Дадим Зюганову шанс. Все на выборы!

С предстоящими выборами 4 марта многое ясно, но есть и моменты неопределённости.
Многие уверены (кое-кто самостоятельно, а большинству «помогли»), что победу в соревновании кандидатов одержит В.В.Путин. Месяца два назад в какой-то газете промелькнула такая шутка. Один гражданин спрашивает другого: «а за кого ты будешь голосовать на президентских выборах Путина?». Так выглядят в своих «прогнозах» отстранённые от политики рядовые граждане, смирившиеся с тем, что воля вышестоящего начальства равноценна всесокрушающей стихии, вроде волн цунами, обрушившихся на побережье Японии. Голосуй – не голосуй…
Более компетентные в правительственной политике организации, предназначенные её обслуживать, тоже убеждены в таком исходе выборов. Социологи из ВЦИОМ, назначающие рейтинги VIP-персон, уверенно рисуют Путину до 60 процентов голосов и, следовательно, победу сразу в 1-м туре. Политтехнологи ЦИК во главе с Чуровым «предсказывают» такой же результат, – следовательно, именно такой рубеж им задан, и его они обеспечат во что бы то ни стало. Верим: помним 4 декабря.
Но даже государство – самое мощное во всемирной истории орудие управления обществом – не всесильно, как и обеспечивающие его деятельность наросты на теле общества вроде ВЦИОМ и ЦИК. Жизнь человечества, конечно, развивается в основном в соответствии с теми закономерностями, которые на сегодняшний день выяснила наука. Но столь же научно установленный факт – стихийность, спонтанность этого развития. Роль случайности в текущей истории, роль неожиданных и даже непредсказуемых поворотов в настроениях и действиях масс, в актуализации тех или иных их интересов (а народные массы есть главный вершитель истории) могут отрицать или игнорировать только совсем уж зашоренные догматики либо опьянённые властью так называемые «элиты». Так что вполне можно допустить и совершенно иной исход выборов 4 марта.
А здесь возникает вопрос: кто из кандидатов на должность президента может стать возмутителем спокойствия? Общественное мнение, прорывающееся на митингах, в СМИ, в научных (может быть, в наше время это слово стоит употреблять в кавычках) прогнозах, – однозначно: во 2-й тур, ежели он состоится, может выйти только Г.А.Зюганов. А если так произойдет, то Путин может потерпеть поражение.
Почему подобный исход возможен? Если обратиться к социологическим прогнозам, то следует иметь в виду, что случайные выборки, на которых эти прогнозы основываются, не совсем «случайны». Практика многочисленных социологических опросов выявляет разные составы опрашиваемых и позволяет определить, какие из случайных выборок прошлых лет либо месяцев (желательно посвежее) были благоприятны (или наоборот) с точки зрения заказов власти (а ВЦИОМ и некоторые другие социологические службы как раз и работают на власть). Значит, перед ними стоит задача: найти, в какой момент, в какой политической ситуации надо найти и «оживить» подходящую случайную выборку.
С прогнозами чуровской ЦИК дело обстоит проще: дана установка «сверху», и Чуров вместе с его штатом соображают, как обеспечить нужные итоги. Эта ситуация достаточно точно описана в моей сказочке «Болотная демократия близ города Мухосранска», помещённой в «Патриоте» в 2008 году. Очередной глава Великого болота «позвал к себе знатного Болотного Хмыря, сообщил ему, что народ единодушно определил его распоряжаться Счётной комиссией, и поставил перед ним тонкие государственные задачи. Рекомендовал держаться итоговой цифры в 63 процента: будет 80, так никто не поверит. «Но если окажется много меньше, – посулил он Хмырю, – так если не сам я тебе выдеру бороду по волоску, то добровольцы за подходящую бюджетную струйку всегда найдутся. Работай! И не забудь и другим помалу отщипнуть». И тот, естественно, пошёл на заготовку математической статистики, пронизанный чистым и неудержимым порывом».
