже Зюганова, но присуждение ему докторской степени следует рассматривать как мужественный гражданский поступок Научного совета философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, а для науки тут прибыль небольшая. О реальной философской квалификации доктора наша газета однажды уже рассказывала в 2004 году (мы перепечатываем сейчас часть редакционной статьи «Политика И.В.Сталина» с анализом опубликованной в «Правде» статьи Г.А.Зюганова к 125-летию вождя).
Выше сказано, что на КПРФ лежит большая ответственность за объединение коммунистического движения. Но это не умаляет ответственности каждой организации и каждого отдельного коммуниста. Это – общее дело первостепенной важности. Если коммунисты нашего времени не сделают этого, они получат заслуженные проклятия будущих поколений нашего народа.
Создание Объединённой коммунистической партии – вопрос жизни и смерти не только комдвижения в России. Гораздо важнее, что это вопрос жизни и смерти великой русской цивилизации, которая в результате победы Великого Октября в 1917 году и образования СССР в 1922 году продолжила свою историю в новой форме – в виде советской цивилизации. Единение коммунистов станет первым заметным шагом к её оживлению и возрождению. Без этого историческая Россия и русский народ могут погибнуть, уйти в историческое небытие вместе с десятками тех народов, которые, сплотившись вокруг него, составили нашу цивилизацию.

Владимир Марков,
секретарь ЦК Всесоюзной партии
«Союз коммунистов».

Письмо в редакцию газеты “Искра”. Смирнов В.Н. г.Липецк

Сталин Иосиф Виссарионович

Слышал, что в день похорон И.В. Сталина патриарх Московский и всея Руси Алексий произнес речь, в которой дал оценку его деятельности. Не могли бы вы её опубликовать. (Смирнов В.Н. – г. Липецк )
РЕЧЬ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ ПЕРЕД ПАHИХИДОЙ ПО И.В.СТАЛИHУ СКАЗАHHАЯ В ПАТРИАРШЕМ СОБОРЕ В ДЕHЬ ЕГО ПОХОРОH (9.03.1953 г.)
“Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Hет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные – его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума. Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами – пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соратники.
Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках. Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Hи один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством. Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, “в путь всея земли”, горячей молитвой.
В эти печальные для нас дни со всех сторон нашего Отечества от архиереев, духовенства и верующих, и из-за границы от Глав и представителей Церквей, как православных, так и инославных, я получаю множество телеграмм, в которых сообщается о молитвах о нем и выражается нам соболезнование по случаю этой печальной для нас утраты. Мы молились о нем, когда пришла весть об его тяжкой болезни. И теперь, когда его не стало, мы молимся о мире его бессмертной души.
Вчера наша особая делегация в составе Высокопреосвященного митрополита Hиколая; представителя епископата, духовенства и верующих Сибири архиепископа Палладия; представителя епископата, духовенства и верующих Украины архиепископа Hикона и протопресвитера о. Hиколая, возложила венок к его гробу и поклонилась от лица Русской Православной Церкви его дорогому праху. Молитва, преисполненная любви христианской, доходит до Бога. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом. И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память.
Журнал Московской Патриархии. 1953, №4. С.3.”

 От редакции:

Честный, искренний голос свидетеля сталинской эпохи начисто опровергает гнусную ложь о «70-летнем господстве безбожной власти», о «богоборчестве коммунистов». К сожалению, такой антикоммунистической ложью, вбивающей клин в единство верующих и неверующих патриотов (жизненно необходимое в наше время), пробавляются и некоторые даже высшие иерархи РПЦ, чьи интересы лежат где-то вне интересов Родины и народа.

Сталин и Ленин

Крупные исторические личности неотделимы от времени, в котором они жили, от судеб своей страны и своего народа. Их имена хранятся в памяти народа в соответствии с тем, каков был их вклад в решение назревших общественных задач. Это правило относится к деятелям любой сферы жизни общества – ученым и поэтам, просветителям и политикам. Чем большее влияние они оказывали своими идеями и делами на решение таких задач, чем весомее был их вклад ту или иную отрасль материального или духовного производства либо их воздействие на прогресс общества в целом, тем крепче хранятся в памяти народа их имена.
Для нашей многонациональной страны, для семьи наций и народностей, исторически объединившихся вокруг русского народа, звездами первой величины навсегда будут В.И.Ленин и И.В.Сталин.

Они жили и действовали в то время, когда решалась судьба сложившейся на протяжении многих веков уникальной русской цивилизации. Погибнет ли она под грузом скопившейся исторической отсталости и будет разодрана на колониальные клочки «передовыми» империалистическими хищниками? Либо, сбросив бремя эксплуататорского строя и уже намечающуюся зависимость от мирового финансового капитала, найдет в себе силы преодолеть все беды и осуществить народные чаяния о справедливом общественном устройстве, об избавлении от гнета и насилия «высших» сословий, от вековечной нужды, от «власти тьмы»? Эти судьбоносные вопросы решались ожесточенной классовой борьбой. В ходе грандиозной русской народной революции – драмы в трех актах (революция 1905 – 1907 годов, Февраль и Великий Октябрь 1917 года) и последующих глубоких преобразований общества на принципах научного социализма Ленин и Сталин возглавили борьбу трудящихся и эксплуатируемых масс народов России, стали вдохновителями и организаторами победы социализма.

Историки справедливо отмечают всемирное значение Октябрьской революции как начала навой эры – перехода человечества от последней общественно-экономической формации, основанной на классовых противоположностях, на господстве частной собственности и эксплуатации трудящегося большинства паразитическим меньшинством, от предыстории к своей подиной истории, к социализму и коммунизму. Классовая борьба велась против всех устоев старого общества – не только с его экономическим и социально-политическим строем, но и с его идеями и нравами. Без такой радикализации борьбы революция, вероятно, не могла бы победить.

Но, во-первых, острота борьбы зависела не только от большевиков, возглавивших народную революцию, но и от их противников. Первыми актами жестокой Гражданской войны, набравшей обороты в 1918 году, стали расстрел демонстрации рабочих и солдат в Петрограде 3 – 4 июля 1917 года и последовавшие затем мятеж Корнилова и попытка Керенского – Краснова залить кровью революционный Петроград. Цели большевистской революции отвечали коренным интересам трудящихся, и потому народ пошел за большевиками. И победил, изгнав иностранных интервентов и воевавших фактически за их интересы «белых». Ленин и Сталин остались в исторической памяти как выдающиеся организаторы победы в этой суровой борьбе за национальные, за народные интересы.

Во-вторых, разрыв со старым обществом и переход к социалистическим преобразованиям не исчерпывают значения Великого Октября. Прошедшие 90 с лишним лет все яснее показывают его значение для сохранения и продолжения истории великой русской (российской, евразийской) цивилизации путем коренного формационного перехода. История, говорил неоднократно Ленин в 1917 году, поставила нас перед решительным выбором: погибнуть или на всех парах устремиться к вершинам прогресса. Имена Ленина и Сталина навечно сохранятся в исторической памяти народа именно потому, что они возглавили его борьбу ради продолжения жизни нашей самобытной цивилизации, стали родоначальниками новой фазы ее развития – советской цивилизации, давшей массу непревзойденных достижений всемирно-исторического значения.
Имена Ленина и Сталина неразрывны, как неразрывны их идеи и дела. Мы должны помнить об этом как в дни сталинского 130-летнего юбилея, так и в наступившем 2010 году, отмечая 140-летие со дня рождения В.И.Ленина.

Место личности в истории

Время все расставляет по своим местам. Об одних деятелях народ помнит с глубоким уважением и благодарностью. Имена других, тоже удержавшихся на страницах истории, вспоминаются с недоумением: чего так суетился, бегал туда-сюда, ища для себя славы либо власти, и не сделал ничего путного, покрутившись на гребне исторической волны, подобно никому не нужной, случайной щепке? Хранятся в исторической памяти имена деятелей и третьего рода (или вида) – хранятся с осуждением, а то и с проклятиями, как сохранилось от евангельских времен память об Иуде Искариоте.

Мы легко можем припомнить наиболее показательные примеры из политической истории нашего Отечества – того переломного ее периода, который охватывал собой первую половину ХХ века.
На изломе истории, с 1917 года и до окончания гражданской войны образцами исторических личностей первого рода, последовательными защитниками национальных интересов, интересов трудящихся должны быть названы Ленин и Сталин и их многочисленные славные соратники.

