Митрофан лагидзе – вкусовые качества, калорийность, состав напитка и история известного грузинского бренда

Содержание

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 марта 2019; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 марта 2019; проверки требуют 2 правки. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ვარლამის ძე ლაღიძე; 1869, село Чолеви, Кутаисская губерния — 1960, Грузинская ССР, СССР) — грузинский предприниматель, создатель безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Митрофан Лагидзе родился 22 июня 1869 года в имеретинском селе Чолеви (ныне в Цхалтубском муниципалитете). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал новую рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.

[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома на улице Грибоедова. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.

[3]

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени

[2].

Митрофан Лагидзе умер 2 января 1960 года. Похоронен в пантеоне Сабуртало.

  • Во дворе завода в Тбилиси поставлен памятник Лагидзе, его именем названа улица того же города.
  • Евгений Евтушенко посвятил изобретателю стихотворение «Воды Лагидзе» («Что вкус для мира, слишком занятого? Но важно, от безвкусицы устав, То ощущенье чуда золотого, Шипевшего когда-то на устах»).
  • Фазиль Искандер в повести «Кутеж трех князей в зеленом дворике» приводит диалог одного из героев с Митрофаном Лагидзе, где тот объясняет успех своих вод талантом и любовью к своему делу.
  • По мнению Г. Н. Леонидзе, кизиловым напитком Лагидзе навеян поэтический образ в стихотворении С. А. Есенина: «Прости, Кавказ, что я о них Тебе промолвил ненароком, Ты научи мой русский стих Кизиловым струиться соком»
    [5]
    .
⚙️   Генеалогия и некрополистика

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ვარლამის ძე ლაღიძე; 1869, село Чолеви, Кутаисская губерния — 1960) — предприниматель, изобретатель, создатель всемирно известных безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился 22 июня 1869 года в селе Чолеви (на настоящее время в Цхалтубском муниципалитете, Имеретия). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал уникальную рецептуру фруктовых вод

[1] на основе натуральных продуктов.

Первоначальная технология производства «Вод Лагидзе» была проста: использовались натуральные фруктовые сиропы и разбавлялись «Боржоми» [источник не указан 15 дней]. В дальнейшем стала использоваться вода, газированная углекислотой.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.

[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома на улице Грибоедова. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3]

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой

[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина

[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени[2].

Митрофан Лагидзе умер 2 января 1960 года. Похоронен в Пантеоне Сабуртало. Во дворе завода в Тбилиси ему поставлен памятник, его именем названа улица в Тбилиси.

26 июля 2004 года товарный знак «MITROFAN LAGIDZE 1887» зарегистрирован в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности за ЗАО «Лагидзе». Единственным легальным производителем вод Лагидзе на территории России является Тихвинский лимонадный завод

[5].

Воды Лагидзе в культуре

«Воды Лагидзе» (отрывок)

Что вкус для мира, слишком занятого.
Но важно, от безвкусицы устав,
То ощущенье чуда золотого,
Шипевшего когда-то на устах.

Е. Евтушенко

— …ты должен открыть…
— Тайну воды Логидзе? — насмешливо спросил старик и, взяв папиросу со стула, стоявшего в изголовье, чиркнул спичкой и закурил. — Так запомните: нет никакой тайны Логидзе.
— Как нет? — удивился дядя Сандро.
— Так нет, — сказал старик, затянувшись и махнув на пистолет дяди Сандро, — убери, а то выстрелишь случайно… Нет никакой тайны Логидзе, есть любовь к делу и знание дела.
— Как так? — спросил дядя Сандро, пряча пистолет в карман.
— Ты знаешь, как готовят вашу мамалыгу? — спросил старик.
— Знаю, — ответил дядя Сандро.