Заготовленные ВЦИОМом и ЦИКом прогнозы могут быть опрокинуты стихийными действиями электората. Вот явятся на голосование незапланированные проценты, да и проголосуют не так, как предполагалось… И всё! Скажем, просто не хватит бланков бюллетеней для последующего вброса в урны – хоть плачь. Кстати, об урнах. Решение изготовить урны из прозрачного материала и прозрачность избирательного процесса – вовсе не синонимы. Любой человек, хоть раз в жизни побывавший на выступлениях профессиональных фокусников, где и урны не требуются, ибо все чудеса совершаются на глазах изумлённой публики, может это подтвердить. Громогласное провозглашение установки прозрачных урн для голосования есть лишь проявление презрения властей к доверчивости электората, убеждённость в дефиците здравого смысла у граждан. Такой расчёт может оказаться ошибочным.
У власти имеются в загашнике и другие ресурсы. Например, демографический. Мой друг, умерший лет десять назад, говорил мне, что последовательно на двух выборах находил в списках избирателей имя своей покойной матушки. Не имею возможности установить, как продолжилась эта тенденция и не «голосовал» ли сам Валерий Павлович на последующих выборах – разумеется, за «Единую Россию». Формирование списков избирателей – процесс, абсолютно неподконтрольный общественности, и никто не в силах определить, как участвуют в голосовании миллионы «мёртвых душ» и вполне живых мигрантов. Этот стратегический ресурс целиком принадлежит партии власти, как и «карусели» автобусного «избирательского туризма» групп кочевников по избирательным участкам. Так что залихватский лозунг «Ни одного голоса Путину!» – сплошная дурь.
Мне кажется глупостью также лозунг «За честные выборы». Власть вполне согласна с ним и, кроме прозрачных урн, устанавливает камеры видеонаблюдения, которые, по-моему, будут средством контроля не столько за «честностью» голосования, сколько за его тайной – за поведением голосующих, с их персональной идентификацией. Речь же должна идти об усилении общественного контроля за махинаторами, о расширении прав членов избирательных комиссий, наблюдателей от партий, от общественных организаций, не участвующих в выборах, от СМИ. Но это – лишь первый шаг. В перспективе же перед обществом стоит задача принципиальной важности: передать дело организации и проведения выборов любого уровня от чиновничьего аппарата в руки общественности. Не кричать «Чурова в отставку» (на него, возможно, пора заводить уголовное дело), а ставить целью ликвидацию министерства по делам выборов, то есть ЦИК, и налаживать новую систему проведения избирательных кампаний, по-настоящему демократическую. Нам нужна демократизация общества в целом, а не отвлекающая от этой цели мелкая и ложная задача «демократизации» чиновничьего аппарата.
Но, как говорится, «Вернёмся к нашим баранам», то есть к кандидатам в президенты.
У Путина есть президентское прошлое, и есть возможность оценить его результаты, несмотря на то, что все правители, начиная от Горбачёва и Ельцина, от честных и полных отчётов о результатах своей «работы» с удивительным постоянством уклонялись.
Приведём некоторые статистические данные о результатах правления Путина более чем за 12 лет (был премьером ещё при Ельцине, в «тандеме» отнюдь не был на заднем плане, да и до этого активничал в Питере при Собчаке) – наиболее показательные, то есть плачевные (данные приводятся на основе государственных статистических отчётов, публикаций газет и материалов аналитического центра «Грант»).
В 2000 г. Россия находилась по коррупции на 75-м месте среди 180 стран. Сегодня – на 154-м. По оценке экспертов коррупция составляет 240 млрд. долл. в год.
В России до 40 процентов общего количества заболеваний работников связаны с плохими условиями труда. Ежегодно от этого умирает 150 – 190 тысяч человек, около 200 тысяч рабочих получает на производстве травмы, гибнут – до 3500 человек.
Ежегодно совершается 25 тысяч убийств, 41 тысяча самоубийств, 25 тысяч человек погибает от отравления алкоголем, свыше 40 тысяч – от несчастных случаев на всех видах транспорта. В год пропадают без вести 50 тысяч человек.
2,5 млн. человек потребляют наркотики. Нижняя планка возраста, когда начинают пробовать наркотики, опустилась до катастрофического уровня 11 – 12 лет. Россия вышла на 1-е место в мире по употреблению тяжёлых наркотиков.
Ежегодно детское население страны сокращается на 300 тысяч человек (в 1991 г. было 40 млн., в 2010 г. осталось 27 млн. человек).