«Герои» второго рода тоже остались в памяти – их было множество, начиная с Керенского; обнаружилось немало таких «пустоплясов» и в наше «смутное время».

Черные, кровавые следы оставили за собой антинародные, антинациональные деятели вроде Колчака и Краснова. Сейчас антисоветчики (следовательно, холуи Запада, русофобы – скрытые или откровенные) пытаются «отмывать черных кобелей», даже ставят им памятники. Но никому не удастся замазать фактов, что они добровольно лишились чести русского офицера: Колчак принял присягу на верность британской короне и в этом качестве был выдвинут руководителями Антанты на роль «Верховного правителя России», выявив свою садистскую натуру и творя небывалые жестокости над мирным населением Сибири и Урала, заставившие ужаснуться даже американского интервента генерала Гревса. Краснов лютовал в другом конце России, обслуживая интересы германских захватчиков дважды – в 1918 году и в годы Великой Отечественной войны. Были и промежуточные фигуры, вроде Троцкого. Сперва лез в лидеры революции, потом прославился разрушительными склоками и интригами внутри партии и государства, а кончил «вождем» антисоветской контрреволюции, хотя вплоть до своей казни маскировался под «революционера» и даже «коммуниста».

Такова типология исторических личностей первой половины прошедшего столетия. Грандиозная русская народная революция, состоявшая из трех этапов: революция 1905 – 1907 годов, Февраль и Великий Октябрь 1917 года; неимоверные тяготы и бедствия Первой мировой и начавшейся еще в ходе ее небывало ожесточенной Гражданской войны (она в сталинском Кратком курсе Истории ВКП(б) по праву названа Отечественной, ибо внутренняя контрреволюция, участвуя в «походе 14 держав», выступала за чуждые народу России, антинациональные интересы); восстановление народного хозяйства, преодоление разрухи и голода; социалистическое строительство, главными моментами которого являлись создание Союза Советских Социалистических Республик, индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция и налаженная на этой основе дружба народов СССР; Великая Отечественная война, завершившаяся разгромом германского фашизма – ударного отряда мирового финансового капитала и способствовавшая победе народно-демократических революций в целом ряде стран Восточной Европы и Азии; восстановление народного хозяйства в трудных международных условиях, когда империалисты начали «холодную войну», в любой момент грозившую перейти в атомную катастрофу; вступление в период научно-технической революции, отмеченный не только соревнованием с капитализмом в деле технологического прогресса, но и изнурительной гонкой вооружений – вот основные вехи труднейшего переломного этапа в истории русской цивилизации.
В каждый из названных периодов великие народные вожди Ленин и Сталин оказывались на высоте, разрабатывая научную стратегию, выражающую коренные интересы народа и потому победоносную. У истоков новой эры стоял Владимир Ильич. Ленин. С 1922 года и до конца своей жизни нелегкую ношу руководства борьбой за социализм взвалил на свои плечи Сталин ученик и ближайший соратник и единомышленник Ленина, верный продолжатель его дела. Важнейшая особенность государственно-политической и идейно-теоретической деятельности Сталина состояла в его неуклонном следовании ленинизму, в развитии ленинских идей по вопросам борьбы за социализм, социалистического строительства и во внешней политике Советского государства.

130-я годовщина со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина служит нам хорошим поводом для усиления борьбы в защиту нашей героической, сложной, но в целом необычайно плодотворной истории, за очистку исторической памяти народа от той грязи, которой ее пачкали из-за рубежа всегда и пачкают, к сожалению, теперь и в нашей стране. Надо бороться за честь и достоинство тех поколений, усилиями которых страна отстояла свою независимость и самостоятельный путь развития. В этой борьбе надо твердо знать и постоянно помнить: великие народные вожди должны быть защищены вместе, а не порознь. Те, кто защищают одного, но мирятся с поруганием другого (а то и сами занимаются этим подлым делом), вольно или невольно принимают тактику империалистической пропаганды, выработанную в прошлом меньшевиками и Троцким.

Троцкий и его последователи противопоставляли Маркса – Ленину, когда пытались опорочить ленинизм. Стремясь политически уничтожить Сталина, они противопоставляли ему Ленина, не гнушаясь фальсификацией ленинских работ; историк из МГУ В.А.Сахаров убедительно доказал в своем исследовании, что пять работ из состава так называемого «Политического завещания» Ленина – фальшивки. Вовсю использовал эти фальшивки скрытый троцкист Хрущев в своем «секретном» докладе на ХХ съезде КПСС, призванном идеологически подкрепить тот незаконный кадровый переворот, который он осуществил в высшем звене партии и государства после смерти Сталина, и ради этого облил грязью не только Сталина, но и все сталинское время. А заодно – самоотверженный труд и воинский героизм тех поколений, которые «вырастил Сталин на верность народу».

Эту строчку на стене отреставрированной станции метро требуют сбить, сковырять «демократические» ревнители… правды истории(!), которым, как очевидно, наплевать и на правду, и на историю Отечества. Они сейчас «правят бал» и в СМИ, ужесточая цензуру денег и просто цензуру (начиная с введения произвольно, а то и нагло-безграмотно составляемых списков «экстремистских» публикаций, наподобие «Индексов» средневековой папской инквизиции) и назначая собственных «героев нашего времени». Совсем не смешно от анекдотического факта: среди современных работников СМИ официально признан достойным звания «Патриот-2009» обозреватель «Российской газеты» Л. Радзиховский! Можно предположить, что «Патриотом-2010» могут стать, скажем, Новодворская, Познер, Сванидзе и прочие млечины. Так куются «исторические личности» в нынешней РФ.

Развеять нелепые «мифы», наглую ложь!

Сейчас появляется все больше честных и доброкачественных публикаций о Сталине (и они привлекают все больший общественный интерес), предметом которых служит, в частности, разоблачение ходячих мифов о нем. Все бы хорошо, но уж больно неуместно здесь благородное слово «миф» – правильнее говорить: мелкая ложь, злобная выдумка. Разве можно назвать мифом сочиненные Хрущевым и озвученные с трибуны ХХ съезда КПСС нелепые небылицы о том, будто начало войны Сталин встретил в состоянии маразма, а потом «воевал по глобусу»?

Его духовный отец Троцкий был не менее бессовестным лгуном. Его клеветнические высказывания о Сталине многочисленны и многообразны, и почти все вошли в арсенал империалистической пропаганды, используются как достоверный и авторитетный источник в наукообразных писаниях профессиональных советологов, в большинстве своем ярых антикоммунистов и русофобов.

Возьмем лишь одно лживое утверждение Троцкого – будто бы Сталин был «выдающейся посредственностью», серым «аппаратчиком», которого в ленинской партии до революции никто не знал и который достиг высоких постов лишь благодаря своему изощренному коварству и неукротимому карьеризму. С этим «мифом», находящимся в употреблении и поныне, пора разобраться.

О Сталине в дореволюционный период суждения Троцкого основаны только на слухах и домыслах. Сталин был большевик-ленинец с 1898 года, профессиональный революционер. Личный контакт с Троцким у него был единожды – во время поездки за границу, в Австро-Венгрии. Зная гнилую политическую позицию Троцкого, подлые приемы его войны против Ленина, Сталин не пожелал с ним знакомиться. Троцкий же отсюда сделал выводы (он описывает эту встречу в книге «Моя жизнь») о том, что Сталин обладает скверным характером, дурно воспитан и интеллектуально ограничен. А ведь не было даже краткого разговора! Откуда ему было знать, что уже на рубеже Х1Х – ХХ вв. Сталин зарекомендовал себя грамотным марксистом (жаль, что у нынешних коммунистов этот термин как-то вышел из употребления), выдающимся организатором, легко входил в контакт с людьми разных профессий и социальных групп, пользовался уважением и авторитетом в рабочем движении, среди социал-демократов всего Закавказья. А ведь книга «Моя жизнь» была написана тогда, когда Троцкий знал (мог знать, если бы хотел) всю революционную биографию Сталина, хотя бы в общих чертах.

Вопрос о причинах малой публичной известности Сталина в небольшевистской среде (к ней принадлежал и Троцкий) и даже у молодого поколения ленинской партии хорошо освещен в монографии ленинградского историка Александра Островского «Кто стоял за спиной Сталина?» (2002 год), основанной на обширном архивном материале и охватывающей период по 1916 год включительно. Читатели должны знать хотя бы некоторые выводы этого исследования. Приведу соответствующий текст (с.613 – 614).