— Каждая хозяйка знает, как готовить мамалыгу? — спросил старик.
— Каждая, — ответил дядя Сандро.
— И никакого секрета в этом нет? — спросил старик.
— Секрета нет, — отвечал дядя Сандро.
— Почему же есть хозяйки, которые готовят мамалыгу так, что пальцы оближешь, а другие неважно готовят? — спросил старик.
— Некоторые умеют лучше готовить, а некоторые не умеют, — ответил дядя Сандро, стараясь не дать сбить себя с толку.
— Но ведь те, кто готовит хуже, знают все, что знают те, что готовят лучше? — продолжал старик. — Или у них есть какая-то тайна?
— Нет, — сказал дядя Сандро, — какая же может быть тайна, все знают, как готовить мамалыгу.
— Так почему же, — спросил старик, — одни готовят её прекрасно, другие похуже, а третьи совсем плохо?
— Не знаю, — сдался наконец дядя Сандро.
— Потому что в мире есть талант и любовь, — сказал старик, — чего ваши начальники никак не поймут. И женщина, в которой соединился талант и любовь, готовит мамалыгу лучше других. Любовь учит её выбирать свежую муку на базаре, хорошо её просеивать, а талант помогает ей правильно понять соотношение огня и того, что варится на огне.
— Так как же быть? — сказал дядя Сандро.
— Вы только уважайте талант, — отвечал старик, — а после меня придут люди, которые будут готовить прохладительные напитки не хуже меня.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком.

Примечания

Ссылки

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ვარლამის ძე ლაღიძე; 1869, село Чолеви, Кутаисская губерния — 1960) — грузинский предприниматель, создатель безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился 22 июня 1869 года в имеретинском селе Чолеви (ныне в Цхалтубском муниципалитете). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал новую рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома на улице Грибоедова. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3]

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени[2].

Митрофан Лагидзе умер 2 января 1960 года. Похоронен в пантеоне Сабуртало.

Память о Лагидзе

  • Во дворе завода в Тбилиси поставлен памятник Лагидзе, его именем названа улица того же города.
  • Евгений Евтушенко посвятил изобретателю стихотворение «Воды Лагидзе» («Что вкус для мира, слишком занятого? Но важно, от безвкусицы устав, То ощущенье чуда золотого, Шипевшего когда-то на устах»).
  • Фазиль Искандер в повести «Кутеж трех князей в зеленом дворике» приводит свой диалог с Митрофаном Лагидзе, где тот объясняет успех своих вод талантом и любовью к своему делу.
  • По мнению Г. Н. Леонидзе, кизиловым напитком Лагидзе навеян поэтический образ в стихотворении С. А. Есенина: «Прости, Кавказ, что я о них Тебе промолвил ненароком, Ты научи мой русский стих Кизиловым струиться соком»[5].

Современные производители

Примечания

Ссылки

   Генеалогия и некрополистика

Лагидзе, Митрофан Варламович — это… Что такое Лагидзе, Митрофан Варламович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (1869 год, село Чолеви, Кутаисской губернии — 1960 год) — предприниматель, изобретатель, создатель всемирно известных безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился в 1869 году в селе Чолеви (на настоящее время в Цхалтубском муниципалитете, Имеретия). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал уникальную рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3]

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна, как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина.[2]

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Митрофан Лагидзе также являлся меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени.[2]

Митрофан Лагидзе умер в 1960 году. Во дворе завода в Тбилиси ему поставлен памятник.

26 июля 2004 года товарный знак «MITROFAN LAGIDZE 1887» зарегистрирован в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности за ЗАО «Лагидзе». Единственным легальным производителем вод Лагидзе на территории России является Тихвинский лимонадный завод[5].

Воды Лагидзе в культуре

«Воды Лагидзе» (отрывок)

Что вкус для мира, слишком занятого.
Но важно от безвкусицы устав,
То ощущение чуда золотого
Шипевшего когда то на устах.

Е. Евтушенко

У старика Лагидзе органы КГБ в 30-е годы хотели вырвать тайну его напитка, который мог готовить только он. Дядя Сандро с пистолетом и в маске пришёл ночью к старику.
— Есть ли тайна воды Лагидзе?
— Нет никакой тайны Лагидзе, — сказал старик.
— Как нет? — удивился дядя Сандро.
— Так нет, — сказал старик. — Нет никакой тайны Лагидзе. Есть любовь к делу и знание дела.
— Как так? — спросил дядя Сандро.
— Ты знаешь, как готовят вашу мамалыгу? — спросил старик.
— Знаю, — ответил дядя Сандро.
— Каждая хозяйка знает, как готовят мамалыгу? — спросил старик.
— Каждая, — ответил дядя Сандро.
— И никакого секрета в этом нет? — спросил старик.
— Секрета нет, — отвечал дядя Сандро. — Какая же может быть тайна, все знают, как готовить мамалыгу.
— Так почему же, — спросил старик, — одни готовят ее прекрасно, другие похуже, а третьи совсем плохо?
— Не знаю, — сдался, наконец, дядя Сандро.
— Потому что в мире есть талант и любовь, — сказал старик, — чего ваши начальники никак не поймут. И женщина, в которой соединились талант и любовь, готовит мамалыгу лучше других. Любовь учит ее выбирать свежую муку на базаре, хорошо ее просеивать, а талант помогает ей правильно понять соотношение огня и того, что варится на огне.
— Так как же быть? — сказал дядя Сандро.
— Вы только уважайте талант, — сказал старик.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком.