В России зарегистрировано 2 млн. сирот.
Количество преступлений сексуального характера в отношении детей выросло в 25 раз.
По данным газеты «Твой день» (18.02.12), около 100 тысяч (!) российских детей вывезено в США. Судьба их неизвестна – за исключением около 30 случаев скандально нашумевших их убийств «приёмными родителями».
Ежедневно в России умирают 50 младенцев (70 процентов – в родильных домах).
Свыше 39 процентов детей страдают дефицитом массы тела. За 10 лет стало таких больше в полтора раза.
«Реформа» образования узаконила путь к дебилизации подрастающих поколений. Из 1,27 млн. выпускников школ в 2010 году аттестат зрелости получили лишь 822 тысячи.
87 процентов медикаментов, реализуемых через аптеки, фальсифицированы или просрочены.
От хронических заболеваний, вызванных тяжёлой экологической обстановкой, ежегодно умирают от 300 до 350 тысяч человек.
Уничтожается российское село.
Из севооборота выведено более 40 млн. га пашни.
С лица земли исчезли почти 30 тысяч сельских поселений. Из 117 тысяч сохранившихся деревень в 20 тысячах проживает по 8 и менее человек.
Разрушено почти 80 процентов колхозов и совхозов. Из 50 тысяч крупных коллективных хозяйств сохранилась пятая часть, четверть из них – убыточные.
Россия потеряла продовольственную безопасность, в страну ежегодно импортируется продовольствие на 40 млрд. долл.
За годы «реформ» поголовье крупного рогатого скота сократилось с 57 млн. голов (из них коров 20 млн.) до 21 млн. голов (9 млн. коров).
Годовое потребление говядины на душу населения сократилось за 20 лет (к 2010 г.) с 31 до 16 кг, причём только 12 из них произведено в России.
В странах Западной Европы на государственную поддержку сельского хозяйства выделяется в среднем 300 долл. на гектар, в Японии – 473, в США – 324. В России – всего 13 долларов на гектар.
Численность бедных в России – 33 млн. человек. Число сельчан, живущих в нищете, почти в 3 раза больше, чем в городе.
О развале производства свидетельствуют и такие цифры.
В 2010 г. добыто нефти столько, сколько в 1972 г., угля – как в 1957 г. Производство металлорежущих станков сравнялось с уровнем 1931 г., тракторов – 1931 г., кузнечно-прессовых машин и зерноуборочных комбайнов – 1933 г., грузовых автомобилей – 1937 г., вагонов – 1910, шерстяных тканей – 1880 г., обуви – 1990 г., кирпича строительного – 1953 г., цемента – 1962 г.
В большом цикле многословных предвыборных статей Путина содержится обещание создать за несколько лет 25 млн. рабочих мест. Где? Множество зданий заводов и фабрик если ещё не разрушены, то превращены в торгово-складские помещения, оборудование уничтожено. А откуда взять квалифицированные кадры?
В предвыборных статьях нет серьёзного обсуждения проблем общенационального масштаба – ни тех, которые очевидны из приведённой выше статистики, ни многих других. Соблюдена традиция, заложенная Горбачёвым и развитая Ельциным, Гайдаром и последующими ельцинистами и ельцинятами: всячески уклоняться от серьёзного анализа масштаба и причин бедствий, свалившимися на страну за последнюю четверть века при их правлении и в результате этого правления. Так и в предвыборных статьях за подписью Путина – масса обещаний, без указания путей и средств их выполнения. Здесь правильнее говорить не о популизме, а о «посулизме» – о заведомо невыполнимых, лживых обещаниях. Такая манера разговаривать с народом описана в уже упоминавшейся выше сказке «Болотная демократия близ города Мухосранска». Очередной верховный глава болота, наследник Змея Горыныча – «правил болотом Ужик не просто умело – мастерски. Не проходило месяца без того, чтобы перед болотным населением не возникали всё более светлые и всё более радостные перспективы. Шла неделя за неделей, месяц за месяцем, и годы в соответствии с законами гастрономии сменяли друг друга. И ожидаемая радость постоянно возрастала, обретая всё более ослепительные черты».