«Как профессиональный революционер И.В.Сталин был занят главным образом организационно-технической деятельностью. Причастные к ней лица редко выступали на митингах и собраниях, лишь урывками занимались журналистской деятельностью, зато они ведали революционными кадрами, в их руках находились деньги, связи, партийная разведка и контрразведка. Оставаясь малозаметными и малоизвестными широким кругам партии и околопартийной массе, они обладали влиянием, которое намного превосходило их популярность внутри партии и за ее пределами.

…В 1917 г. ветераны партии, к которым принадлежал И.В.Сталин, составляли не более 10% ее членов. Еще более узким был круг профессиональных революционеров. Вряд ли на сто членов партии их приходилось более пяти человек. Это значит, что в 1917 г. , когда партия большевиков вышла из подполья и в ней насчитывалось 24 тыс. человек, численность профессиональных революционеров не превышала 1000 человек, а круг профессиональных революционеров, имевших такой же партийный стаж, как и И.В.Сталин, включал в себя всего лишь несколько десятков человек. Встречаясь в тюрьмах, на этапах, на каторге, в ссылке, в эмиграции, принимая участие в различных партийных форумах, почти все они знали друг друга если не лично, то по крайней мере заочно.
Уже один партийный стаж и принадлежность к когорте профессиональных революционеров имели своим следствием то, что к 1917 г. И.В.Сталин занимал особое положение в партии». А ведь были и важные конкретные результаты в его работе, и выдающиеся личные качества.

«Малоизвестный» Сталин был известен Ленину, а это важнее, чем любые оценки и суждения Троцкого. Вспомним общедоступные факты.

Именно по инициативе и настоянию Ленина Сталин был кооптирован в члены ЦК после Пражской конференции большевистской партии (январь 1912 года), на которой Сталин присутствовать не смог: находился в ссылке.
Ленин высоко оценил работу И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос» (написана в конце 1912 года – начале 1913 года в Вене).

На последнем предоктябрьском У1 съезде партии с основным докладом выступал Сталин (Ленин был вынужден скрываться в подполье в Разливе близ Сестрорецка).

В разговоре нового правительства по прямому проводу 9 (22) ноября 1917 года со Ставкой – с находящимся в должности Главнокомандующего ген. Духониным о необходимости вступить в переговоры с немцами о перемирии участвовали три человека: Ленин, Сталин и Крыленко (которому предстояло заменить Духонина).
Перед началом переговоров с немцами в Брест-Литовске о заключении перемирия и мира советская делегация (ее возглавил Иоффе, а того вскоре сменил Троцкий) получила инструкцию Советского правительства, которой обязана была руководствоваться (см. «Конспект программы переговоров о мире» в т. 35 ПСС В.И.Ленина). Троцкий, скорее всего, не знал, что более половины ее текста было написано ненавистным ему Сталиным.

Последний съезд РКП(б), в котором участвовал В.И.Ленин, – Х1-й. В Заключительном слове по Политическому отчету ЦК РКП(б) 28 марта 1922 года Ленин был вынужден, отвечая на нападки Преображенского, дать публичную оценку Сталину, и эта оценка – политическая и чисто человеческая – была предельно уважительна:
«Вот Преображенский здесь легко бросал, что Сталин в двух комиссариатах (Сталин был народным комиссаром по делам национальностей и одновременно народным комиссаром рабоче-крестьянской инспекции. – В.М.). А кто не грешен из нас? Кто не брал несколько обязанностей сразу? Да и как можно делать иначе? Что мы можем сейчас сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Ведь это все политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это – вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле разрешены в демократических республиках. Мы их разрешаем, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой из представителей наций мог бы пойти и подробно рассказать, в чем дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы назвать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина.

То же относительно Рабкрина. Дело гигантское. Но для того, чтобы уметь обращаться с проверкой, нужно, чтобы во главе стоял человек с авторитетом, иначе мы погрязнем, потонем в мелких интригах» (т.45, с.122).
После завершения съезда состоялся, как известно, Пленум ЦК РКП(б), на котором Сталин был избран Генеральным секретарем ЦК. Вокруг этого события Троцким и другими оппозиционерами, а также их позднейшими последователями и неразборчивыми и не чуткими к правде историками и журналистами было запущено немало антисталинских сплетен и домыслов. Их давно пора развеять.

В 2000 году мне довелось познакомиться с интересной и хорошо обоснованной архивными изысканиями работой о Сталине доктора исторических наук А.Н.Новикова (к сожалению, ушедшего, как говорится, в мир иной). Уважаемый калужский ученый (мы знакомы с ним были по переписке) прислал мне рукопись своей книги на отзыв и, разумеется, получил его. В письме я известил его, что для публикации отобрана глава «Ленин определяет преемника своего дела». Она и была помещена в № 3 газеты «За Родину, за Сталина! – сегодня и всегда» в мае 2000 года (это был год 130-летия со дня рождения В.И. Ленина) в значительно сокращенном виде. Некоторые выдержки из этой публикации приводятся ниже.

«…Включившись в повседневную работу, вождь сразу понял, что связь между Совнаркомом и Политбюро, ранее осуществляемая непосредственно им, нарушена. «А когда мне пришлось выйти, – скажет он на Х1 съезде партии, – то оказалось, что два колеса не действуют сразу…» Понятно, что нарушенную связь необходимо было немедленно восстановить. Обнаружились и другие изъяны, обусловленные отсутствием Ленина, резким снижением его работоспособности. Понимая все это, Ленин, мысль которого раздваивалась между надеждой на выздоровление и готовностью свести счеты с жизнью в случае внезапного паралича, не мог не задуматься о преемнике.
…Итак, по крайней мере во втором полугодии 1921 г. общее снижение работоспособности со всей остротой поставило перед Лениным вопрос о необходимости определить человека, случае необходимости стать преемником его дела».
«…В.И.Ленин за долгие годы всесторонне изучил своих соратников… Зная достоинства и недостатки каждого члена ЦК, Ленин понимал, что самым достойным продолжателем его дела может быть лишь Иосиф Виссарионович Сталин. Именно с этой целью Ленин детально продумал и готовился осуществить учреждение должности Генерального секретаря и избрание Генеральным секретарем ЦК Сталина.

Это не было мнением момента. Напомним ленинские оценки Сталина дооктябрьского периода: «пламенный колхидец» (1904 г.), «чудесный грузин» (1913 г.), «хороший работник во всех ответственных работах» (апрель 1917 г.). Видимо, Ленин знал и мнение своих единомышленников об Иосифе Виссарионовиче. Известно, что легендарный Артем (С.А.Сергеев), трагически погибший летом 1921 г., писал одному из руководителей компартии Англии Галлахеру: «Сталин – единственный настоящий вождь. Остальное – либо: «Ура! Мы победим!» или «Караул! Все пропало!» Артем – последовательный ленинец. Думается, он не стал бы в письме руководителю зарубежной партии называть фамилию Сталина, не зная отношения к нему Ленина.

…Итак, без афиширования и шума Ленин готовился ввести после Х1 съезда пост Генерального секретаря, который был призван обеспечить координацию действий Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК, проведение единой партийной линии руководства государственными и хозяйственными делами, общественными организациями. Объективно пост Генерального секретаря наделял Сталина фактическими полномочиями преемника ленинского дела.
…Вопреки писанием троцкистов и «деток ХХ съезда» Ленин не только задумал введение новой должности, но и сделал все необходимое, чтобы именно Сталин стал Генеральным секретарем.
…«На Х1 съезде, – говорил Молотов, – появился так называемый список «десятки» – фамилии предлагаемых членов ЦК сторонников Ленина. И против фамилии Сталина рукой Ленина было написано: «Генеральный секретарь».
…И голосовали с этим примечанием в скобках.
…Были ли эти надписи случайностью? Известно, что Ленин подобных «случайностей» не допускал, а значит, он хотел, чтобы делегаты съезда знали, что обозначенные кандидатуры (против фамилий В.М.Молотова и В.В.Куйбышева стояли пометки «секретарь». – Ред.) выдвинуты его, ленинской группой членов ЦК… Проводя кандидатуру Сталина, Ленин косвенно заручался поддержкой съезда на будущее.