Примечания

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ვარლამის ძე ლაღიძე; 1869, село Чолеви, Кутаисская губерния — 1960) — предприниматель, изобретатель, создатель всемирно известных безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился 22 июня 1869 года в селе Чолеви (на настоящее время в Цхалтубском муниципалитете, Имеретия). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал уникальную рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

Первоначальная технология производства «Вод Лагидзе» была проста: использовались натуральные фруктовые сиропы и разбавлялись «Боржоми» [источник не указан 15 дней]. В дальнейшем стала использоваться вода, газированная углекислотой.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома на улице Грибоедова. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3]

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени[2].

Митрофан Лагидзе умер 2 января 1960 года. Похоронен в Пантеоне Сабуртало. Во дворе завода в Тбилиси ему поставлен памятник, его именем названа улица в Тбилиси.

26 июля 2004 года товарный знак «MITROFAN LAGIDZE 1887» зарегистрирован в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности за ЗАО «Лагидзе». Единственным легальным производителем вод Лагидзе на территории России является Тихвинский лимонадный завод[5].

Видео по теме

Воды Лагидзе в культуре

«Воды Лагидзе» (отрывок)

Что вкус для мира, слишком занятого.
Но важно, от безвкусицы устав,
То ощущенье чуда золотого,
Шипевшего когда-то на устах.

Е. Евтушенко

— …ты должен открыть…
— Тайну воды Логидзе? — насмешливо спросил старик и, взяв папиросу со стула, стоявшего в изголовье, чиркнул спичкой и закурил. — Так запомните: нет никакой тайны Логидзе.
— Как нет? — удивился дядя Сандро.
— Так нет, — сказал старик, затянувшись и махнув на пистолет дяди Сандро, — убери, а то выстрелишь случайно… Нет никакой тайны Логидзе, есть любовь к делу и знание дела.
— Как так? — спросил дядя Сандро, пряча пистолет в карман.
— Ты знаешь, как готовят вашу мамалыгу? — спросил старик.
— Знаю, — ответил дядя Сандро.
— Каждая хозяйка знает, как готовить мамалыгу? — спросил старик.
— Каждая, — ответил дядя Сандро.
— И никакого секрета в этом нет? — спросил старик.
— Секрета нет, — отвечал дядя Сандро.
— Почему же есть хозяйки, которые готовят мамалыгу так, что пальцы оближешь, а другие неважно готовят? — спросил старик.
— Некоторые умеют лучше готовить, а некоторые не умеют, — ответил дядя Сандро, стараясь не дать сбить себя с толку.
— Но ведь те, кто готовит хуже, знают все, что знают те, что готовят лучше? — продолжал старик. — Или у них есть какая-то тайна?
— Нет, — сказал дядя Сандро, — какая же может быть тайна, все знают, как готовить мамалыгу.
— Так почему же, — спросил старик, — одни готовят её прекрасно, другие похуже, а третьи совсем плохо?
— Не знаю, — сдался наконец дядя Сандро.
— Потому что в мире есть талант и любовь, — сказал старик, — чего ваши начальники никак не поймут. И женщина, в которой соединился талант и любовь, готовит мамалыгу лучше других. Любовь учит её выбирать свежую муку на базаре, хорошо её просеивать, а талант помогает ей правильно понять соотношение огня и того, что варится на огне.
— Так как же быть? — сказал дядя Сандро.
— Вы только уважайте талант, — отвечал старик, — а после меня придут люди, которые будут готовить прохладительные напитки не хуже меня.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком.

Примечания

Ссылки

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия. Что такое Лагидзе, Митрофан Варламович

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ვარლამის ძე ლაღიძე; 1869, село Чолеви, Кутаисская губерния — 1960) — предприниматель, изобретатель, создатель всемирно известных безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился 22 июня 1869 года в селе Чолеви (на настоящее время в Цхалтубском муниципалитете, Имеретия). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал уникальную рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

Первоначальная технология производства «Вод Лагидзе» была проста: использовались натуральные фруктовые сиропы и разбавлялись «Боржоми» [источник не указан 15 дней]. В дальнейшем стала использоваться вода, газированная углекислотой.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома на улице Грибоедова. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3]

Продажа вод Лагидзе. Тбилиси, 2010

В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени[2].