А ведь и в России так и было, так и есть. Сколько предвыборного шума раздаётся о том, что благодаря Путину достигнута стабильность, страна поднимается с колен. А кто её ставил на колени? Мы уже слышали много раз, что Горбачёв дал нам свободу, Ельцин спас от гражданской войны, Гайдар – от голода. На самом деле всё наоборот. Горбачёв дал свободу общественной смуте, Ельцин – спас от Советской власти с помощью массовых убийств защитников Конституции (по разным данным, от 1500 до 6 тысяч человек) и разгрома Дома Советов из танковых пушек, а Гайдар и его команда положили конец благополучному существованию большинства народа, до нитки ограбили его и ввергли в голодное и полуголодное существование.
Байка о спасении России после «лихих 90-х» – такой же лживый пропагандистский миф. Просто Россия достигла дна, двигаться дальше было некуда, кроме как немного вверх, и кажущейся стабильности режим способствовал, в основном спасая свою шкуру – дальше бы просто подняли на вилы. Но и на том спасибо.
Не соответствует истине и то, что Путин якобы унял олигархов. Приводят в пример посадку Ходорковского. А ведь это – заурядная конкурентная борьба с использованием, мягко говоря, административного ресурса. На самом деле олигархов (например, долларовых миллиардеров) стало намного больше, следовательно, ограбление России усилилось. Попробуйте представить, что Путин начнёт лютовать – требовать вернуть народу «прихватизированное» Абрамовичем, Потаниным, Ваксельбергом или хотя демократически выдвинувшимся на выборах кандидатом в президенты Прохоровым. Нет. В «лучшем» случае он мягко попросил в собрании с таковыми загладить грех приватизации мелкими разовыми «благотворительными» подачками. Митинги после выборов 4 декабря его малость напугали, а так – кинули народу каждый по куску, и забудут, авось, об ограблении и даже благодарны будут. Есть «налог на роскошь»!
Не во всём виноват Путин. В наше время никак не следует преувеличивать роль личности:
Наверху – сплошь посредственные, серые людишки с раздутым «имиджем».
Сейчас распространяется версия об безальтернативности избрания Путина на должность президента. Иначе, мол, беда – «оранжевая революция» грозит. Фактическую основу для такой угрозы создали «оргкомитеты» либералов на послевыборных митингах, где они, так сказать, прибрали руководство к рукам. Но ведь вся эта либеральная кодла давно себя скомпрометировала. Они большей частью и участвовали в реально осуществлённой в России «оранжевой революции» – контрреволюции 1991 – 1993 годов. Опыт её до сих пор плохо осмыслен, а там были все признаки «оранжевой революции»: ведущее действие мировой финансовой олигархии через созданные ею «пятые колонны» (в России и других бывших союзных республиках СССР), тысячи иностранных советников и консультантов, а главное – через массированную информационно-психологическую войну против советского народа, подкреплённую вполне ощутимо, материально искусственно созданным дефицитом и дружественной гуманитарной помощью империалистов, которые, оказывается не лютые враги русской цивилизации (ставшей советской), а самые добрые закадычные друзья. Всё зависело от того, удастся ли замутить общественное сознание. Удалось. С помощью предателей во главе с Яковлевым. Ну, а дальше всё было, как в песне из сказки о Буратино: «На дурака не нужен нож, ему с три короба наврёшь – и делай с ним что хошь».
Однако опыт «оранжевой революции» наш народ пережил, кое-что усвоил. Поэтому столь многочисленны (а не только потому, что свозили колоннами автобусов и деньги давали) были столь многолюдны митинги в поддержку Путина. И многие уверовали, что в Путине – спасение России. Так что, скорее всего, в 1-м туре его изберут, да и Чуров поможет, да и опоросившаяся «Единая Россия» сыграет свою последнюю роль.
А я всё-таки буду голосовать за Зюганова!
Он ещё не был на вершине власти, не опозорил себя несбыточными обещаниями. Да и обещания его лучше: жизненнее, ближе к интересам народа, к назревшим проблемам действительно развития российского общества, не отдающие той путинско-кудринско-прохоровской «стабильностью», которая на деле есть стагнация, есть движение по тем рельсам, которые ведут в пропасть, в подчинение мировому финансовому капиталу.
Дадим Зюганову шанс! Избиратели! Ставьте «галочку» возле его фамилии.
Владимир Марков.