3 апреля 1922 г. Пленум ЦК РКП(б) по предложению В.И. Ленина избрал И.В.Сталина ,Генеральным секретарем Центрального Комитета партии большевиков. В протоколе заседания Пленума рукой Ленина записано: «Принять следующее предложение Ленина: ЦК поручает Секретариату строго определить и соблюдать распределение часов официальных приемов и опубликовать его, при этом принять за правило, что никакой работы, кроме действительно принципиально руководящей, секретари не должны возлагать на себя лично, перепоручая таковую работу своим помощникам и техническим секретарям.

Тов. Сталину поручается немедленно приискать себе заместителей и помощников, избавляющих его от работы (за исключением принципиального руководства) в советских учреждениях.
ЦК поручает Оргбюро и Политбюро в 2-дневный срок представить список кандидатов в члены коллегии и замы Рабкрина с тем, чтобы тов. Сталин в течение месяца мог быть совершенно освобожден от работы в РКИ».
На следующий день соответствующее извещение об утверждении Сталина Генеральным секретарем, а Молотова и Куйбышева секретарями ЦК было опубликовано в газете «Правда».
Так Сталин стал генсеком и фактическим преемником ленинского дела, хотя основная борьба за ленинское наследство была еще впереди…»

Мне безумно жаль, что не могу еще раз поблагодарить Анатолия Назаровича за его очень нужную высокопрофессиональную работу. Мне кажется, что вопрос об избрании Сталина Генеральным секретарем ЦК вполне ясен: это была воля и надежда Ленина, его продуманное, тщательно взвешенное и умело проведенное в жизнь решение.
Полным товарищеским доверием проникнуто «Письмо И.В.Сталину для членов ЦК РКП(б)» от 15 декабря 1922 года (т.45), начинающееся грустной фразой: «Я кончил теперь ликвидацию своих дел и могу уезжать спокойно». Один лишь вопрос беспокоил Ленина – о возможности (или невозможности, в связи с состоянием здоровья) выступить на Х Всероссийском съезде Советов по вопросу об образовании СССР. Ленин писал: «Осталось только одно обстоятельство, которое меня волнует в чрезвычайно сильной мере, – это невозможность выступить на съезде Советов. Во вторник у меня будут врачи, и мы обсудим, имеется ли хоть небольшой шанс на такое выступление. Отказ от него я считал бы для себя большим неудобством, чтобы не сказать сильнее. Конспект речи у меня был уже написан несколько дней назад. Я предлагаю поэтому, не приостанавливая подготовки для выступления кого-либо другого вместо меня, сохранить до среды возможность того, что я выступаю сам, может быть, с речью, сильно сокращенною против обычного, например, с речью в три четверти часа. Такая речь нисколько не помешает речи моего заместителя (кого бы Вы ни уполномочили для этой цели), но, думаю, будет полезна и политически и в смысле личном, ибо устранит повод для большого волнения».

И тон, и смысл письма противостоит выдумке Троцкого, будто бы Ленин в своем выступлении на съезде «готовил бомбу для Сталина», а эту выдумку до сих пор жуют больные троцкизмом историки и публицисты. Они пользуются тем, что в 45-м томе ПСС Ленина это письмо произвольно выведено за пределы так называемого «политического завещания», названного в данном издании «Последние письма и статьи В.И.Ленина. 23 декабря 1922 г. – 2 марта 1923 г.». Почему в «последние» не включено прощальное письмо? Да потому, что оно опровергает клеветнический вымысел Троцкого.

Поэтому же не включен туда же полностью противостоящий этой выдумке «Конспект речи на Х Всероссийском съезде Советов», датированный первой половиной декабря. Ленин был настолько спокоен и уверен, что предложенная им в конце сентября концепция образования Союза ССР будет проведена в жизнь, что в этом документе нет и намека на обсуждение ушедшего в прошлое вопроса об «автономизации». А ведь именно его троцкисты (в том числе Хрущев, и где – на съезде партии!) выдвигали как свидетельство некоей «непримиримой противоположности» в политических и теоретических позициях Ленина и Сталина.

Пора опровергнуть эту ложь. Ее цель – разорвать историю партии, историю страны и народа, чтобы, отыскав «черные пятна», замарать, обгадить историю советской эпохи в целом («тоталитарная», «репрессивная», «безбожная» и т.д.), и другая – противопоставить Ленина и Сталина друг другу, чтобы уничтожить их поодиночке. Так делали Троцкий с его подельниками, Хрущев с его подобострастным окружением, доканчивали лидеры «пятой колонны» Запада во главе с Горбачевым и Яковлевым. И во время «перестройки» уничтожающим атакам (как это происходит до сих пор) подверглись оба – не только Сталин, но и Ленин. Политическая и интеллектуальная логика выявила: уничтожить их поодиночке нельзя, настолько неразрывны их идеи и дела, поодиночке их можно только замазать, охаять, оклеветать. Этим подлым делом и занимаются наймиты и «энтузиасты». Империалистический Запад доволен: «работничков» прибавилось, причем таких, на которых можно скинуть самую грязную часть работы по уничтожению общественного сознания «самого непокорного на Земле народа» (слова А.Даллеса).
Чем же обосновывалась такая и подобная ложь? Отыскивались хоть какие-то различия в сказанном или написанном Лениным и Сталиным (или выдумывались, как это было проделано в фальсифицированном «политическом завещании»), чтобы затем представить эти различия как «антагонизмы».

Единство и различия в теории и политике

Были ли различия в теоретических положениях и политических решениях Сталина и Ленина по тем или иным существенным вопросам? Конечно, были. И не могло их не быть. Они, безусловно, были единомышленниками, но у них были различными и житейский опыт, и теоретическая подготовка, и непосредственная практика революционной работы – по масштабам и по направленности. Разница в масштабности политической и государственной деятельности, конечно, стала малозаметной, когда во второй половине 20-х годов вполне очевидной стала роль Сталина как вождя партии и народа (а может быть, эта разница даже изменилась «в пользу» Сталина с ростом международного влияния СССР). Разумеется, была подкорректирована и направленность деятельности, которая и не могла не измениться. Мир в целом и особенно наша страна радикально изменились за те 30 лет, когда во главе ленинской партии и СССР стоял Сталин – достойный преемник Ленина.

Популярное при жизни Сталина выражение «Сталин – это Ленин сегодня», выражающее доверие партии и народа к своему вождю, надо понимать правильно, а не буквально. Они были единомышленниками, но вовсе не какими-то клонированными существами. Оба были Личностями гигантского масштаба, и каждый давал образцы самостоятельного мышления. Как теоретик Ленин несравним ни с кем, даже со Сталиным, и неслучайно в решении тех или иных сложных общественных проблем Сталин всегда обращался к Ленину – к его трудам.

Еще в студенческие годы я слышал сомнения: а по Ленину ли была проведена коллективизация сельского хозяйства? Ведь Ленин писал не о ней, а – о кооперации. Но различия в терминологии не должны смущать, они первостепенны для буквоедов, для догматиков – а их не любили, ни Сталин, ни Ленин. Рассмотрим существо дела.
Вот что писал Ленин за 10 лет до «года великого перелома» («Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», 1919 год, ПСС, т. 39), имея в виду лишь первый подход к преобразованию села на основах социализма:

«Трудящиеся освобождены от вековых угнетателей и эксплуататоров, помещиков и капиталистов. Этот шаг вперед действительной свободы и действительного равенства, шаг, по величине его, по размерам, по быстроте невиданный в мире, не учитывается сторонниками буржуазии (в том числе мелкобуржуазными демократами), которые говорят о свободе и равенстве в смысле парламентарной буржуазной демократии, облыжно объявляя ее «демократией» вообще или «чистой демократией» (Каутский).

Но трудящиеся учитывают именно действительное равенство, действительную свободу (свободу от помещиков и от капиталистов) и потому так прочно стоят за Советскую власть.