Митрофан Лагидзе умер 2 января 1960 года. Похоронен в Пантеоне Сабуртало. Во дворе завода в Тбилиси ему поставлен памятник, его именем названа улица в Тбилиси.

26 июля 2004 года товарный знак «MITROFAN LAGIDZE 1887» зарегистрирован в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности за ЗАО «Лагидзе». Единственным легальным производителем вод Лагидзе на территории России является Тихвинский лимонадный завод[5].

Воды Лагидзе в культуре

«Воды Лагидзе» (отрывок)

Что вкус для мира, слишком занятого.
Но важно, от безвкусицы устав,
То ощущенье чуда золотого,
Шипевшего когда-то на устах.

Е. Евтушенко

— …ты должен открыть…
— Тайну воды Логидзе? — насмешливо спросил старик и, взяв папиросу со стула, стоявшего в изголовье, чиркнул спичкой и закурил. — Так запомните: нет никакой тайны Логидзе.
— Как нет? — удивился дядя Сандро.
— Так нет, — сказал старик, затянувшись и махнув на пистолет дяди Сандро, — убери, а то выстрелишь случайно… Нет никакой тайны Логидзе, есть любовь к делу и знание дела.
— Как так? — спросил дядя Сандро, пряча пистолет в карман.
— Ты знаешь, как готовят вашу мамалыгу? — спросил старик.
— Знаю, — ответил дядя Сандро.
— Каждая хозяйка знает, как готовить мамалыгу? — спросил старик.
— Каждая, — ответил дядя Сандро.
— И никакого секрета в этом нет? — спросил старик.
— Секрета нет, — отвечал дядя Сандро.
— Почему же есть хозяйки, которые готовят мамалыгу так, что пальцы оближешь, а другие неважно готовят? — спросил старик.
— Некоторые умеют лучше готовить, а некоторые не умеют, — ответил дядя Сандро, стараясь не дать сбить себя с толку.
— Но ведь те, кто готовит хуже, знают все, что знают те, что готовят лучше? — продолжал старик. — Или у них есть какая-то тайна?
— Нет, — сказал дядя Сандро, — какая же может быть тайна, все знают, как готовить мамалыгу.
— Так почему же, — спросил старик, — одни готовят её прекрасно, другие похуже, а третьи совсем плохо?
— Не знаю, — сдался наконец дядя Сандро.
— Потому что в мире есть талант и любовь, — сказал старик, — чего ваши начальники никак не поймут. И женщина, в которой соединился талант и любовь, готовит мамалыгу лучше других. Любовь учит её выбирать свежую муку на базаре, хорошо её просеивать, а талант помогает ей правильно понять соотношение огня и того, что варится на огне.
— Так как же быть? — сказал дядя Сандро.
— Вы только уважайте талант, — отвечал старик, — а после меня придут люди, которые будут готовить прохладительные напитки не хуже меня.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком.

Примечания

Ссылки

Лагидзе, Митрофан Варламович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лагидзе.

Митрофан Варламович Лагидзе (груз. მიტროფანე ლაღიძე; 1869 год, село Чолеви, Кутаисской губернии — 1960 год) — предприниматель, изобретатель, создатель всемирно известных безалкогольных прохладительных напитков «Воды Лагидзе»

Биография

Митрофан Лагидзе родился в 1869 году в селе Чолеви (на настоящее время в Цхалтубском муниципалитете, Имеретия). В 1880-х поступил учеником аптекаря в аптеку Кокочашвили и Иваницкого в Кутаиси. Приготавливая прохладительные напитки из эссенций, поступающих из-за рубежа, начал экспериментировать с естественным сырьём из трав и фруктов и в 1887 году создал уникальную рецептуру фруктовых вод[1] на основе натуральных продуктов.

В 1900 году открыл в Кутаиси небольшой завод по производству прохладительных напитков. В 1906 году, при посредстве Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели открыл производство прохладительных напитков в Тбилиси и на проспекте Руставели открывает магазин «Воды Лагидзе». Продукция завода быстро завоевала популярность, и была удостоена высших наград на выставках и оптовых ярмарках в Петербурге, Москве и Вене в 1913—1914 годах.[2] Митрофан Лагидзе становится поставщиком российского императорского двора, а затем иранского шаха.

В 1921 году завод гибнет в пожаре, и в течение некоторого времени Митрофан Лагидзе варит сиропы и разливает воды в подвале собственного дома. В 1927 году уже советскими властями в Тбилиси строится новый завод, директором которого был назначен Митрофан Лагидзе. Завод работает по сей день, директором завода является внук изобретателя Торнике Лагидзе. По своему времени завод был хорошо оборудован, использовал передовые технологии, в 1934 году на нём впервые в Грузии было освоено производство углекислого газа.[3] В советское время воды Лагидзе пользовались большой популярностью, в том числе среди элиты. Так, имеются сведения о том, что во время Ялтинской конференции на столе стояли воды Лагидзе, а Франклин Рузвельт увез 2000 бутылок с собой[4]. Сам Сталин предпочитал лимонад, то есть в узком смысле, прохладительный лимонный напиток. На заводе «Воды Лагидзе» в советское время функционировал отдельный цех по приготовлению лимонадов для высшего руководства страны: напитки поставлялись в Москву по понедельникам. Сохранились сведения о предпочтениях: Н. С. Хрущёв предпочитал грушевый и апельсиновый напитки, Л. И. Брежнев — грушевый и тархуновый, М. И. Калинин — апельсиновый, А. И. Микоян — грушевый и лимонный. В 1952 году партия различных напитков (грушевого, кизилового, лимонного, крем-соды, и таких экзотических как сливочный и шоколадный) была выслана в адрес Гарри Трумэна как ответ на подарок Трумэна в виде тысячи бутылок Кока-Колы.

Сам Митрофан Лагидзе встречался и со Сталиным, и с Берией. Последний заподозрил Лагидзе в использовании тайных технологий, и мастер впоследствии был вынужден приготовить напиток на глазах у Сталина[2].

В 1952 году Лагидзе был назначен главным консультантом «Главфруктвода» в Министерстве пищевой промышленности СССР. В сборнике рецептур безалкогольных напитков, изданном Минпищепромом СССР, 90 % рецептур принадлежат Митрофану Лагидзе.

Митрофан Лагидзе также был меценатом. Так, при его участии была построена первая в Западной Грузии электростанция, а в типографии, основанной промышленником, печатались первые книги многих грузинских поэтов и прозаиков того времени[2].

Митрофан Лагидзе умер в 1960 году. Во дворе завода в Тбилиси ему поставлен памятник.

26 июля 2004 года товарный знак «MITROFAN LAGIDZE 1887» зарегистрирован в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности за ЗАО «Лагидзе». Единственным легальным производителем вод Лагидзе на территории России является Тихвинский лимонадный завод[5].

Воды Лагидзе в культуре

«Воды Лагидзе» (отрывок)

Что вкус для мира, слишком занятого.
Но важно, от безвкусицы устав,
То ощущенье чуда золотого,
Шипевшего когда-то на устах.

Е. Евтушенко

У старика Лагидзе (в книге фамилия пишется через «О») органы КГБ в 30-е годы хотели вырвать тайну его напитка, который мог готовить только он. Попытки потерпели неудачу, но позже Нестор Лакоба решил попробовать сам, чтобы предотвратить потерю тайны в случае смерти старика. Дядя Сандро с пистолетом и в маске пришёл ночью к старику.