В крестьянской стране первыми выиграли, больше всего выиграли, сразу выиграли от диктатуры пролетариата крестьяне вообще. Крестьянин голодал в России при помещиках и капиталистах. Крестьянин никогда еще, в течение долгих веков нашей истории, не имел возможности работать на себя: он голодал, отдавая сотни миллионов пудов хлеба капиталистам, в города и за границу. Впервые при диктатуре пролетариата крестьянин работал на себя и питался лучше горожанина. Впервые крестьянин увидел свободу на деле: свободу есть свой хлеб, свободу от голода Равенство при распределении земли установилось, как известно, максимальное: в громадном большинстве случаев крестьяне делят землю «по едокам». Надо добавить к этому: два года спустя был введен нэп, и крестьяне не только имели от урожая до урожая, но и излишки, и даже встал в общероссийском масштабе проблема борьбы с самогоноварением.

Но ведь сытость крестьянства, притом временная (росло население, в том числе городское), не решала задачи развития страны в целом: кормить надо было город, армию, иметь излишки хлеба для внешней торговли и как стратегический запас. Да и село надо было перевести на рельсы социализма, поскольку стратегической целью общественного развития было создание бесклассового общества. Надо было, пишет Ленин в той же работе, «уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками. Этого нельзя сделать сразу. Это – задача несравненно более трудная и в силу необходимости длительная. Это – задача, которую нельзя решить свержением какого бы то ни было класса. Ее можно решить только организационной перестройкой всего общественного хозяйства, переходом от единичного, обособленного, мелкого товарного хозяйства к общественному крупному хозяйству. Такой переход по необходимости чрезвычайно длителен. Такой переход можно только замедлить и затруднить торопливыми и неосторожными административными и законодательными мерами. Ускорить этот переход можно только такой помощью крестьянину, которая бы давала ему возможность в громадных размерах улучшить всю земледельческую технику, преобразовать ее в корне».

В какой форме обобщать хозяйство и труд, в 1919 году еще не было ясно. В стране существовали 1961 коммуна и 3696 земледельческих артелей. Они были невелики, и к росту их числа и развитию хозяйство государство просто не имело возможности дать технологических и экономических стимулов. Но кое-какой опыт накапливался и тогда.
Если проанализировать процессы коллективизации, то мы увидим, что указанные Лениным ориентиры социалистического преобразования села Сталин использовал по максимуму, насколько это было возможно в изменившейся обстановке. Но и внес много нового, чего нельзя было предусмотреть заранее. Вот как он подводил еще не окончательные итоги коллективизации (в мае 1933 года) в беседе с американцем – полк. Робинсом, с которым несколько раз встречался Ленин. Естественно, Сталин избрал максимально популярную форму рассказа, поскольку имел дело с иностранцем (теперь такая форма беседа необходима для подрастающих поколений, и не только для них).

«Сталин. По второму вопросу насчет того, будто бы индустриализация разрушает сельское хозяйство. Это тоже неправильное представление. Индустриализация не разрушает, а спасает сельское хозяйство, спасает крестьянина. У нас существовало несколько лет назад сильно раздробленное мелкое и мельчайшее крестьянское хозяйство. В связи с ростом дробления земель крестьянские наделы до того измельчали, что некуда было выпустить курицу. Добавьте к этому примитивные сельскохозяйственные орудия вроде сохи и захудалой лошадки, не способных поднять не только целину, но даже обычные не очень мягкие земли, и Вы получите картину деградации сельского хозяйства. У нас 3 – 4 года тому назад в СССР было около 7 миллионов сох. Что оставалось крестьянам: либо лечь помирать, либо перейти к новой форме землепользования и машинному способу обработки земли. Этим, собственно, и объясняется, что подоспевший к тому времени призыв Советской власти к крестьянам – объединить свои мелкие земельные клочки в большие земельные массивы и принять от Правительства тракторы, уборочные машины и молотилки для обработки этих массивов, для уборки и обмолота урожая, – нашел живейший отклик среди крестьян. Понятно, что крестьяне ухватились за предложение Советского правительства, стали объединять свои земельные клочки в большие поля, приняли тракторы и другие машины и вышли, таким образом, на широкую дорогу укрупнения сельского хозяйства, на новую дорогу коренного улучшения сельского хозяйства.
Выходит, что индустриализация, в результате которой крестьяне получают тракторы и другие машины, спасла крестьян, спасла сельское хозяйство.

Процесс объединения мелких крестьянских хозяйств по селам называется у нас коллективизацией, а сами объединенные крестьянские хозяйства – колхозами. Коллективизация значительно облегчается отсутствием у нас частной собственности на землю, национализацией земли. Земля передана колхозам в вечное пользование, а ввиду отсутствия частной собственности на землю купля-продажа земли у нас не имеет место, и все это значительно облегчает образование и развитие колхозов.

Я не хочу этим сказать, что все это, т.е. коллективизация и прочее, проходит у нас гладко. Трудности есть, конечно, и не малые. Коллективизация, как всякое новое дело, имеет не только друзей, но и врагов. Несмотря на это все же подавляющее большинство крестьян стоит за коллективизацию, а число ее противников становится все меньше и меньше» (Соч., т. 13, с. 266 – 268). Собственно классовый анализ итогов цивилизации Сталин дал в сжатом виде в Докладе о проекте Конституции СССР 25 ноября 1936 года. Она быстро вошла в жизнь села и преобразила труд и быт крестьянства. Даже такое громадное испытание, как Великая Отечественная война, не пошатнула колхозный строй. Его начал активно разрушать Хрущев, а после него дело не было поправлено. А сейчас после разрушения социализма и ликвидации Советской власти село быстро приходит в запустение, и даже встает вопрос о продовольственной безопасности России.

О культе личности

Пользуясь этим вопросом, как тараном, Хрущев непомерно исказил и раздул ее, приписывая Сталину создание своего культа. Это неверно. Во-первых, культ личности народного вождя попросту невозможен (это хорошо обосновал руководитель КНДР Ким Чен Ир в цикле работ о причинах и уроках гибели социализма в странах Восточной Европы и СССР). Во-вторых, Сталин сам не раз умерял восхваление своей персоны, неоднократно подчеркивал, что он – лишь ученик Ленина (можно сказать, что Сталин поддерживал культ личности Ленина, да мешает сказанное выше «во-первых»). В-третьих, Сталин с увлечением создавал нечто похожее на «культ личности» героев строительства и защиты нашей великой державы: страна знала множество прославленных имен тружеников заводов и колхозов, ученых, конструкторов, учителей, врачей, писателей, художников и т.д. Большим уважением и почетом пользовались защитники Родины, причем особую слабость Сталин питал к летчикам. Вот уж где был разгул «культа личности»! Даже едва вступившие в жизнь молодые люди, даже дети, совершившие подвиг на благо Отечества, пользовались, так сказать, культом личности; почетом и славой были окружены женщины-матери. А сейчас личность честного труженика и воина обесценена до предела, труд на благо Родины сброшен с пьедестала.
Поневоле все чаще и чаще граждане РФ вспоминают о ценностях советской эпохи, о великих народных вождях Ленине и Сталине – основателях советской цивилизации. Пусть эта память станет живым духовным оружием возрождения нашего Отечества, как и ленинизм и советский патриотизм.

Владимир МАРКОВ,
секретарь ЦК партии «Союз коммунистов».

Линия Сталина

1йсекретарь ЦК Всесоюзной партии «Союз коммунистов» С.Н.Степанов вручает  орден Сталина историко-культурному комплексу «Линия Сталина» благотворительного фонда «Память Афгана»

1йсекретарь ЦК Всесоюзной партии «Союз коммунистов» С.Н.Степанов вручает орден Сталина историко-культурному комплексу «Линия Сталина» благотворительного фонда «Память Афгана»

26 июня 2011 г. исполнилось 70 лет со дня начала боев в укрепрайоне «Линия Сталина», расположенного в 25 километрах от г. Минска. В этот день состоялось театрализованное представление реконструкции сражения бойцов Красной Армии с немецко-фашистскими захватчиками при их нападении на СССР. Оно было подготовлено военно-историческими клубами Республики Беларусь, России и Украины. Шесть лет назад на месте боев благотворительным фондом помощи воинам – интернационалистам «Память Афгана» при большой помощи государства был открыт историко-культурный комплекс «Линия Сталина» . Многие укрепления, разрушенные со времен войны, были восстановлены или заново созданы. Сегодня комплекс занимает огромную территорию, на которой представлены оборонные инженерные сооружения, техника и вооружение времен Великой Отечественной войны. На комплексе широко представлена послевоенная техника Советского Союза: самолеты, вертолеты, танки, бронетранспортеры, боевые машины пехоты, ракеты, инженерная техника, пушки, зенитки. Каждый желающий может пострелять из советского и немецкого стрелкового оружия времен войны. Посетители комплекса могут посетить столовую, где их накормят настоящей фронтовой кашей. На территории работают киоски сувенирной продукции. За шесть лет существования комплекса его посетили многие сотни тысяч людей из разных стран мира. Большую работу по сохранению исторической правды и патриотическому воспитанию молодежи ведут опытные сотрудники. Экскурсоводы подробно расскажут о минувших боях и проведут по всему комплексу. Огромный вклад в создание и функционирование «Линии Сталина» принадлежит его бессменному директору полковнику Александру Михайловичу Метле.