— …ты должен открыть…
— Тайну воды Логидзе? — насмешливо спросил старик и, взяв папиросу со стула, стоявшего в изголовье, чиркнул спичкой и закурил. — Так запомните: нет никакой тайны Логидзе.
— Как нет? — удивился дядя Сандро.
— Так нет, — сказал старик, затянувшись и махнув на пистолет дяди Сандро, — убери, а то выстрелишь случайно… Нет никакой тайны Логидзе, есть любовь к делу и знание дела.
— Как так? — спросил дядя Сандро, пряча пистолет в карман.
— Ты знаешь, как готовят вашу мамалыгу? — спросил старик.
— Знаю, — ответил дядя Сандро.
— Каждая хозяйка знает, как готовить мамалыгу? — спросил старик.
— Каждая, — ответил дядя Сандро.
— И никакого секрета в этом нет? — спросил старик.
— Секрета нет, — отвечал дядя Сандро.
— Почему же есть хозяйки, которые готовят мамалыгу так, что пальцы оближешь, а другие неважно готовят? — спросил старик.
— Некоторые умеют лучше готовить, а некоторые не умеют, — ответил дядя Сандро, стараясь не дать сбить себя с толку.
— Но ведь те, кто готовит хуже, знают все, что знают те, что готовят лучше? — продолжал старик. — Или у них есть какая-то тайна?
— Нет, — сказал дядя Сандро, — какая же может быть тайна, все знают, как готовить мамалыгу.
— Так почему же, — спросил старик, — одни готовят её прекрасно, другие похуже, а третьи совсем плохо?
— Не знаю, — сдался наконец дядя Сандро.
— Потому что в мире есть талант и любовь, — сказал старик, — чего ваши начальники никак не поймут. И женщина, в которой соединился талант и любовь, готовит мамалыгу лучше других. Любовь учит её выбирать свежую муку на базаре, хорошо её просеивать, а талант помогает ей правильно понять соотношение огня и того, что варится на огне.
— Так как же быть? — сказал дядя Сандро.
— Вы только уважайте талант, — отвечал старик, — а после меня придут люди, которые будут готовить прохладительные напитки не хуже меня.
В конце концов Лагидзе все таки дает Сандро рецепт, но эксперты не находят в нем никаких отличий от рецептов обычных напитков.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком.

Напишите отзыв о статье «Лагидзе, Митрофан Варламович»

Примечания

  1. [gazeta.aif.ru/online/tbilisi/354/14_04 Аргументы и факты — Воды Лагидзе из Рудни — «АиФ Тбилиси», № 26 (354) от 24.06.2009]
  2. 1 2 3 [www.delod.odessa.net/article/schedryy-dar-mitrofana-1307621470/ Щедрый дар Митрофана]
  3. [lagidze.ru/brend-lagidze/mitrofan-lagidze Митрофан Лагидзе]
  4. [lagidze.ru/brend-lagidze/qvody-lagidzeq-i-silnye-mira-sego «Воды Лагидзе» и сильные мира сего]
  5. [www.vechernitbilisi.net/item.asp?id=1419 Газета «Вечерний Тбилиси»]
  6. [esenin.ru/about-esenin/memories/1211-article.html Леонидзе Г. Н. Я вижу этого человека (Воспоминания о Есенине), 1965 год]

Отрывок, характеризующий Лагидзе, Митрофан Варламович

Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.
Толпа за полицеймейстером с шумным говором направилась на Лубянку.
– Что ж, господа да купцы повыехали, а мы за то и пропадаем? Что ж, мы собаки, что ль! – слышалось чаще в толпе.