После театрального представления состоялось построение членов военно-исторических клубов. На нем первый секретарь Центрального Комитета Всесоюзной партии «Союз коммунистов» С.Н.Степанов, от имени Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР, вручил историко-культурному комплексу «Линия Сталина» благотворительного фонда «Память Афгана» орден Сталина за значительный вклад в пропаганду истории Вооруженных Сил Отечества, героико-патриотическое воспитание молодёжи. Награду принял А.М. Метла, который в ответном слове поблагодарил за высокую оценку проделанной работы всех сотрудников.

Пресс- служба «Союза коммунистов»

Парадоксы Мухина

К 130-летию со дня рождения И.В.Сталина

Юрий Мухин известен не только как автор популярной и одновременно гонимой газеты, но и как политический публицист, автор острых газетных статей и целого ряда книг. Из последних публикаций «Дуэли», закрытой по решению суда (явно заказному – то ли «сверху», то ли со стороны), следует отметить как раз статьи, посвященные этому судебному преследованию. В них очень убедительно обосновывается неправомерность, противозаконность настырных судебных репрессий, ложность доносов на «Дуэль» некоторых фальшивых «правозащитников». Не могу забыть большой (в двух номерах «Дуэли») статьи о Тухачевском: из хорошо документированного и блестяще выполненного анализа деятельности Тухачевского на посту замнаркома обороны по вооружениям читатель сам мог сделать вывод: в грозовой предвоенной обстановке такого просто необходимо было расстрелять, даже если бы «заговора военных» – а он был.
Да и книги Мухина пользуются известностью, начиная с «Путешествия из демократии в дерьмократию», – уже само ее название свидетельствует о пристрастии автора к «крутости» как в выражениях, так и в подходе к интересующим его вопросам: такой подход прямо требует от автора не просто нетривиальной, но даже шокирующей манеры изложения, включая парадоксальность. Иногда это бывает интересно. Но лучшие сочинения Мухина – те, где он занимается журналистским расследованием: дотошность и аналитичность у него присутствуют, и потому книга о Катыни оказалась в высшей степени полезной. И все же присущая Мухину манера таит в себе двойную опасность: автор может оказаться ее рабом и вместо дела – вопреки проповедуемой им самим «делократии» – нести откровенную чушь (в вопросах, в которых он не разобрался). В таких случаях читатель получает идейно и интеллектуально неполноценный материал, сбивающий с толку не хуже россиянского ТВ.
Книга «Сталин – хозяин Советского Союза» не является неожиданностью по теме. Редакция газеты «Дуэль» систематически организовывала и проводила мероприятия в связи с различными сталинскими юбилеями, а на ее страницах крайне редко можно было встретить материалы, неуважительные по отношению к И.В.Сталину.
Не помню, в каком номере и за какой год, но однажды отличился в этом пакостном деле сам Мухин, пытавшийся доказать явную ложь: «Сталин – не марксист» (думается, такого «мыслителя» при жизни Сталина отправили бы на перевоспитание на физические работы, скажем, на лесоповал). К сожалению, в названной книге (М., изд-во «Алгоритм», 2008) присутствуют тот же бред и тот же маразм, – без этих слов Мухин просто не способен выговорить термин «марксизм». К этой теме мы вернемся в конце данной рецензии.
Можно ли на указанном выше основании признать книгу плохой? Нет, просто потому, что антимарксистский бред и маразм ей (как и вообще для любой попытки писать о Сталине и его времени) чужероден. Исключая эту линию, книгу надо признать полезной, поскольку она посвящена очень важной теме – роли товарно-денежных отношений в строительстве социализма.
Правда, при этом встает вопрос о том, насколько правильно название книги.
Самое интересное в книге, составляющее основу ее содержания, – сопоставление двух кризисных эпох в экономике и финансах России, СССР – в период и после Первой мировой и Гражданской войн и в период и после Великой Отечественной войны. На хорошем фактическом материале Мухин замечательно раскрыл истоки этих кризисов (в первом случае большевики после победы Великой Октябрьской социалистической революции унаследовали донельзя расстроенную финансовую систему и тем не менее блестяще справились с задачей ее восстановления) и найденные большевиками механизмы восстановления и развития финансовой системы. Мухин обильно цитирует – фактически приводит полностью – доклады наркома (позднее министра) финансов СССР А.Г.Зверева, подготовленные по заданию И.В.Сталина и адресованные лично ему, с обильными экскурсами в историю вопроса (в докладе, предваряющем знаменитую денежную реформу 1947 года). «Зверевские» материалы – главное, самое ценное в книге. И авторские комментарии, добавления (как правило, статистического характера) большей частью этого материала не портят, а, напротив, вполне уместны. Так что название книги могло бы звучать и так: «Сталин и Зверев – хозяева СССР».
Принципиально важна – в ряду других – затронутая в книге проблема соотносительных материальных жертв села и города в годы Великой Отечественной войны. Юрий Мухин пишет (с.149): «Я вспоминаю массу прочитанных рассказов о том, как во время войны проклятая советская власть обкладывала денежными поборами колхозников. Но вот гляжу в абсолютно точные цифры Зверева и не вижу в этом подтверждения. Хотя в городах жила едва треть населения СССР, но платежи и взносы от горожан в сумме были вдвое выше, чем от крестьян, и по налогам, и по займам». Усугубляло эту разницу вмешательство в налаженный государством механизм товарно-денежных отношений расплодившейся в годы войны тучи спекулянтов, перекупщиков, которые наживались на бедах народных (самый популярный и процветающий слой в нынешней эРэФии!). Советское государство стремилось эту разницу сгладить, что видно из текста доклада Зверева: «На основные товары были сохранены довоенные цены. В условиях недостатка продуктов питания и промышленных товаров и роста рыночных цен обеспечение прожиточного минимума рабочих и служащих было достигнуто путем введения карточной системы распределения продуктов» (с.148).
Можно было бы добавить, что уровень прожиточного минимума был низок, на грани выживания (в мае 1942 года у меня на руках умерла младшая сестренка, а в мае 1944 года от истощения – бабушка, хотя жили мы не в блокаде, не в прифронтовой полосе, ни на временно оккупированной территории).
Таков ключ к сделанной выше оценке «Мухин замечательно раскрыл» и к возможной корректировке названия книги.
Но и это название неточно. Сталин был учеником В.И.Ленина, продолжателем его великого дела, наследником ленинизма – марксизма новой исторической эпохи. Высшей целью революционера ленинского, большевистского типа всегда является стремление к такому преобразованию общества, чтобы хозяином социалистической общественной собственности, хозяином нового, Советского государства был сам трудовой народ, чтобы каждый трудящийся, каждый сознательный гражданин реально участвовал в управлении производством и государством, всеми делами общества и чувствовал на себе ответственность за страну. Это – мысль Ленина, накрепко усвоенная Сталиным и под его руководством проводимая в жизнь Всесоюзной коммунистической партией большевиков. Вряд ли стоит доказывать, что Сталин внес бы в формулу Мухина (в заголовок книги) существенную поправку: хозяин СССР – советский трудовой народ, идущий по ленинскому пути. Но что есть, то есть. С автором спорить поздно, он свое выложил, и имеющееся название славит Сталина и заинтриговывает читателя неплохо.
А теперь – о марксизме и о его мухинском изложении.
Я не теряю надежды, что Мухин – человек честный, и только ужасающие пробелы в знании и понимании теории общества служат источником его постоянных нападок на марксизм. В ином случае пришлось бы предположить, что он «засланный казачок» в среду патриотической оппозиции, вроде С.Г.Кара-Мурзы. Воевать против революционного марксизма в России – значит быть антикоммунистом, антисоветчиком, контрреволюционером, союзником и ренегатов марксизма вроде Горбачева и Яковлева (по моему глубокому убеждению – резидента ЦРУ), и «агентов влияния» вроде Попова, Гайдара и Чубайса, и перебежчиков вроде Волкогонова, и громадного стада других идеологических власовцев.
Хочется надеяться, что у Мухина это лишь по недомыслию: то ли не те книги читал, то ли его заели примитивные семинары на заводе, где он «делократствовал», и от этого у него осталось банальное отвращение к догматике, лежащей в основе утвержденных программ. Но именно его производственный опыт обязывал его: если уж берешься за такие крупные вопросы, как строительство социализма, то и мыслить старайся не так мелко, понимать марксизм не на уровне анекдотов о Хаиме и Мойше или о тете Фире, памятуя при этом, что марксизм есть наука, следовательно, необходимо систематическое освоение его проблематики, да не по учебным пособиям, а по первоисточникам. Верхоглядство всегда неприятно, а в вопросах общественной теории оно есть резерв для формирования врагов революционной науки. Мухина врагом, по-моему, считать пока преждевременно. Но надо подчеркнуть, что он идет по давно протоптанной тропе антикоммунистов, которые рвали революционную теорию на куски, противопоставляя одно другому: Маркса и Энгельса – Ленину (правые оппортунисты и троцкисты), Ленина – Сталину (разного рода оппозиционеры во главе с Троцким, а затем троцкист Хрущев), Сталина – его предшественникам (догматики, именующие себя «большевиками», а также рядящиеся в «русских патриотов» ненавистники социализма, Советской власти, ленинизма и, разумеется, «бреда» и «маразма марксизма»). В какую категорию хочет попасть Мухин? Или желает числиться вполне самостоятельным антикоммунистом, вроде физика Сахарова, который был абсолютным профаном в общественной науке и потому выполнял роль послушной игрушки в руках врагов СССР и советского народа, внутренних и зарубежных?
Мухину еще не поздно учиться тому, что он знает поверхностно, – если, конечно, его со страшной силой тянет к вопросам общественной теории и социальной философии.
Напомню в заключение: ленинско-сталинская стратегия пролетарской революции, создания рабочего крестьянского государства и социалистических преобразований потому и была победоносна, что в ее основе лежала марксистская наука, марксистский диалектический метод, творчески развитые Лениным и Сталиным. Марксистская наука лежала в основе политики индустриализации и коллективизации, создания социалистической экономики и ее денежно-товарных механизмов.
Чтобы понять путь марксизма к российской действительности, стоит начать со статьи Ленина «Наша программа» (1899 год), его работ периода нэпа, речи Сталина на совещании аграрников-марксистов и его докладов на съездах ВКП(б) с ХУ по ХУ111 и знаменитого «Краткого курса» и обязательно вникнуть в последние два абзаца работы Сталина «Марксизм и вопросы языкознания». Опытному аналитику это вполне доступно. Лиха беда начало, а там, глядишь, удастся избавиться от соседства (от компании?) с разносчиками идеологического мусора, вносящими смуту в сознание прогрессивных патриотических сил, которым сейчас жизненно необходима идейная ясность.

Владимир МАРКОВ,
Секретарь ЦК партии «Союз коммунистов».

О “десталинизации” Великой Отечественной войны.

Объявленный как чуть ли не официальный (как же – некий Совет при президенте объявил свою программу!) курс на «десталинизацию» и «десоветизацию» всего общественного сознания возбудил толпы политических проходимцев, рвущихся к признанию начальства и получению весомых материальных «бонусов». Ведется эта разнузданная, до предела лживая пропагандистская кампания вполне в русле стратегии, сформулированной более 60 лет назад основателем ЦРУ США Аленом Даллесом: развязать массированную психологическую войну против СССР, «подменяя истинные ценности фальшивыми» и добиваясь «необратимого угасания самосознания самого непокорного на Земле народа».

Особенно отвратительны попытки сформировавшейся уже внутри нашей страны идеологической «пятой колонны» империалистического Запада убить историческую память народа о Великой Отечественной войне, которая разразилась 70 лет назад – 22 июня 1941 года.
Цинично и нагло искажаются истоки Второй мировой войны, выводятся из поля зрения нынешних читателей и слушателей истинные виновники ее подготовки и развязывания – империалистические государства, которые таким путем стремились решить сразу несколько задач: переделить между собой колонии и сферы влияния по-новому, в соответствии с изменившимся соотношением сил; преодолеть кризисные явления в капиталистической экономике с помощью ее милитаризации; подавить нарастающее рабочее и национально-освободительное движение; уничтожить военной силой Советский Союз – первую в истории человечества страну, успешно приступившую к строительству социалистического общества. «Десталинизаторы» до предела извращенно толкуют содержание внешней политики Советского Союза, направленной на предотвращение войны, а вместе с тем на защиту свободы и независимости Советской Родины, мирного созидания советского народа.

В общественное сознание настойчиво вбивается самая чудовищная ложь – о якобы «равной вине» фашистской Германии и Советского Союза в развязывании войны. Сама война изображается как «схватка двух диктаторов», – тем самым игнорируется, отрицается захватнический и предельно варварский характер войны со стороны фашистской Германии и справедливый, освободительный характер войны со стороны Советского Союза. Абсолютным бесстыдством несет от спекуляций «десталинизаторов» на трагическом для нашего народа начале войны.

В этой дикой кампании «десталинизации» сразу же возникла ожесточенная конкуренция конъюнктурщиков: кто вырвется вперед, кто соврет наглее, у кого клевета будет круче? В такой спешке и толкотне, естественно, вылезают наружу внутренние противоречия их далеких от исторической истины концепций, а их авторы, представляющиеся как «историки» и «писатели» демонстрируют столь низкий не только нравственный, но и интеллектуальный уровень, ниже которого только грязь на московском асфальте. Их девиз известен: «во всех поражениях и бедах начального периода войны повинен Сталин, а к победам он совсем непричастен».
Присмотримся к некоторым отметившимся в гонке «десталинизаторов».

В «Независимом военном обозрении» 13 мая капитан 1 ранга в отставке Валерий Калинин отметился безответственной статьей «Разведка и Кремль накануне Великой Отечественной». Надо отдать должное флотоводцу: он хоть и брешет, но не уверен в своей позиции и выдает эту неуверенность постоянной ссылкой на авторитеты.
Уже в начале статьи он пытается уцепиться за авторитет Рихарда Зорге: мол, это «знаменитый советский разведчик, неоднократно предупреждавший Москву о скором германском нападении». Вроде бы и правильно – знаменитый и к тому же Герой Советского Союза. Но Калинин не соображает, что сам бросает тень на ценность и надежность информации от Зорге: «неоднократно» – значит, в разных вариантах, с указанием разных сроков, когда неизбежно встает вопрос о достоверности сообщений.

Стремление отметить заслуги разведки в обеспечении информацией о приближении войны похвально, однако даже много численные ссылки на сообщения об этом из разных источников (в основном датируемые июнем, особенно серединой месяца) не дают оснований для утверждений, будто бы Сталин ими пренебрегал. А Калинин усиленно создает такое впечатление – создает образ беспечного, своевольного, тупого самодура, опираясь еще на одного авторитетного толкователя – бывшего (правда, уже после войны) начальника Разведупра Генштаба генерала Ивашутина: «в предвоенный период (1938 – 1941) руководство страны, по существу, игнорировало данные разведки о надвигающейся угрозе безопасности СССР, так они не соответствовали тогда утвердившимся политическим установкам и субъективным оценкам Сталина и его окружения».

У меня нет оснований для оценки ни Калинина, ни Ивашутина как сознательных лжецов и клеветников, но объективно их «десталинизаторская» линия порочна, выдает их непонимание политики Сталина перед войной и расходится с фактами. Ну, вспомнили бы о приеме в Кремле 5 мая 1945 года в честь выпускников военных академий. Один столь же политически малограмотный генерал своим бессодержательно-подхалимским тостом спровоцировал Сталина на краткую, но весьма энергичную реплику, в которой он ясно и четко призвал молодых командиров быть готовыми к внезапному нападению Германии. Он был против благодушия, которое было распространено в среде военных, но преодолеть такие настроения в армии одному человеку не под силу, даже если он великий вождь – этим должны были заниматься военачальники.