Вечером 1 го сентября, после своего свидания с Кутузовым, граф Растопчин, огорченный и оскорбленный тем, что его не пригласили на военный совет, что Кутузов не обращал никакого внимания на его предложение принять участие в защите столицы, и удивленный новым открывшимся ему в лагере взглядом, при котором вопрос о спокойствии столицы и о патриотическом ее настроении оказывался не только второстепенным, но совершенно ненужным и ничтожным, – огорченный, оскорбленный и удивленный всем этим, граф Растопчин вернулся в Москву. Поужинав, граф, не раздеваясь, прилег на канапе и в первом часу был разбужен курьером, который привез ему письмо от Кутузова. В письме говорилось, что так как войска отступают на Рязанскую дорогу за Москву, то не угодно ли графу выслать полицейских чиновников, для проведения войск через город. Известие это не было новостью для Растопчина. Не только со вчерашнего свиданья с Кутузовым на Поклонной горе, но и с самого Бородинского сражения, когда все приезжавшие в Москву генералы в один голос говорили, что нельзя дать еще сражения, и когда с разрешения графа каждую ночь уже вывозили казенное имущество и жители до половины повыехали, – граф Растопчин знал, что Москва будет оставлена; но тем не менее известие это, сообщенное в форме простой записки с приказанием от Кутузова и полученное ночью, во время первого сна, удивило и раздражило графа.
Впоследствии, объясняя свою деятельность за это время, граф Растопчин в своих записках несколько раз писал, что у него тогда было две важные цели: De maintenir la tranquillite a Moscou et d’en faire partir les habitants. [Сохранить спокойствие в Москве и выпроводить из нее жителей.] Если допустить эту двоякую цель, всякое действие Растопчина оказывается безукоризненным. Для чего не вывезена московская святыня, оружие, патроны, порох, запасы хлеба, для чего тысячи жителей обмануты тем, что Москву не сдадут, и разорены? – Для того, чтобы соблюсти спокойствие в столице, отвечает объяснение графа Растопчина. Для чего вывозились кипы ненужных бумаг из присутственных мест и шар Леппиха и другие предметы? – Для того, чтобы оставить город пустым, отвечает объяснение графа Растопчина. Стоит только допустить, что что нибудь угрожало народному спокойствию, и всякое действие становится оправданным.
Все ужасы террора основывались только на заботе о народном спокойствии.
На чем же основывался страх графа Растопчина о народном спокойствии в Москве в 1812 году? Какая причина была предполагать в городе склонность к возмущению? Жители уезжали, войска, отступая, наполняли Москву. Почему должен был вследствие этого бунтовать народ?
Не только в Москве, но во всей России при вступлении неприятеля не произошло ничего похожего на возмущение. 1 го, 2 го сентября более десяти тысяч людей оставалось в Москве, и, кроме толпы, собравшейся на дворе главнокомандующего и привлеченной им самим, – ничего не было. Очевидно, что еще менее надо было ожидать волнения в народе, ежели бы после Бородинского сражения, когда оставление Москвы стало очевидно, или, по крайней мере, вероятно, – ежели бы тогда вместо того, чтобы волновать народ раздачей оружия и афишами, Растопчин принял меры к вывозу всей святыни, пороху, зарядов и денег и прямо объявил бы народу, что город оставляется.
Растопчин, пылкий, сангвинический человек, всегда вращавшийся в высших кругах администрации, хотя в с патриотическим чувством, не имел ни малейшего понятия о том народе, которым он думал управлять. С самого начала вступления неприятеля в Смоленск Растопчин в воображении своем составил для себя роль руководителя народного чувства – сердца России. Ему не только казалось (как это кажется каждому администратору), что он управлял внешними действиями жителей Москвы, но ему казалось, что он руководил их настроением посредством своих воззваний и афиш, писанных тем ёрническим языком, который в своей среде презирает народ и которого он не понимает, когда слышит его сверху. Красивая роль руководителя народного чувства так понравилась Растопчину, он так сжился с нею, что необходимость выйти из этой роли, необходимость оставления Москвы без всякого героического эффекта застала его врасплох, и он вдруг потерял из под ног почву, на которой стоял, в решительно не знал, что ему делать. Он хотя и знал, но не верил всею душою до последней минуты в оставление Москвы и ничего не делал с этой целью. Жители выезжали против его желания. Ежели вывозили присутственные места, то только по требованию чиновников, с которыми неохотно соглашался граф. Сам же он был занят только тою ролью, которую он для себя сделал. Как это часто бывает с людьми, одаренными пылким воображением, он знал уже давно, что Москву оставят, но знал только по рассуждению, но всей душой не верил в это, не перенесся воображением в это новое положение.
Вся деятельность его, старательная и энергическая (насколько она была полезна и отражалась на народ – это другой вопрос), вся деятельность его была направлена только на то, чтобы возбудить в жителях то чувство, которое он сам испытывал, – патриотическую ненависть к французам и уверенность в себе.
Но когда событие принимало свои настоящие, исторические размеры, когда оказалось недостаточным только словами выражать свою ненависть к французам, когда нельзя было даже сражением выразить эту ненависть, когда уверенность в себе оказалась бесполезною по отношению к одному вопросу Москвы, когда все население, как один человек, бросая свои имущества, потекло вон из Москвы, показывая этим отрицательным действием всю силу своего народного чувства, – тогда роль, выбранная Растопчиным, оказалась вдруг бессмысленной. Он почувствовал себя вдруг одиноким, слабым и смешным, без почвы под ногами.
Получив, пробужденный от сна, холодную и повелительную записку от Кутузова, Растопчин почувствовал себя тем более раздраженным, чем более он чувствовал себя виновным. В Москве оставалось все то, что именно было поручено ему, все то казенное, что ему должно было вывезти. Вывезти все не было возможности.
«Кто же виноват в этом, кто допустил до этого? – думал он. – Разумеется, не я. У меня все было готово, я держал Москву вот как! И вот до чего они довели дело! Мерзавцы, изменники!» – думал он, не определяя хорошенько того, кто были эти мерзавцы и изменники, но чувствуя необходимость ненавидеть этих кого то изменников, которые были виноваты в том фальшивом и смешном положении, в котором он находился.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о