Внезапность нападения дает преимущество агрессору, выбирающего время и место нападения, направления своих ударов. Против этого у подвергающейся нападению стороны есть одно средство – быть в состоянии высокой боевой готовности. А за это отвечают не политики, а военные – от младших командиров до руководства высшего уровня (наркомом обороны был С.К.Тимошенко, начальником Генштаба Г.К.Жуков). Не знать этого – значит не понимать уставных основ военной дисциплины. Начало войны показало: там, где командование уделяло постоянное внимание боеготовности войск, эффект внезапности был существенно ослаблен. Уровень боеготовности был достаточно высок в Одесском и Ленинградском военных округах, на флотах, в погранвойсках.

Калинин лжет, безапелляционно утверждая, будто бы «военно-политическое руководство страны получало от советской разведки достоверную и своевременную информацию о том, что Германия готовится к нападению, указывались дата и время, стратегическое построение и численный состав ударных группировок». Думается, о степени информированности военно-политического руководства СССР о надвигающейся войне из источников разведки гораздо более честно и с неизмеримо большим знанием дела писал бывший (в то время) руководителем ИНО (иностранной разведки) НКВД П.А.Судоплатов в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930 – 1950 годы»:
«Хотя получаемые (по Германии. – В.М.) разведданные разоблачали намерения Гитлера напасть на Советский Союз, однако многие сообщения противоречили друг другу. В них отсутствовали оценки немецкого военного потенциала: танковых соединений и авиации, расположенных на наших границах и способных прорвать линию обороны частей Красной Армии. Никто в службе госбезопасности не изучал реальное соотношение сил на советско-германской границе. Вот почему сила гитлеровского удара во многом была неожиданной для наших военачальников, включая маршала Жукова, в то время начальника Генштаба. В своих мемуарах он признается, что не представлял себе противника, способного на такого рода крупномасштабные наступательные операции, с танковыми соединениями, действующими одновременно в нескольких направлениях».

Бог с ним – военно-морским стратегом Ковалевым. Есть и откровенные антисоветчики и русофобы. Скажем, Млечин, с которым я познакомился как телезритель, прослушав несколько лет назад передачу о С.М.Буденном. Прослушал, следует отметить, до конца, хотя слушать нудный гнусавый голосок было вредно для здоровья, а откровенная ложь, заявляемая уверенным тоном, вызывала законное возмущение. Например, Млечин назойливо внушал, будто потолком военного мышления Буденного был и оставался до конца жизни уровень унтер-офицера. Слушал я эти повторы и думал: как же этот пень не понимает, что тем самым принижает военную квалификацию известных белогвардейских генералов Деникина, Мамонтова, Шкуро, Улагая, Покровского и других, войска которых громил Буденный и которые, следовательно, уровня унтер-офицера так и не достигли?

Говорят, что «писатель» и «историк» в одном флаконе Леонид Млечин написал много книг. Не могу понять тех, кто читает наглого тупицу, заявившего по радио «Эхо Москвы» такое: «О том, что Гитлер собирается напасть на Советский Союз, не знали только два человека: Молотов и Сталин. Все остальные видели, что к этому дело идет». Придумал бы что-нибудь посмешнее, если историю даже на тройку не знаешь. Или прочитал бы доклад И.В.Сталина на ХУ11 съезде ВКП(б), где он (в январе 1934 года!) предупредил, что с приходом фашизма к власти в Германии именно оттуда идет главная военная угроза для нашей страны. Впрочем, зачем ему читать, если он сам – «писатель»? И если он может сочинять пустые и банальные афоризмы, на основе которых дает оценки Сталину? Вот такой, например: «Политические афоризмы политики принимают на основе здравого политического анализа. А вот этого Сталину совершенно не хватало». Рузвельт и Черчилль, небось, перевернулись бы в гробах, услышав, с кем они имели дело и как они, недотепы, оценивали Сталина совершенно иначе, чем этот прилизанный прозорливец.

Лжецы обыкновенные городят свою ложь, даже чудовищную, перевирая то, что было. Но есть лжецы необыкновенные, придумывающие то, чего не было и даже быть не могло. Так, упоминая о краткой речи Сталина на приеме 5 мая, Млечин не только пытается выступать в роли знатока психологии Сталина: «мне кажется, что Сталин был, конечно, в страхе», – чего за Сталиным отродясь не водилось. Он еще и приписывает Сталину нечто вроде мазохизма, намекая, что продукт этого страха сам же Сталин негласно пускал в ход: о приеме «распространялись слухи сознательно».
И уж совсем небывалым разгулом болезненной фантазии Млечина отличается его версия планов Гитлера после завоевания России. Оказывается, Гитлер рассчитывал «вроде как бы оставить Россию к востоку от Урала, и чуть ли не Сталина поставить…губернатором». Эту «находку» Млечина нельзя оценивать с точки зрения содержания – интеллектуального или нравственного, которое просто отсутствует, и нет и не может быть базы для сопоставления этой версии с фактами. Данный текст может пригодиться разве что студентам-медикам при прохождении курса психиатрии.

Но и Млечин имеет последователей – настолько худо у либерал-фашистов с кадрами. В издании под названием «Эхо планеты» (не путать с «Эхом России») в двух номерах некто Марк Солонин – разумеется, тоже «историк, писатель» – опубликовал опус «Три плана товарища Сталина». Разумеется, речь идет об агрессивной внешней политике Советского Союза, а «три плана» – это планы нападения на Германию «без всяких оглядок на Пакт о ненападении». Солонин отчасти повторяет «Суворова» (приговоренного к расстрелу изменника Родины Резуна), отчасти с видимым наслаждением описывает тяжелые последствия от вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР.
Например, так: «Огромная армия огромной страны рухнула после первого же удара агрессора, имея многократное превосходство в вооружении, воюя на своей территории. Это была не только катастрофа сражавшихся соединений. Это был крах всего предвоенного военного и политического планирования Советского Союза, деятельно готовившегося к войне в течение 20 лет». Не хватает только завершающего вывода: мол, это был крах социализма, крах индустриализации страны, колхозного строя, культурной революции, Советской власти и советского народа. Но этот вывод «историк и писатель» прописать все же не решился, поскольку до сих пор жива историческая память о Победе над фашизмом: кто победил в войне, а кто потерпел крах.

Поэтому Марк Солонин налегает на «документы из архивов», не обращая внимания на реальную историю. Он пытается загипнотизировать читателя «планом подготовки и реализации грандиозной наступательной операции на территории Восточной Пруссии, Польши, Словакии», добавляя (конечно, абсолютно бездоказательно), будто бы эти планы разрабатывались «под контролем Сталина». А ведь есть давно установленные свидетельства о том, что когда генштабисты предложили Сталину ознакомиться с сочиненным в недрах своего ведомства проектом нанесения «упреждающего удара» по уже скапливающимся у границ немецко-фашистским войскам, из этого вышел скандал. Но военные и есть военные, разрабатывающие разные варианты предстоящих (это было уже ясно) военных действий – без всякого согласования с политическим руководством.

Но в данном случае Солонин либо пользуется фальшивым «документом», либо сам сочинил преступный подлог. О шибки бывают и у политических фальшивомонетчиков, что показал анализ якобы обнаруженных «секретных документов» по Катыни. Анализ «документов» на которые ссылается Солонин, тоже обнаружит явные признаки фальшивок. Я не историк, не архивист, не источниковед, но и мне бросилось в глаза неаккуратно употребленное название, что было в 1940 году просто невозможно. Вот какую цитату приводит Солонин – распространитель либо автор подделок: «мощным ударом в направлении на Люблин и Краков и далее на Бреслау, ныне Вроцлав в Польше…». Все, дальше можно не читать: в 1940 году просто невозможно было сказать, тем более написать в документе «ныне (?!) Вроцлав в Польше. Слово «ныне» могло быть употреблено по отношению к этому городу только после разгрома Германии.
Кампания по «десталинизации», «десоветизации», дерусификации общественного сознания, то есть по ликвидации исторической памяти нашего народа, выносит на поверхность все новых «десталинизаторов» – таких же невежественных, лишенных чести и совести антисоветчиков и русофобов, с извращенным сознанием и болезненной фантазией, как и указанные выше. Позор им! И, надеюсь, строгий и справедливый народный суд с приговором без обжалования. А ведь так и будет.

Владимир Марков.